Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Анонсы Статьи О центре О фонде
 

Права человека

11 апреля 2008 | Версия для печати
| Еще
Введение

Более 1,2 миллиона тибетцев погибли в результате китайского вторжения и оккупации. Сегодня трудно найти тибетскую семью, в которой не числился бы посаженным или убитым хотя бы один человек. Согласно Жигме Нгабо, "в ходе репрессий 1959 и 1969 гг. почти каждая тибетская семья пострадала тем или иным образом". Эти факты говорят много о "демократической реформе", которая, как утверждает Китай, была осуществлена для преобразования "темного, феодального, эксплуататорского общества" Тибета.

Независимый Тибет, конечно, не был примером совершенного общества. Но он никоим образом не был таким тираническим государством, каким является сейчас, когда там правят китайцы. Самые большие тюрьмы, которые были расположены в Лхасе, вмещали во все времена не более тридцати заключенных каждая. Но после китайского вторжения весь Тибет покрылся тюрьмами и трудовыми лагерями. Есть даже сообщения, что китайцы устраивали массовые уничтожения заключенных, чтобы держать их число в допустимых пределах.
Однако Китай продолжает утверждать, что со времени своего "освобождения" тибетский народ пользуется большой степенью свободы. Давайте обратимся к фактам.


1949-1979: убийства и разрушения


Согласно китайским данным, в период с 7 по 25 октября 1950 года НОАК "уничтожила" более чем 5700 тибетских "солдат" и заключила в тюрьмы в различных областях Восточного Тибета две тысячи человек [А Survey of Tibet Autonomous Region. Tibet People's Publishing House.1984]
Cуществуют документальные свидетельства об избиениях, пытках, убийствах, бомбардировках монастырей и уничтожении целых лагерей беженцев. Большая часть этих сообщений подтверждена также документами, содержащимися в докладе Международной комисии юристов 1960 года.

Согласно секретным китайским военным документам, за период с 1952 по 1958 год китайская армия подавила в Канлхо, область Амдо, 996 восстаний, убив при этом десять тысяч тибетцев [Work Report of the 11th PLA Division. 1952-1958]. В это время население другого района Амдо, Голока, сократилось из-за репрессий со 130 тысяч человек в 1956 году до 60 тысяч человек в 1963 году [China Spring.1986.June.] Относительно событий в Амдо Панчен-лама сказал: "Если бы кто-нибудь снял фильм о жестокостях китайцев в провинции Цинхай, то это был бы фильм ужасов. В районе Голок было убито очень много людей, а их тела были сброшены с горы в ущелье. Родственникам погибших солдаты сказали, что они должны праздновать, что бунтовщики уничтожены. Их даже принуждали танцевать на мертвых телах. Вскоре после этого они также были расстреляны из пулеметов [Speech by the Panchen Lama at a Meeting of the Sub-Committee of the National People's Congress in Peking on Situation in Tibet. 1987.March 28].

При этом Панчен-лама подчеркнул: "В Амдо и Кхаме народ был подвергнут невыразимым жестокостям. Расстреливали по двадцать-тридцать человек... Такие акции глубоко ранили сердца людей".

В результате карательных действий, последовавших после народного восстания в Лхасе 10 марта 1959 года, было убито за три дня от десяти до пятнадцати тысяч тибетцев. Согласно секретному докладу 1960 года Политического управления НОАК тибетского военного района, в период с марта 1959 по октябрь 1960 года только в Центральном Тибете было убито 87 тысяч человек [Xizang Xingshi he Renwu Jiaoyu de Jiben Jiaocai.1960]. А согласно информации, собранной тибетским правительством в эмиграции, за период с 1949 по 1979 год население Тибета уменьшилось более чем на 1,2 миллиона человек.


Смерть в тюрьмах и работа в концентрационных лагерях

Цифры, основанные на свидетельствах оставшихся в живых узников тюрем и лагерей, показывают, что около 70% всех заключенных погибли. Например, в местечке Джанг Цалакха, находящемся в районе пустынных северных тибетских равнин, в пяти лагерях содержалось более десяти тысяч узников, которых заставляли добывать и транспортировать буру. Как рассказывают бывшие заключенные этих лагерей, каждый день от голода, побоев и переутомления умирали от десяти до тридцати человек, а в течение года погибли более восьми тысяч узников. Или другой пример. На строительстве Нгаченской гидроэлектростанции около Лхасы, которая якобы, как ложно заявляют китайцы, была построена силами НОАК, по крайней мере, каждый день по три или четыре трупа узников сжигали или сбрасывали в реку невдалеке от стройки. По свидетельству бывшей узницы, уроженки Ньяронга, что в Кхаме, г-жи Адхи Тапе, в районе Дарцедо (Восточный Тибет) в период с 1960 по 1962 год умерло 12019 заключенных, работавших на свинцовых рудниках.


Права человка в Тибете в настоящее время.

Смерть Мао Цзэ-дуна в сентябре 1976 года привела к изменениям в китайской политике. Показателями этих изменений были либерализация и провозглашение экономики "открытых дверей", а также более лояльное отношение к узникам совести.

Но либерализация и открытость экономики так, как они проводились, не изменили китайской позиции в отношении Тибета и его политического статуса. В мае 1982 года 115 тибетских политических активистов были арестованы и объявлены "преступниками" и "дельцами черного рынка". Затем последовали еще большие аресты и публичные казни. К концу ноября 1983 года в одной только Лхасе были посажены в тюрьму 750 тибетских политических активистов.

27 сентября 1987 года более двухсот тибетцев провели демонстрации в Лхасе. В ходе подавления последующих демонстраций, включая демонстрации 1 октября 1987 и 5 марта 1988, китайская полиция открывала огонь по демонстрантам, убив и тяжело ранив многих прямо на месте демонстрации и арестовав, по крайней мере, 2500 человек.

В июле 1988 года шеф китайских органов безопасности Сяо Ши во время своей поездки по "ТАРу" потребовал "безжалостного подавления" всех форм протеста против китайского правления в Тибете [UPI.1988.July 20].

Полиция отреагировала сразу. 10 декабря 1988 года была разогнана демонстрация, проходившая у Джокханга, самого священного храма в Лхасе. Это засвидетельствовала датская туристка Криста Мейндерсма (ей было тогда 26 лет), которая вспоминала: "...без всякого предупреждения полиция открыла огонь, стреляя без разбора в толпу. Люди не поняли, что происходит, кто на них напал... Когда я повернулась, чтобы бежать, меня ранило в плечо". Один западный журналист, который оказался там, свидетельствовал, что по крайней мере, один из офицеров отдал приказ солдатам: "Убивайте тибетцев!". Результатом этой акции было не менее 15 убитых, 150 тяжело раненных и много арестованных.

Но выступления тибетцев продолжались. В течение трех дней, после 5 марта 1989 года, в Лхасе произошли новые беспорядки, когда демонстранты с тибетским национальным флагом требовали предоставления независимости своей стране. Полиция применила для разгона демонстрантов автоматы и даже стреляла по домам тибетцев. Количество жертв составило от 80 до 400 человек, хотя официально китайцы говорили об 11 жертвах. По мнению Тан Да-синя, китайского журналиста, находившегося в это время в Лхасе, тогда было убито несколько сот человек, несколько тысяч получили ранения и три тысячи были арестованы [Events in Lhasa March 2nd-10th 1989, Tang Daxian, London: TIN, 1990.June 15]. С 7 марта 1989 года в Лхасе было официально введено военное положение.

Спустя год, 1 мая 1990 года, Китай объявил об отмене военного положения. Однако прибывшая в Китай из Австралии первая делегация по правам человека, которой разрешили посетить Тибет, пришла к такому выводу: "Хотя закон об отмене военного положения был принят 1 мая 1990 года, он, фактически, не выполняется". В своем отчете 1991 года "Эмнисти Интернешнл" подтвердила это, отметив, что "полиция и секретные службы сохраняют за собой широкие права на незаконный арест и содержание под стражей без судебного разбирательства".

В преддверии празднования 40-й годовщины аннексии Тибета, 10 апреля 1991, года были арестованы 146 "преступников", после чего было объявлено о еще больших арестах на массовых митингах протеста. В день юбилея в Лхасе был объявлен комендантский час.

В феврале 1992 года были произведены ничем не мотивированные облавы, когда группы китайского персонала по десять человек вламывались в дома тибетцев и арестовывали каждого человека, у которого находили что-нибудь, вызывавшее подозрение, включая фотографии Далай-ламы, аудио-записи и книги, содержащие Его речи и учения. Тогда было арестовано более 200 человек.

Несмотря на все репрессии, демонстрации в Тибете проходили постоянно с 1987 года. Согласно достоверным источникам, в период с 27 сентября 1987 года по конец 1992 года по всему Тибету прошло более чем 150 демонстраций разного масштаба.

"Эмнисти Интернешнл беспокоят следующие нарушения прав человека в Тибете: заключение в тюрьмы после несправедливого суда узников совести и других политических противников режима, пытки и жестокое обращение, применение смертной казни и исполнение приговоров без суда. Положения Конституции и другие законы ограничивают осуществление в Тибете основных демократических свобод и не обеспечивают защиты прав человека, как этого требует международное право" [People's Republic of China: Amnesty International's Concerns in Tibet// AI, London, 1992 January; ASA 17/02/92, summary page].

Все проявления недовольства (демонстрации и политическое неприятие) китайским правлением, в мирной форме или иначе, рассматриваются властями как "незаконная сепаратистская деятельность", и те, кто руководил или участвовал в ней, были сурово наказаны с помощью грубой силы. Сегодня "безжалостные репрессии" в Тибете осуществляются в порядке вещей [Merciless Repression: Human Rights in Tibet// Asia Watch, Washington].
Нарушение прав человека происходит в Тибете везде и во всем. Имеющиеся свидетельства подтверждают, что Китай безнаказанно насилует все нормы цивилизации, принятые в таких документах международного права, как "Конвенция ООН против применения пыток и жестокости, бесчеловечного или унижающего обращения или наказания", а также "Всеобщая декларация прав человека", которые он обязался соблюдать, подписав ратификационные акты.


Незаконные аресты, заключения в тюрьмы, бесследное исчезновение и казни без суда


Свидетельства о незаконных арестах, заключениях в тюрьмы, которые часто приводили к исчезновению узников, казнях без суда приведены в докладе "Эмнисти Интернешнл" 1990 года, где подчеркивалось, что "более 1000 человек, включая узников совести, были арестованы после того, как в Лхасе, в марте месяце, было введено военное положение", и что "некоторые из них были казнены без какого-либо разбирательства". Так же там говорится о том, что "свидетельства о постоянных нарушениях прав человека в Тибете, включая сообщения о множестве незаконных арестов, длительных заключениях в тюрьму без суда и следствия и пытках, продолжали появляться и в 1989 году".

Сейчас, когда китайцы управляют Тибетом, полностью игнорируется право арестованных быть проинформированными об основаниях своего ареста, а также их право на законное возмещение ущерба. Ордера на аресты редко выдаются или предъявляются.

Кажется, что основания для ареста и заключения могут быть найдены в любых действиях. Тибетцы могут быть арестованы за разговоры с иностранцами, патриотические песни, вывешивание на стенах плакатов, владение автобиографией Далай-ламы, видео и аудио кассетами с записями материалов, относящихся к Его Святейшеству, составление списков пострадавших во время разгонов китайцами демонстраций, ношение тибетского национального костюма и совет знакомым одеть такой наряд в день китайского национального праздника.

Заключение в тюрьму - обычное дело. Часто это делается без уведомления родственников арестованных лиц. [China and Human Rights in Tibet/ LAWASIA and TIN. London.1991 March.P.33].

Арестованному объявляется, что он является таковым только через несколько дней или месяцев, или даже лет. В начальный период заключения не возникает вопроса о необходимости извещения родственников арестованного, поскольку формально он и не арестован.


Пытки

Подписание Китаем 12 декабря 1986 года "Конвенции против применения пыток", которая, как предполагалось, вступила в силу в конце 1988 года, ничего не изменило на практике.

Методы и инструменты пыток и жестокости были описаны бывшими заключенными, испытавшими их на себе. К ним относятся: избиение электрическими дубинками, ногами, кулаками, прикладами и даже железными прутьями. В тюрьмах с целью получения признания вины применялись жестокие и унизительные пытки, такие как натравливание сторожевых собак на заключенных, использование электрических дубинок в унижающих, особенно женщин, издевательствах, прижигание сигаретами, электрошок и т.п. Один недавно сбежавший из Восточного Тибета сотрудник китайской службы безопасности рассказал о тридцати трех способах пыток заключенных. К тому же постоянно изобретаются новые методы пыток, о чем можно узнать, по крайней мере, в одном из партийных документов, распространенном в Тибете для служебного пользования ["To Control Others, First Control Yourself"// H'o Phan in TAR Internal Party Study Document, in Tibetan, issue № 2, September 1989. P.21 ff.]


Игнорирование процессуальных норм


В китайском законодательстве отсутствует важнейшее положение, гарантирующее соблюдение прав человека, а именно: презумпция невиновности.

Наказания, присуждаемые политическим заключенным, часто несоизмеримы с приписываемыми им преступлениями.Заключенные часто задерживаются надолго без предъявления обвинения и редко предстают перед судом.
Административное задержание санкционируется полицией или местными властями без участия независимого судебного надзора. Так же, без надзора, полиция имеет право определять длительность административного задержания на период от нескольких дней до нескольких лет. Хотя китайские "Правила административного управления" включают в себя право апелляции, но все сделано так, чтобы им нельзя было воспользоваться.

Отсутствует также право, гарантирующее подсудимому необходимые условия и время подготовки к защите на суде. Нет права открытого суда. Допустимая защита ограничена только возможностью просить смягчения наказания, исключая любые попытки доказательства невиновности подсудимого. Роль судей сведена к объявлению приговоров, уже определенных политическими властями. Поэтому не удивительно, что тибетцы относятся к судьям как к чиновникам, объявляющим приговор.


Свобода передвижения


Вопиющим нарушением статьи 13 ВДПР было введение Китаем ряда правил, ограничивающих свободное передвижение тибетцев по своей собственной стране. Каждый тибетец должен быть зарегистрирован в определенном месте, где только он и имеет право жить и покупать продукты питания. Для перемещения с места на место с определенной целью, даже на короткое время, требуется официальное разрешение. Было много случаев, когда тибетцев заставляли уезжать из Лхасы в их родные деревни. Например, это было осуществлено 23 мая 1990 года, когда Китай готовился отмечать 40-ю годовщину захвата Тибета, а также - после подавления демонстраций 5-7 марта 1989 года, когда 40 тысяч тибетцев были отправлены в их деревни. В августе 1992 года китайские власти выгнали около шести тысяч тибетцев - бездомных и паломников, - которые скопились за восточной больницей Лхасы. На этом месте сейчас находятся китайские офисы и магазины.


Международное внимание к нарушениям прав человека


Заверения Китая в том, что НОАК пришла "освободить" Тибет, противоречат содержанию отчета по Тибету Международной комиссии юристов 1960 года. В нем говорится, что Китай виновен в систематическом нарушении прав человека в Тибете, включая акты геноцида [cм. ICJ Report.1960]. Три резолюции ООН, 1959, 1961, 1965 гг., призывающие Китай уважать законные права тибетцев, включая право на самоопределение, подтверждают эти выводы Комиссии.


Поддержка парламентов и правительств


Недавно многие страны в решениях своих парламентов по Тибету призвали китайское правительство уважать права тибетского народа. Это сделали Европарламент (14 октября 1987 г., 15 марта 1989 г., и 25-26 апреля 1990 г.), Западная Германия (15 октября 1987 г.), Италия (12 апреля 1989 г.), Австралия (6 декабря 1990 г., 6 июня 1991 г.) и т.д. Сенат и конгресс США приняли более десяти совместных резолюций, призывающих Китай уважать политические и гражданские права тибетского народа. 28 октября 1991 г.президент США Дж.Буш сделал законом резолюцию конгресса, объявившую Тибет, "согласно признанным принципам международного права, оккупированной страной, подлинными представителями которой являются Далай-лама и Тибетское правительство, признанные тибетским народом". Одновременно многие правительства выразили свою озабоченность тибетским вопросом непосредственно китайскому правительству.

Озабоченность положением в оккупированном Тибете была выражена парламентскими группами поддержки Тибета разных стран, таких как Индия (27 апреля 1989 г.), Австрия (24 мая 1989 г.), Австралия (9 марта 1989 г.), Швейцария (16 марта 1989 г.) и др.


Обсуждение тибетского вопроса в ООН в последнее время


В 1985 году в ООН снова обсуждалось положение с правами человека в Тибете. Различные неправительственные организации призвали Комиссию ООН по правам человека заняться тибетской проблемой. С тех пор эта проблема всегда обсуждается на форумах по правам человека, проводимых ООН, почти на всех сессиях Генеральной Ассамблеи ООН и на подкомиссиях ООН.

Так на 46-й сессии ГА ООН в феврале 1990 года представители стран Общего рынка, США, Канады, Швеции и Австралии обратились к проблеме Тибета. В связи с этим был выпущен в свет под эгидой ООН ряд заявлений национальных правительств относительно дискриминации, самоопределения и военного положения в Тибете.

Другие комитеты и подкомитеты ООН провели подробные слушания вопроса о положении с правами человека в Тибете, на котором постоянно критиковались уклончивые ответы Китая. Сюда относятся и четвертая сессия Комитета против применения пыток и Комитета за устранение всех форм расовой дискриминации.

23 августа 1991 года Подкомиссия ООН по предотвращению дискриминации и защите национальных меньшинств приняла резолюцию "Ситуация в Тибете" (1991/10), в которой выражается озабоченность по поводу "постоянно поступающих сообщений о нарушениях основных прав и свобод человека, угрожающих уникальному культурному, религиозному и национальному единству тибетского народа".

Забавно, но это подтверждает высказывание Мао о том, что правое дело всегда находит много сторонников.


Миф о самоуправлении Тибета

В своей "Белой книге" китайцы заявляют, что в ходе "демократической реформы 1959 года" была "создана новая политическая система народной демократии" и что тибетский народ "стал хозяином своей страны". Ничто не может быть дальше от истины, чем эти утверждения. Хотя "ТАР" был объявлен автономным, тибетцы играют маленькую или не играют никакой роли в управлении собственными делами. Реальной властью здесь всегда обладала КПК в лице первого секретаря районного комитета партии ТАРа, которым всегда был китаец: в 1959 году - Чжан Го-хуа, за которым последовали Цзэн Юнь-я, Жен Жон, Инь Фа-тан, Юй Цзинь-хуа, Ху Цзинь-тао, Чжэн Гуй-янь.

Даже такие высшие тибетские чиновники, как Нгапо Нгаванг Джигме, не могли принимать решений без согласия "подчиненных" им китайцев. Им даже не позволяли задерживаться в Тибете: визиты делались только для того, чтобы выполнить поручения китайского правительства. Особенно такие ограничения были наложены на передвижения ныне покойного Панчен-ламы.

На так называемых демократических собраниях обсуждались заранее подготовленные вопросы, касавшиеся партийной жизни организаций КПК, чтобы поднятием рук выразить свое радостное согласие и одобрение всему предложенному. Всякий критицизм, исправление ошибок, альтернативные предложения воспринимались как непозволительное "богохульство". Предопределенный результат таких собраний объявлялся затем "демократическим решением народа".

Какое бы положение тибетец ни занимал в китайской иерархии в Тибете, у него всегда был "подчиненный" китайский чиновник, который и осуществлял реальную власть. В самых высших структурах власти, таких как так называемый Департамент экономического планирования "ТАРа" или Департамент кадрового состава, число китайских чиновников и работников канцелярий намного превосходило число тибетских служащих.

Что касается так называемых выборных народных депутатов, то все их кандидатуры предопределяются китайским руководством. После голосования победители снова выбираются теми же руководителями, которые предложили кандидатов.

Примерно около половины населения Тибета, разбросанного по соседним китайским провинциям, не участвует в выборах как часть политически единой нации, а определяется как незначительное меньшинство избирательных округов, находящихся на их собственной земле.
Просмотров: 3280

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Апрель 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2021
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru