Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Ван Лисюн. Анализ предсмертных слов. Почему тибетцы совершают самосожжение?

10 января 2013 | Версия для печати
| Еще
Ван Лисюн. Анализ предсмертных слов. Почему тибетцы совершают самосожжение?

Проблема самосожжений, совершаемых тибетцами, вызывает поднимает ряд вопросов, на которые никто не может найти ответ.

Во-первых, растущее число самосожжений – 97 случаев в Тибете (не считая 5 случаев за пределами Тибета) на 11 декабря 2012 года. Из них один случай произошел в 2009 году, 12 – в 2011 году и 84 – в 2012 году. Только в ноябре самосожжение совершили 28 тибетцев. Все призывы остановиться не возымели успеха, и никто не знает, что с этим делать.

Во-вторых, перед нами встает дилемма. Столько людей совершили самосожжения, что игнорировать их было бы несправедливым по отношению к самим сожженным. Кроме того, это задело бы чувства их родственников. С другой стороны, освещение самосожжений в СМИ, проведение молитвенных церемоний, выражение соболезнований родным, совершение им денежных пожертвований и т. д. может быть рассмотрено как действия, поощряющие новые самосожжения.

В-третьих, правительство считает самосожжения, вызванные его собственными репрессиями, преступлением, но вместе с тем продолжает репрессии и даже ужесточает их. Таким образом все, кто пытается остановить самосожжения из соображений гуманности, оказываются на одной стороне с правительством.

В-четвертых, сторонние наблюдатели симпатизируют самосожженцам, но не понимают их, поскольку не считают их метод эффективным. После первого шока участившиеся случаи самосожжений вводят их в оцепенение.

В-пятых, тибетская элита не одобряет молчания международного сообщества и китайской интеллигенции. Вообще-то говоря, причина здесь кроется в недостатке теоретической базы в поддержку движения самосожжений. Однако тибетская элита может лишь мягко оправдывать самосожжения, однако ей не хватает глубокого понимания проблемы, чтобы встать во главе этого движения.

В-шестых, правительства других стран из-за своих личных эгоистических интересов занимают уклончивую позицию в тибетском вопросе. В мире, где правит экономика, подобное отношение со стороны людей, экономящих свои ресурсы, неудивительно. Тибетцам в сравнении с другими народностями уделяют гораздо больше внимания (положение уйгуров намного хуже), но все равно не оставляет ощущение покинутости этого народа.

* * *

Для того чтобы решить этот вопрос или по крайней мере знать, как на него реагировать, нужно в первую очередь понимать устремления самосожженцев − чего они добиваются. На этот счет существует много разных толкований, люди воспринимают происходящее каждый на свой лад. Я считаю, что более подробная информация о самосожженцах и ее статистический анализ позволили бы нам приблизиться к пониманию полной картины самосожжений как явления.

С самого первого случая самосожжения, совершенного Табеем в Тибете в 2009 году, [тибетская писательница] Восер записывает все новые случаи самосожжений, группирует их и периодически обновляет информацию в своем блоге «Невидимый Тибет». В своей статье и статистическом анализе я использовал информацию из этого блога.

Необходимо также прояснить то, что главная ответственность за самосожжения вне всяких сомнений лежит на китайском правительстве. Не буду повторять этот известный факт. Вместо этого я бы хотел провести конструктивное обсуждение.

Периодичность случаев самосожжения

Ван Лисюн. Анализ предсмертных слов. Почему тибетцы совершают самосожжение?
Самосожжения в Тибете в 2012 г.


Если посмотреть на периодичность самосожжений за 2012 год, мы видим два самых высоких показателя в марте (10 случаев) и ноябре (28 случаев).

На март приходится несколько годовщин: годовщина тибетского народного восстания (10 марта), годовщина повсеместных тибетских протестов 2008 года (14 марта), годовщина массовой расправы над протестующими в Нгабе (16 марта), «день освобождения тибетцев от крепостного рабства», выдуманный китайским правительством (28 марта). Поэтому в марте следовало ожидать повышения активности. Обычно, это были приуроченные к этим датам протестные выступления против китайской политики в отношении национальных меньшинств. Выражение протеста и было основным мотивом.

Самый высокий показатель самосожжений был отмечен в ноябре, когда проводился 18 съезд КПК. В предыдущем месяце, в октябре, показатель сравним с мартовским − тоже 10 случаев. Это также связано со съездом компартии: ходили слухи, что он состоится в октябре. Частые самосожжения в период проведения съезда компартии можно понимать как знак того, что новое поколение китайских лидеров должно изменить политику в отношении Тибета. Акты самосожжения побуждали к таким переменам. Это ключ к пониманию причин самосожжений.

Анализ предсмертных слов самосожженцев

Ван Лисюн. Анализ предсмертных слов. Почему тибетцы совершают самосожжение?

Анализ предсмертных слов самосожженцев – еще один способ глубже понять их мотивы и устремления. Перед актом самосожжения они оставляли предсмертные записки, написанные от руки, аудиозаписи или же что-то говорили своим родственникам и друзьям – все эти последние слова я проанализирую в своей работе. На настоящий момент нам известны предсмертные слова 26 самосожженцев. Кроме того, были записаны лозунги, которые выкрикивали многие из них. Они более или менее схожи. Наиболее часто встречаются лозунги «Пусть Далай-лама вернется в Тибет», «Свободу Тибету» и т. д. Предсмертные послания, которые были тщательно продуманы и переданы накануне самосожжения, в целом более содержательны, чем лозунги, выкрикиваемые во время самого акта самосожжения, поэтому они больше подходят для анализа.

По содержанию я разделил предсмертные послания самосожженцев на семь категорий. Содержание каждого послания может соответствовать сразу нескольким категориям. Подробнее классификация приведена в примечаниях в конце статьи. Опираясь на эту классификацию, я попытаюсь понять причину самосожжений. Каждый из вас вправе применить свой собственный подход для достижения той же цели.

Исходя из классификации предсмертных слов мы можем сделать следующие выводы:

• Самосожжения в действительности совершаются не из отчаяния
По общепринятому мнению, включая мнение официальных представителей тибетского правительства в эмиграции, самосожжения представляют собой акты отчаяния, вызванные невыносимыми условиями. Мы не можем это отрицать, однако таких случаев лишь 19%, и они оказываются в нижних строчках нашего списка из семи категорий.

• Самосожженцы в Тибете не призывают к поддержке со стороны международного сообщества

Еще одно распространенное мнение заключается в том, что самосожженцы осуществляют эти акты, пытаясь привлечь внимание международного сообщества. Однако никто, кроме писателя Годрупа, не упоминал об этом в своих предсмертных посланиях, поэтому эта тема находит самое слабое отражение в нашем списке. Это свидетельствует о том, что тибетцы, проживающие в Тибете, не возлагают надежд на международное сообщество, как многие считают. На деле, лишь самосожженцы за пределами Тибета, не включенные в список, обращались к международному сообществу с призывом о поддержке. Джампел Еши дважды упоминал об этом в своем предсмертном послании, Шераб Цедор призывал международное сообщество обратить внимание на кризис в Тибете. В действительности, обращение за поддержкой к международному сообществу всегда было главной целью тибетцев, проживающих за пределами Тибета. Так обстоит дело и по сей день. В этом главное отличие тибетцев, проживающих в Тибете и за его пределами.

• Протестный характер самосожжений и выдвигаемые требования известны
В 19% предсмертных посланий самосожженцы выражали протест и выдвигали определенные требования. Во время акта самосожжения люди, выкрикивавшие лозунги «Пусть Далай-лама вернется в Тибет!», «Свободу Тибету!», «Свободу Одиннадцатому Панчен-ламе», «Требуем соблюдения права говорить на родном языке!» и т. д., также выражали свой протест и выдвигали требования, поэтому эти послания тоже должны быть приняты в расчет. Кроме того, хотя большая часть самосожженцев не оставила никаких посмертных посланий, сам акт самосожжения представляет собой выражение протеста и выдвижение требований. Нет ничего очевиднее.

• Самосожжения, ярче других отражающие дух и мужество тибетского народа
35% предсмертных посланий служат выражением отваги и чувства ответственности. В них не содержится прямых обращений к властям или международному сообществу, они скорее свидетельствуют о героизме каждого из совершивших самосожжение. Отстаивая честь и достоинство своего народа, разделяя его боль, вселяя мужество в других и выражая солидарность, самсожженец возвышается духом, как бы восходя нирване. Наиболее распространенные последние слова − «Сжигаю себя ради чести и достоинства тибетского народа» (Бхенчен Кьи), «Они думают, мы боимся репрессий. Они ошибаются» (Пхунцог) и т. д. − свидетельствуют о драгоценной силе духа тибетского народа.

• Самосожжения как выражение религиозных чувств

Самосожжения как молитвы о Далай-ламе (что рассматривается как протесты против властей) составляют 38% случаев и стоят на втором месте в списке. В этой категории мы находим случаи, где помимо религиозных чувств были также выражены отвага и чувство ответственности. Самосожжения, относящиеся к этой категории, представляют собой посвящение и подношение в религиозном смысле этих слов. Так, Сопа Ринпоче в своих последних словах сказал, что подносит свою жизнь и тело Далай-ламе и всем живым существам. Неверующим людям сложно понять такое действие − сожжение собственного тела как подношение, не приносящее ничего, кроме духовных заслуг.

• Ради независимости Тибета

Четыре человека в своих предсмертных словах совершенно определенно требовали независимости Тибета. Еще один (Тамдинг Тхар) сказал, что своим самосожжением «отстаивает страну Тибет». В эту категорию попадает 19% случаев. Несколько человек во время самосожжения также выкрикивали лозунги с требованием независимости Тибета. С 2008 года идея независимости Тибета широко распространилась среди тибетцев. Однако тибетский автор Джамьянг Норбу, пишущий в эмиграции, приравнивает все требования возвращения Далай-ламы к требованию независимости Тибета (см. http://www.jamyangnorbu.com/blog/2012/11/05/make-it-a-burning-issue/). Эта аналогия представляется необоснованной.

• Самосожжение как акт
14 самосожженцев в 12 предсмертных записках называют свои самосожжения «актами». В эту категорию попадает наибольшее число случаев (54%). Как это было во время самосожжений, участившихся перед 18 съездом компартии, самосожженцы из этой категории ожидали, что их жертва будет способствовать достижению поставленной цели. Их действия не были выражением протеста и отчаяния. При этом эти люди не были уверены в том, что совершенное ими самосожжение действительно приведет к достижению цели. Тензин Пунцок в своем предсмертном послании говорил, что «не может жить в пустом ожидании». Эти слова, исполненные глубокой печали, помогают понять суть актов самосожжения, и над ними следует поразмыслить.

Тибетцы в Тибете наконец осознали, что вести борьбу им придется в одиночку

Многие годы в тибетском вопросе не наблюдается никакого прогресса. Тибетцы всегда надеялись, что другие сделают что-то за них. Тибетцы в Тибете возлагали надежду на тех, кто живет за его пределами, а те, в свою очередь, надеялись сначала на международное сообщество, потом на китайское правительство. Их основная стратегия всегда сводилась к надежде на то, что международное сообщество сможет оказать давление на китайское правительство и заставит его пойти на уступки.

Повсеместно признается успех Далай-ламы в поисках поддержки международного сообщества. Он стал всемирно известной личностью, и люди на Западе всецело симпатизируют тибетцам. Но, кроме уже имеющейся поддержки внешнего мира, ожидать больше нечего. Даже когда Китай крайне нуждался в помощи Запада в 1980-х, он и тогда не пошел на уступки в тибетском вопросе. Сегодня же практически бессмысленно ожидать, что «поднявшийся» Китай пойдет на уступки под давлением Запада.

В 2002 году Китай возобновил прерванный ранее тибетско-китайский диалог и до 2008 года провел ряд встреч с представителями Далай-ламы. Но с самого начала это делалось лишь для того, чтобы успокоить западный мир и успешно провести Олимпийские игры. Однако тибетцы в эмиграции приняли это за редкую возможность, которая наконец-то появилась, и с волнением ждали существенных подвижек в решении их вопроса. Тибетцы в Тибете, полные воодушевления, ждали этого слишком уж терпеливо. Наконец, накануне Олимпиады в Пекине Далай-лама заявил в своей речи по случаю годовщины народного восстания 10 марта: «Мои представители провели шесть встреч с китайским правительством, но, как это ни печально, никаких существенных результатов по основным вопросам не было достигнуто. Напротив, китайское правительство ужесточило репрессии против тибетцев в Тибете».

Заявление Далай-ламы должно было стать последней попыткой призвать мир оказать давление на Китай до проведения Олимпиады. Однако любой, знающий КПК, понимает, что она не пошла бы ни на какие уступки в тибетском вопросе, даже если бы это привело к срыву Олимпиады. Как и ожидалось, последовавшие за этим действия Запада оказались неэффективными. Даже самые жесткие в этом вопросе французы в итоге смягчили свою позицию. К сожалению, это показало то, что стратегия тибетского правительства в эмиграции, направленная на достижение уступок при содействии международного сообщества, никогда не приносила результатов.

С другой стороны заявление Далай-ламы разбудило тибетцев внутри Тибета. Их терпение, в конце концов, истощилось от бесконечного ожидания, во время которого Панчен-лама был арестован, Кармапа бежал, Далай-ламу то и дело очерняют и выставляют демоном. И вот, многие годы ожидания не привели ни к каким «существенным результатам». Когда монахи из Сера услышали это заявление [Далай-ламы], один из них сразу же сказал: «Настал черед нам подниматься». И монахи вышли на улицы Лхасы с украшенными снежными львами флагами и лозунгами. Это были первые голоса тибетских протестов 2008 года. Днем 10 марта сотни монахов монастыря Дрепунг вышли с протестами, и так называемый китайцами «инцидент 14 марта» быстро распространился по всему Тибетскому нагорью.

По словам Восер, сегодняшние протесты-самосожжения служат продолжением повсеместных тибетских протестов 2008 года. На деле же, это продолжение протеста первого монаха из Сера, сказавшего: «Пришел черед нам подниматься».

Как самосожжения становятся движением

Максимум, что может сделать разрозненная группа с недостатком ресурсов, это уличные протесты наподобие тех, что произошли в 2008 году. В разочарованном обществе малейшая искра может вызвать огонь негодования толпы, способный очень быстро распространиться. В небольших сообществах уличные протесты способны повлечь за собой перемены, но в таком огромном обществе, как Китай, меньшинствам не удается достичь этой цели. В 1989 году, когда десятки миллионов китайцев вышли на улицы во всех уголках страны, режим не заставил себя долго ждать и ответил репрессиями и пролитой кровью. Тибетцы составляют малую долю всего населения Китая, могут ли они быть исключением? Если по всей стране солдаты и полиция готовы к подавлению, проведение народных протестов становится еще более сложной задачей и протестное движение сводится лишь к индивидуальным акциям. Но как может слабый человек противостоять могущественной силе государства? После подавления тибетских протестов 2008 года, многие тибетцы еще продолжали в одиночку выходить на улицы, выкрикивая лозунги и раздавая листовки. Исход был для всех один – все они пропали без вести. Разве может столь неутешительный исход превратить одиночные акции в массовое явление? Значит, нужно прибегнуть к более экстремальным формам протеста, как сказал писатель Годруп в своей предсмертной записке: «Давайте усилим нашу мирную борьбу». Самосожжение – самая крайняя форма одиночной борьбы, на какую способен человек.

Темпы роста самосожжений вызывают тревогу. Самосожженцев видят по всему миру, о них говорят, пишут, молятся, выражают соболезнования. Остальные тибетцы, видя это, считают самосожжение эффективной формой одиночного протеста и следуют этому примеру. С каждым новым случаем самосожжение превращается в целое движение.

Подобно тому, как протест 2008 года возглавили монахи, движение самосожжений также началось с них. Начиная с Тайпея из монастыря Кирти, который поджег себя в феврале 2009 года, все первые 12 самосожженцев были монахами (Примечание: тех, кого отлучили от монастыря после протестов 2008 года, я считаю монахами). Первый мирянин поджег себя в декабре 2011 года. В первом квартале 2012 года 15 из 20 самосожженцев были монахами. Во втором и третьем квартале большинство составили миряне. За первые 70 дней четвертого квартала было 50 случаев самосожжения, 43 из них совершили миряне.

Задумываясь над тем, почему обычные тибетцы присоединяются к движению самосожжений, я вспоминаю слова одной тибетской женщины: «Кроме как родить еще пару детей для своего народа, я не могу сделать ничего». Те же чувства выражены в предсмертных посланиях Тензина Кхедупа и Нгаванга Норпхела: «Мы не можем ни внести вклад в нашу культуру и религию, ни помочь тибетскому народу материально. Поэтому… мы выбираем самосожжение».

61-летний Дхондуп неоднократно обращался к монахам и молодым тибетцам с призывом не совершать самосожжения и сохранять свои жизни, дабы в будущем служить делу своего народа. Тем самым он давал понять, что только старшее поколение может пойти на это. Как только простые люди поймут, что не только знаниями и финансовыми средствами, но и самосожжением можно служить делу своего народа, они поднимутся против властей и мужественно пойдут на самосожжение.

Неудивительно, что не возымел силы призыв Кармапы Ринпоче не совершать самосожжения, так как человеческая жизнь драгоценна, ведь эти люди и хотели пожертвовать именно тем, что для них − самое ценное. Восер, Арджа Ринпоче и поэт Катхуп Церинг также пытались обратиться к тибетцам с просьбой отказаться от самосожжений, мотивируя свой призыв тем, что только оставаясь в живых можно совершить что-то по-настоящему действенное. Их обращение также не увенчалось успехом, так как самосожженцы не знают, что они могут сделать, оставаясь в живых, а акт самосожжения по меньшей мере разрывает густую пелену молчания. Поэтому вместо того, чтобы уговаривать их сохранить свою жизнь и в тщетном молчании наблюдать за происходящим, нужно сказать этим отважным тибетцам, что они еще могут сделать, кроме как сжечь себя.

Самосожжения − не только акт протеста против угнетателей, но и критика в адрес руководителей

Мне неловко говорить то, что я собираюсь сейчас произнести. Тибетцам следовало бы самим заглянуть в самую суть актов самосожжения. Но при виде такого количества самосожженцев, у меня не остается другого выбора, кроме как оставить в стороне беспокойство о том, как я буду выглядеть в их глазах.

Находясь на поле битвы, винить врага в том, что он тебя убивает, не то чтобы неправильно, но бессмысленно. Для победы над врагом куда полезнее глубокий анализ и стремление к совершенствованию. Жертвы, принесенные самосожженцами, окажутся бесплодными, если в них будут видеть лишь повод для обличения угнетателей. Тибетцы в Тибете ожидают, что правительство в эмиграции предпримет какие-то действия. Они выходят на улицы и друг за другом предают свои тела огню. Поэтому правительству в эмиграции нужно по меньшей мере пересмотреть тот путь, по которому оно следует.

Возможно, путь, выбранный старшим поколением, был необходим в то время, сегодня же тибетцы в Тибете, совершая самосожжения, призывают новых лидеров в эмиграции отказаться от прежнего пути.

До сих пор правительство в эмиграции не подавало признаков того, что осознает это. Когда в интервью корреспонденты издания Asia Weekly спросили сикьонга Лобсанга Сенге, верит ли он в то, что тибетский вопрос можно решить путем переговоров с китайским правительством, он ответил: «Конечно, я в этом уверен. Один китайский ученый сказал, что тибетский вопрос был бы немедленно решен, если бы нашелся открытый человек, который бы понимал, как тут следует поступить. Я тоже так думаю». Такое старомодное мнение отбрасывает нас в 1980-е. Возглавив кабинет, Лобсанг Сенге ездит по миру, встречается с известными политическими лидерами, дает интервью СМИ, проводит встречи. Все, что он делает, находится в полном соответствии с выбранным прежде путем поиска международной поддержки для оказания давления на Китай с целью заставить его пойти на уступки. Что касается поддержки международного сообщества, то Далай-лама уже добился ее. Такой подход был полезен в первый раз и, может быть, во второй, но не в третий. Уперевшись о глухую стену в 1989 и 2008 годах, правительство в эмиграции пытается сделать то же самое в третий раз.

Вероятно, на движение самосожжения в Тибете смотрят, как на новую возможность. Тибетец по имени Вейранг написал на одном зарубежном сайте: «Тибетцы сжигают себя не зря. В последнее время в Амдо было немало крупномасштабных протестов тибетцев, все они стали результатом акций самосожжения. … Я верю, что однажды, как в 2008 году, по всему Тибету вновь прокатится волна массовых протестов». Он критикует тех тибетцев, которые призывают не совершать самосожжений: «Это глупо. Если такой призыв действительно остановит самосожжения, значит, наши товарищи погибли напрасно, а наша борьба прекратится».

Мнение Вейранга вселяет настоящую тревогу. Как только самосожжение становится методом достижения политических целей, естественным образом может возникнуть желание, чтобы как можно больше тибетцев предали себя огню. В этом случае нам придется забыть о том, что хорошо, а что плохо с нравственной точки зрения. Мнение Вейранга сбрасывает со счетов «высокие нравственные ценности», так словно в политике единственное, что имеет вес, − это достижение цели, а какими средствами она достигается не имеет значения. Но даже если мы станем рассуждать в контексте политических целей, то самосожжениями их не добиться. Допустим, акты самосожжения приведут к повсеместным тибетским протестам, как это было в 2008 году (хотя это сложно осуществить, учитывая нынешнюю напряженную обстановку), и что дальше? Правительство смогло жестоко подавить восстания 2008 года, почему на этот раз все должно быть по-другому?

Политики, которым важна только конечная цель, вполне могут ждать повторения подобных репрессий. Ведь они привлекут внимание международной общественности. И чем больше крови прольется, тем больше давления будет оказано на Китай международным сообществом. Здесь же мы вновь возвращаемся к предыдущему аргументу: самосожжение – лишь еще один метод, исход будет тем же. Авторитарная власть никогда не примет самосожжения близко к сердцу и не побоится пролить кровь. Международное сообщество не предприняло жестких мер против Китая после расправы [над студентами на площади Тяньаньмэнь] 4 июня, оно ничего не сделает и на этот раз, если пострадают тибетцы. Одним словом, что бы ни происходило в реальности, никто не признает одного факта: попытка полагаться на международное сообщество в решении тибетского вопроса − не более чем иллюзия.

Международное сообщество обратило внимание на акты самосожжения только по причине роста их числа. Однако правительства всех стран не хотят обижать китайское правительство. При этом они продолжают поддерживать тибетцев в эмиграции, чтобы успокоить совесть и умилостивить свой народ. Но такой поддержкой могут пользоваться только тибетцы в эмиграции. И хотя, конечно, лучше получить что-то, чем ничего, я все же надеюсь, что эта поддержка не заставит тибетцев в эмиграции ожидать новых самосожжений в самом Тибете.

Тибету нужно вырваться из кризиса. Для этого тибетцы за его пределами должны взять ведение борьбы за свободу в свои руки и сделать миллионы тибетцев в Тибете главной силой в этой борьбе. Когда тибетцы в Тибете увидят путь, они будут двигаться вперед к обетованному будущему, а не прыгать в огонь.

Примечание: Подробная классификация предсмертных слов самосожженцев


1. Потому что это невыносимо

Пхунцок – Я больше не могу носить эту боль в своем сердце, я подам сигнал миру 16 марта 2011 г.

Рангдол – Не могу и дальше терпеть эту жестокость, сносить эти пытки, не оставляющие следов.

Церинг Кьи – Никто не хочет так жить.

Тамдинг Цо – Нам, тибетцам, приходится очень трудно. Если мы не можем даже хранить у себя фотографию Его Святейшества, значит, у нас нет свободы.

Сангдак Церинг – У тибетцев нет свободы, Его Святейшеству не разрешают вернуться, Панчена Ринпоче заключили в тюрьму. Столько мучеников уже подвергли себя самосожжению. Поэтому я тоже не хочу больше жить, в жизни нет смысла.


2. Выражение храбрости и чувства ответственности


Пунцок – Они думают, что мы боимся репрессий, они ошибаются.

Тензин Пхунцок – Все кхенпо (настоятели) и монахи монастыря Карма предпочли бы принять смерть.

Сопа Ринпоче – Все, подвергшие себя самосожжению, так же как и я, пожертвовали своей жизнью во имя правды и справедливости. … Я тоже хочу поднести свое тело, дабы [снискать для нас] поддержку и уважение.

Рангдол – Высоко держите головы в честь Рангдола.

Чопак Кьяб и Сонам – Мы предаем себя огню, отстаивая основные права тибетцев, и ради мира на всей земле; ради свободы нашей страны, процветания Дхармы и счастья всех живых существ.

Рикьо – Я хочу вынести боль ради всех страдающих живых существ.

Кхенпо Тхуптен Ньендак – Перед самосожжением сказал своим родным, что скоро совершит большое подношение всем тем, кто предал себя огню во имя общего дела всех тибетцев.

Бхенчен Кьи – Перед самосожжением сказала своему другу: «У нас нет свободы. Я сожгу себя во имя чести и достоинства тибетского народа».


3. Протесты и требования

Тапей – Газета New York Times писала, что Тапей «оставил листок бумаги, на котором написал, что намерен совершить самоубийство, если правительство запретит проведение религиозной церемонии».

Лхамо Кьяб – В статье, написанной тибетцем из Тибета, говорилось, что Лхамо Кьяб перед самосожжением спросил, «когда будет проходить 18 съезд компартии».

Ньингкар Таши – Освободите Панчена Ринпоче, позвольте Его Святейшеству Далай-ламе вернуться! Я сжигаю себя в знак протеста против китайского правительства.


4. Привлечение внимания международного сообщества

Годруп – Люди по всему миру, свободные от предубеждений, взгляните на несправедливость. Пусть мир поддержит нас.


5. В молитве о Далай-ламе

Рикьо – Ради возвращения Его Святейшества в Тибет.

Сопа Ринпоче – Я хочу поднести свою жизнь и тело во имя долгой жизни владыки неба и земли Его Святейшества Далай-ламы и всех других духовных лидеров, я подношу свою жизнь и тело им как мандалу. Пусть заслуги и сила этого подношения помогут всем живым существам достичь состояния Будды.

Рангдол – Да будет долгой жизнь Его Святейшества Далай-ламы!

Тамдинг Тхар – Пусть Его Святейшество Далай-лама вернется домой!

Тензин Кхедуп и Нгаванг Норпхел – Мы сжигаем себя во имя тибетского народа, особенно ради долгой жизни Его Святейшества Далай-ламы и его скорейшего возвращения в Тибет.

Годруп – Заветная мечта всех жителей Страны снегов приветствовать Его Святейшество Далай-ламу на родине. В этом наша общая цель.

Самдуп – Да будет долгою жизнь Его Святейшества Далай-ламы! Пусть свет счастья озарит эту Страну снегов.

Келсанг Джинпа – Во имя равенства народов, свободы Тибета, процветание тибетского языка и за возвращение Его Святейшества Далай-ламы я решил совершить самосожжение.

Ньинкар Таши – Пусть Его Святейшество Далай-лама вернется в Тибет!


6. Требование независимости Тибета

Годруп
– Заветная мечта всех жителей Страны снегов – после восстановления независимости Тибета приветствовать Его Святейшество Далай-ламу на родине. В этом наша общая цель.

Ньинкра Таши – Тибету нужна свобода, независимость.

Тамдинг Тхар – Я сжигаю себя, чтобы отстоять свою страну, Тибет.

Рангдол – Пусть же тибетский народ вырвется из лап ханьских чудовищ!

Сангдай Долма – Тибетцам нужна свобода и независимость.


7. Самосожжение как акт

Тензин Пхунцок – С мыслями о Тибете и страданиях, которые обрушились на монастырь Карма в этом году, я не могу жить в пустых ожиданиях. Что толку переживать о тяжелой судьбе кхенпо и монахов? Мы должны подняться!

Сопа Ринпоче – [Выражаю] поддержку и уважение, поднося свою плоть и кровь.

Чопак Кьяб и Сонам – Сжигаем себя в знак страданий тибетского народа, лишенного основных прав, и ради мира на всей земле.

Рикьо – Ради возвращения Его Святейшества Далай-ламы в Тибет.

Тамдинг Тхар – Я сжигаю себя, дабы отстоять свою страну, Тибет.

Тензин Кхедуп и Нгаванг Норпхел – Мы не можем ни внести вклад в нашу культуру и религию, ни помочь тибетскому народу материально. Поэтому мы сжигаем себя ради тибетского народа, особенно ради долгой жизни Его Святейшества Далай-ламы и его скорейшего возвращения в Тибет.

Годруп – Дабы свидетельствовать об истинном положении дел внутри Тибета, мы должны усилить нашу борьбу, сжечь себя, призывая к независимости Тибета.

Дхондуп – Всегда призывает монахов монастыря Лабранг и местную тибетскую молодежь не совершать самосожжений. Они должны сохранить свои жизни ради будущего своего народа… Только ему и другим людям старшего возраста следует выбирать самосожжение.

Самдуп – Сжигаю себя во имя Тибета.

Келсанг Джинпа – Во имя равенства народов, свободы Тибета, процветания тибетского языка и возвращение Его Святейшества Далай-ламы я решил совершить самосожжение.

Калсанг Кьяб – Перед самосожжением позвонил своему двоюродному брату и сказал: «Сегодня я собираюсь поджечь себя во имя общего дела нашего народа».

Лобсанг Гедун – Перед самосожжением сказал по телефону: «Я бы хотел, чтобы люди всех трех провинций Тибета объединились, прекратили внутренние споры и распри, и только после этого наши желания осуществятся».


Примечание: Статья Ван Лисюна «Анализ предсмертных слов – Почему тибетцы совершают самосожжения» была опубликована в 035 выпуске SunAffairs Weekly.
Перевод с китайского на английский: Огьен Кьяб

www.phayul.com

Перевод с английского: Елена Гордиенко

Видео по теме




Документальный фильм, подготовленный Департаментом информации и международных отношений Центральной тибетской администрации, рассказывает о том, какие предпосылки, причины и события привели к волне протестных самосожжений тибетцев в Тибете. Он объясняет, как сами тибетцы относятся к этим беспрецедентным действиям, на что они надеются, и какое решение сможет оправдать принесенные жертвы.
Просмотров: 7056  |  Тэги: Ван Лисюн

Комментарии:

ПМ (Посетители) | 10 января 2013 20:06  
Можно только догадываться, какой сложности дилемма встала перед лидерами тибетского сообщества в изгнании. С каждым годом ситуация как на самом Тибетском нагорье, так и вокруг него только усугубляется. Усилия руководства КНР изменить привычный уклад жизни и сознание тибетцев встретили не глухое ворчание, а огненные протесты – акты гражданского неповиновения в форме, вызвавшей незатихающую полемику с обеих сторон. Мало того, публицист и писатель Ван Лисюн подтвердил то, о чем избегают говорить на Западе: ждет ли народ Тибета действительных подвижек ситуации от действий западных политиков? Ван Лисюн ответил на этот вопрос однозначно: нет, не ждет. Народ Тибета рассчитывает только на свои силы.
Нужно признать, что мы не знаем того, что на самом деле происходит в кулуарах точки соприкосновения Пекин – Дхарамсала. Смею предположить, что власти КНР тоже испытывают неприятный холодок от осознания, что ситуация в Тибете выходит из-под контроля. А перед политическим руководством в Дхарамсале со временем встанет нелегкий выбор. Если кабинет сикьонга согласится с посулами Пекина (а они последуют, учитывая ожидаемые шаги Си Цзиньпина), это без сомнения умиротворит обстановку в ТАР и других районах проживания тибетцев, но de facto станет отходом от десятилетиями поддерживаемого курса переговоров. Ван Лисюн говорит о том же, вскоре, как перед кабинетом сикьонга, так и перед остальными лидерами сообщества в изгнании возникнет необходимость пересмотреть ключевые моменты выбранного когда-то курса. В некоторых аспектах Пекин не прочь вернуть status quo ante bellum и при этом сохранить лицо. Позволит ли Дхарамсала развиваться событиям в этом направлении? Привычная риторика руководства КНР: «Реформа без реформы», вряд ли освещает глубинные процессы, происходящие в социальном организме быстроразвивающейся, густонаселенной страны. Экономика Китая со временем полностью поглотит западное направление страны – Синцзян и Тибет. И это, по сути, может стать одним из превосходных рычагов давления в руках новой волны тибетских политиков, которые рано или поздно проявят себя.
Я питаю надежду, что обстоятельства в скором времени изменятся и политикам хватит здравого смысла прийти к взаимопониманию.

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Январь 2013    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100