Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

В Сычуане рубят вековые деревья, чтобы построить дома для кочевников

| Еще
Кампания по строительству домов для тибетских кочевников провоцирует масштабную вырубку леса в провинции Сычуань, что вызывает недовольство со стороны местных жителей. В прошлом году их терпение лопнуло, и они решили взять дело в свои руки. Фэн Юнфэн – журналист и сооснователь китайской природоохранной организации «Green Beagle», побывал в уезде Деге. Мы приводим его рассказ с места событий.

Дава Чжуома всегда с нетерпением ждет возвращения домой в Майсу в уезде Деге провинции Сычуань, где ее ждут густые леса. Дава собирает народные песни и знает, что без деревьев не было бы этих песен – музыка подобна реке, бегущей по лесу, деревья питают и защищают ее.

Но несколько месяцев назад, приехав домой, Дава сперва пришла в изумление, а затем в негодование: вместо долгожданного леса по сторонам дороги валялись срубленные стволы деревьев. Современная техника способна повалить вековую ель в считанные секунды, а распилить ствол на части займет всего несколько минут.

В Сычуане рубят вековые деревья, чтобы построить дома для кочевников
Большие участки леса срублены прямо за табличкой с надписью "Заповедник".
Провинция Сычуань
А затем на дороге появились грузовики. Каждая из этих огромных машин может перевозить много деревьев. Чтобы заполнить кузов, потребуется один час, потом грузовик отвезет свой груз туда, где нет лесов, чтобы люди построили дома или сделать мебель.

Другие жители деревни были в таком же негодовании, как Дава. В начале 2010 группы рабочих, которые, по мнению местных жителей больше походили на разбойников, появились в долине и начали пилить, рубить и увозить деревья. С тех пор рубка леса продолжается полным ходом.

Леса в Деге растут на крутых, неустойчивых склонах гор. Стоит срубить деревья и склон соскальзывает в реку, подобно раненому человеку, осыпи перегораживают дороги, появляется опасность схода селей и внезапных наводнений.

В один прекрасный день в июне прошлого года жители Майсу решили, что они не намерены больше терпеть. Они взяли приступом лагерь лесорубов, оцепили лесопилки и прогнали рабочих, остановив, таким образом, рубку леса.

Затем у въезда в лес они возвели небольшой домик и перегородили дорогу, устроив импровизированный контрольно-пропускной пункт, чтобы не допустить вывоз древесины. В районе Майсу находятся три деревни – Пума, Дама и Юэба. От каждой из них три человека ежедневно дежурят на пропускном пункте. Без их ведома никто не может ни срубить дерево, ни проехать в лес на грузовике. Через год после устройства контрольно-пропускного пункта местные жители полны решимости не сдавать свои позиции: «Ни одно дерево не будет срублено, пусть бы нам пришлось умереть», - говорит один из часовых на посту.

Майсу не является официальной административной единицей, но это имя объединяет собой область с сильными культурными традициями. Она протянулась на десятки километров вдоль горной долины. Горы, чьи вершины зимой покрывает густой снег, поросли лесами. На землях вдоль реки люди выращивают ячмень, картофель и турнепс. Местные постройки пользуются известностью и привлекают большое количество туристов и знатоков культуры. Среди них хорошо известные монастыри, такие как Дзонгсар и прилегающие к нему буддийские колледжи.

Здесь же расположена знаменитая больница, в которой продолжают древнюю традицию тибетской медицины, а также разрабатывают и изучают новые лекарства и способы лечения. Больница недавно была отремонтирована, а вскоре обзаведется и стационаром. Местные тибетские благовония известны своими лечебными свойствами.

Майсу, где родилась и выросла Дава, является частью Деге, одного из трех основных центров тибетской культуры (два других это Лхаса и Сиахе). Согласно верованиям тибетцев среди лугов Деге родился король Гесар, здесь совершались многие героические деяния. В Деге также находится институт, в котором печатаются буддийские тексты – еще одна причина, по которой это место играет важную роль в сохранении и передаче тибетской культуры. Местные жители гордятся своими храмами, традициями и медициной.

Тибетская культура удивительна тем, что история в ней всегда жива. Есть места, где люди тысячелетиями живут, ничего не меняя ни в окружающей природе, ни в своем укладе: вера и окружающие пейзажи остаются прежними. Если кто-то причиняет вред природе, люди вступаются за нее, поскольку они верят, что составляют с ней единое целое. И ничто их не остановит.

В Сычуане рубят вековые деревья, чтобы построить дома для кочевников
Оползни на склонах гор. Провинция Сычуань
Жители Майсу уверены, что поступают правильно. Когда прошлой весной впервые появились на дороге грузовики, местным жителям сказали, что древесину будут использовать, чтобы простроить дома для бедных. И они были даже рады: как ни ценят они свои леса, но ведь деревья будут рубить для хорошего дела.

Однако вскоре у них возникли сомнения. Во-первых, рубка была слишком уж масштабной – повалили все деревья вдоль дороги и на склоне горы, и чем больше были деревья, тем быстрее их рубили. А во-вторых, когда местные жители отправились посмотреть на дома, которые, как им сказали, будут строить из этой древесины, то увидели, что на стройке дерево практически не использовалось. Все здания были практически полностью из бетона и камней.

Но если древесину не использовали, чтобы строить «дома для бедных», то куда же ее увозили? Среди людей пошли слухи, будто древесину вывозят в Ченгду, столицу провинции, или в Чамдо в Тибетском автономном районе, или в Юйшу и Синьин в Цинхае – в общем, ее точно везли не туда, куда сказали первоначально. А что хуже всего, начальство лесорубов заявило, что весь лес в долине выкуплен, и что в следующие три года все леса в этой местности будут полностью срублены.

Полностью срублены? Но это же немыслимо. По традиции в Майсу для того, чтобы развести огонь люди используют только хворост и сломанные ветки. А если приходится рубить деревья для постройки дома, то делают это, только попросив в молитвах прощения у духов гор и деревьев. Если кто-то охотится с огнестрельным оружием, местные люди всегда просят пожалеть животных. Как же можно позволить, чтобы все горы остались без лесов?

На самом деле, когда местным жителям рассказывали о «бедных», имелись в виду те, у кого плохо с древесиной. Власти провинции хотели построить дома для скотоводов, а поскольку на лугах не растут деревья, то там, само собой, нехватка строительной древесины.

В Майсу народ занимается и сельским хозяйством, и скотоводством. В каждой семье есть коровы и овцы, но пасутся они в лесах. Летом пастухи уводят свои стада в горы и живут там в простых деревянных хижинах. Дома в Майсу, построенные по классической технологии из глины, дерева и камня (местная традиция требует, чтобы в постройке была использована древесина), известны прочностью толстых стен из камня и глины и изящными украшениями из местной древесины. В подклети держат скот, а люди живут на втором этаже, тогда как на верхнем этаже обычно проводят религиозные ритуалы и жгут ветви тутовника.

Программа правительства провинции по переводу тибетских скотоводов на оседлый образ жизни, рассчитанная на четыре года с 2009, предусматривает выплату 18 миллиардов юаней (2,8 миллиарда долларов) на возведение поселений и соответствующей инфраструктуры в 29 скотоводческих уездах. Ее задача улучшить условия жизни для 100 тысяч семей, у которых в настоящее время нет постоянного жилища. Программа обещает, что «каждая семья получит дом и новую палатку», а также будут созданы улучшенные условия жизни и работы, инфраструктура, налажено бытовое обслуживание.

В декабре 2008 в ходе опроса 5000 скотоводческих домохозяйств в Сычуани выяснилось, что почти 98% хотят жить в постоянном доме, и еще большее количество готовы даже заплатить за постройку дома.

Но дом нельзя построить без строительных материалов. А строительный материал это, как правило, древесина. Чтобы обеспечить проект древесиной, были выбраны места заготовки леса, такие как Деге. Деревни, в которых лес есть, обязаны поделиться им с деревнями, в которых леса нет. В некоторых уездах префектуры Гарцзе лесов нет вообще, туда всю древесину надо завозить из других мест.

Чжан Кэлинь, глава управления лесничества Деге, сыт по горло вырубкой леса. Когда я встретился с ним, он готовился отправиться на посадки леса. Ежегодно лесничество высаживает тысячи новых деревьев.

Однако в его работу входит также и поставлять древесину. Чжан получил распоряжение предоставить для проекта скотоводческих поселений в Сычуани качественную древесину. С политической точки зрения эта часть работы гораздо более важна, чем защиты окружающей среды.

В течение последующих трех лет в уезде планируют построить 7000 домов для скотоводов, а также несколько сотен зданий поселковых администраций. На это потребуется, по меньшей мере, 160 тысяч кубометров древесины. Деге также должен поставлять древесину в уезды, где не растет собственные строевой лес, например уезд Шицюй (Сычуань), а также для программы восстановления в Юйшу (Циньхай), пострадавший от землетрясения в 2010. Таким образом, было выбрано шесть участков для заготовки необходимой древесины.

Чжан рассказал, что лесничество установило очень четкие правила вырубки. Жители деревень, ведущие строительство, должны точно вычислить, сколько понадобится на каждую постройку (обычно это 20 кубометров на семью), и подать в лесничество заявку для получения квоты на вырубку. Получив квоту, они могут отправляться на отведенные площадки и рубить лес.

В Сычуане рубят вековые деревья, чтобы построить дома для кочевников
Вырубка естественного леса по берегам реки. Провинция Сычуань
Но скотоводы сам не умеют рубить лес, так что для рубки и транспортировки древесины наняли специализированные компании. После того, как деревья повалены и разделаны, их доставляют в деревни на место строительства. Чтобы стимулировать участие в программе правительство выделяет скотоводам субсидии – около 60000 юаней (9300 долларов) на семью. Это почти полностью покрывает затраты на строительство дома.

Однако избежать незаконной рубки и продажи древесины нелегко. «В нашем лесничество очень мало сотрудников, но мы стараемся усилить контроль», - говорит Чжан.

Чжан признает, что выделение больших квот на рубку повышает давление на окружающую среду. Уезд Деге на 32% покрыт лесами и расположен на большой высоте. Здесь ежегодно вырастает лишь от 10 до 20 тысяч кубометров новых деревьев. Так что намеченные объемы поставок в 160 тысяч кубометров за три года намного превышают темпы воспроизводства.

Также, если рубить деревья, растущие близко к воде или на склонах и других уязвимых с геологической точки зрения участках, это не может не оказать воздействие на природную среду и местных жителей: участятся сходы селей, сократится биоразнообразие, будет оказано психологическое воздействие на местных жителей.

По словам Чжана местная кампания протеста будет иметь последствия для других районов: «То, что люди в Майсу не позволяют вести рубку, скажется повышением давления в других местах. Мы, со своей стороны, прикладываем все усилия, чтобы сократить использование древесины в строительстве, применяя цемент, кровельное железо и черепицу. В случае успеха мы сможем снизить потребность в древесине в уезде до 60 тысячи кубометров и ниже».

Когда я побывал в Майсу, прошло уже 10 месяцев с момента, когда местные жители воспротивились вырубке леса, но местное правительство так и не прислало никого для того, чтобы разобраться с проблемой. Чжан утверждает, что местным жителям не о чем беспокоиться, потому что основная рубка идет не в их деревнях, а в соседнем уезде Байюй или в местах со спорным правом собственности. Он также добавил, что устройство контрольно-пропускного пункта незаконно: «Они не имеют права что-либо предпринимать за пределами своего административного участка».

Но людей мало заботят границы, потому что традиционно вся эта область для них является частью Майсу. Они также убеждены, что если даже официально эта земля им не принадлежит, они все равно обязаны вмешаться.

Некоторые из рабочих, нанятых для рубки леса, начали посещать храмы, чтобы покаяться и пообещать больше не рубить деревья. Срубленные деревья лежат по берегам реки и у дороги, никто не хочет заявлять на них права. Иногда кто-нибудь подберет древесину и увезет домой на мотоцикле, но только обрезки. Даже срубленные деревья принадлежат лесу, а не людям.

В октябре прошлого года, приезжий по имени Ван Учжи, обнаружил, что в Майсу идет вырубка леса, и выложил фотографии в Интернет. Природозащитная организация «Гринпис» быстро откликнулась на фотографии и прислала на место свою группу для проведения расследования. В этом году в середине марта группа приехала в Деге, а с ними в качестве добровольца и Ван.

Их расследование показало, что в таких местах как Байюй огромные участки леса были варварски вырублены. И Лань, член китайского отделения «Гринпис», пояснил, что большинство срубленных деревьев это хвойные со стволами до метра в диаметре. Некоторые были более 20 метров в высоту. В высокогорных районах дереву может потребовать более сотни лет, чтобы вырасти до таких размеров.

Группа «Гринпис» посетила 80-километровую долину Дэнцюй в уезде Байюй и увидела срубленные хвойные деревья, сваленные на склонах по обеим сторонам реки, а также следы, оставленные после того, как стволы проволокли вниз по склону. Эти склоны очень крутые и зыбкие, рубка леса на них может спровоцировать оползни. Лес также защищал водные источники, но теперь деревья навалены в беспорядке на склонах и в реке.

И Лань пояснил, что ООН объявила 2011 год международным годом лесов, это также первый год второго этапа китайской программы защиты естественных лесов. На этом этапе должна быть остановлена коммерческая рубка естественных лесов в верхнем течении реки Янцзы, а также в верхнем и среднем течении реки Хуанхэ. Провинция Сычуань находится на территории действия программы, и любая вырубка естественного леса должна вестись под строжайшим контролем.

В марте 2006 «Гринпис» совместно с учеными и картографами из разных стран мира опубликовали результаты трехлетней работы – самую детальную не сегодняшний день карту нетронутых естественных лесов мира. Для построения карты использовались данные, полученные со спутников. Всего нетронутых естественных лесов более 500 квадратных километров. Согласно этой карте, нетронутые естественные леса Кита составляют лишь 2% от общего количества лесов. Большинство из них расположены на границе в Бирмой в провинции Юнань, вдоль реки Ярлунг Цанпо в Тибете, а также несколько участков в Синьцзяне, на северо-востоке Китая и в Байюй и других областях западной Сычуани.


Фэн Юнфэн, корреспондент Guangming Daily и сооснователь природоохранной организации «Green Beagle»
Фотографии с сайта: chinadialogue.net
Просмотров: 2898

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Июнь 2011    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100