Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Буддизм и наука. Экологическая этика – что находится под угрозой? Часть 1

| Еще
Расшифровка записи четвертого заседания конференции «Экология, этика и взаимозависимость», 18 октября 2011 г.
Перевод: Дарима Дарибазарон

17 – 21 октября 2011 г. в Дхарамсале в резиденции Его Святейшества Далай-ламы в рамках диалога между буддийскими созерцателями и представителями современной наукой состоялась конференция «Экология, этика и взаимозависимость». Форум, организованный международным институтом «Ум и жизнь», стал площадкой для обсуждения взаимного влияния решений, принимаемых каждым человеком, и их последствий для окружающей среды.

Участники конференции осветили широкий спектр вопросов – от спровоцированной людьми деградации систем жизнеобеспечения Земли и роли каждого из нас через призму промышленной экологии, до взгляда на эти проблемы буддийской философии и других религиозных традиций. Организаторы надеются, что эта конференция послужит стимулом для новых исследований в этой области и поможет в поиске путей противодействия планетарному кризису.


Буддизм и наука. Экологическая этика – что находится под угрозой?
Фото: Тензин Чойджор (офис ЕСДЛ)

ЧАСТЬ 1 (Часть 2)

Джон Данн (ДД): Ваше Святейшество…Надеюсь, что все хорошо пообедали, и вы тоже. Добро пожаловать всем еще раз. Теперь мы перейдем к …

ЕСДЛ: Завтра…

ТД: Завтра будет пост.

ДД: Да-да.

Его Святейшество напоминает, что завтра утром, как вы уже знаете, будет поминальная служба в память монахов, которые в Тибете приносят свои тела в жертву в знак протеста. Насколько я понимаю, в память о них завтра в тибетском сообществе, свободном тибетском сообществе, будет соблюдаться пост. В связи с этим наша встреча начнется позже, этот печальный повод в некотором смысле соответствует теме нашей встречи, заставляя нас задуматься об этике и протестной деятельности в целом.

Эту сессию мы начнем с рассмотрения вопросов этики, Ваше Святейшество. Когда три года назад мы только задумывали эту встречу, когда Дэну Гоулману и мне дали добро в институте «Ум и Жизнь» на ее организацию, мы задумались над тем, что важно для понимания экологического кризиса. Вскоре к процессу подготовки присоединился Джонатан Пэтц, который вошел в комитет по планированию, и частично благодаря работам Джонатана в области этики и науки, стало очевидно, что этические вопросы – это важная составляющая понимания экологического кризиса. Как вы говорили, одной из ролей этики, очень важной ролью этики, заключается в том, чтобы направлять наши действия после того, как мы поняли суть проблемы. Другими словами, когда ученые дают нам научное описание реальности, с которой мы имеем дело, перед нами встает вопрос выбора того, что правильно с этической точки зрения. Но иногда этика предшествует науке. Я приведу пример один пример: было предсказано, что в этом году 21 мая наступит конец света. Человек по имени Гарольд Кемпинг, известный радиоведущий, убедил большое количество своих последователей…

ТД: Когда наступит конец света?

ДД: В этом году, 21 мая…

ЕСДЛ: Я слышал от ряда людей, что это произойдет в 2012 г. Тогда наступит конец света. Чепуха…

ЕСДЛ: Тогда нет смысла вообще что бы то ни было обсуждать... Все должны расслабиться, выпить немного алкоголя и дожидаться этого дня.

ДД: В тот день на самом деле было много вечеринок, Ваше Святейшество.

Удивительно, но многие люди восприняли это весьма серьезно. В Соединенных Штатах некоторые люди даже продали свое имущество.

ЕСДЛ: Правда?

ДД: Да! Они ушли в горы.

ЕСДЛ: Какая доверчивость!

ДД: Да! Но проблема в том, что значительная доля американских избирателей верит в то, что конец света может наступить весьма скоро, возможно, не 21 мая, но в не столь отдаленном будущем. С этой точки зрения вообще нет смысла в охране окружающей среды. Наука об окружающей среде – пустая трата времени. Подобные настроения могут быть разрушительными для науки, быть препятствием для науки.

ЕСДЛ: В буддизме тоже есть такое выражение…

ТД: В жизни нет истинного смысла …

ЕСДЛ: …в этой жизни, мы должны думать о следующих жизнях. Когда я был в Пекине в 1954-55 году, Мао Цзэдун как-то сказал мне, что религия – это яд, опиум. Он указал на две причины: первая – религиозные верования отрицательно влияют на численность населения, что отчасти правда, вторая – буддийские взгляды отвлекают людей от развития, прогресса. Как бы то ни было…

ТД: Если не принимать во внимание более широкий контекст определенных идей, велика опасность истолковать их неправильно.

ДД: Ваше Святейшество, здесь также встает вопрос о ценностях, тесно связанный с этикой. Еще один вопрос, который мы затронули сегодня утром: если мы будем ценить только прибыль, и это единственное, что нас интересует, мы можем совершенно не заботиться об окружающей среде или о том, каким образом наша деятельность влияет на других. Исходя из этого, мы будем использовать свою политическую и экономическую власть для того, чтобы помешать науке об окружающей среде, поскольку она мешает нам извлекать прибыль. Это неверное представление, однако именно им могут руководствоваться люди в своих действиях. Так что рассмотрение этических вопросов важно еще до проведения научных исследований, я думаю, что это важнейший вопрос, ответ на который необходим для понимания того, каким образом мы пришли к этому экологическому кризису. С учетом этого, мы поняли, что нам нужен специалист в вопросах этики, и мы его нашли – доктор Клэр Палмер.

Доктор Палмер в настоящее время является профессором философии в техасском университете Эй-энд-Эм (A&M). Она получила образование и ученую степень в Оксфордском университете, где она изучала не только философию, но и религию. Значительная часть ее работ находится на стыке религии, философии и окружающей среды, значительная часть ее работ посвящена этике обращения с животными. По этой причине к концу нашей встречи мы попросим досточтимого Матье Рикара выступить на эту тему. После обсуждения презентации доктора Палмер досточтимый Матье Рикар расскажет нам о том, как мы обращаемся с животными.

Профессор Палмер была президентом международного сообщества по экологической этике (International society for environmental ethics) с 2007 по 2010 гг. Она является основателем важного журнала в новой области философских исследований под названием «Мировоззрение: окружающая среда, культура и религия» (World Views: Environment, Culture, Religion). В настоящее время она также является соавтором книги об этических вопросах, связанных с животными-компаньонами, нашими домашними животными: какой может и должна быть наша этическая позиция по отношению к нашим домашним животным. Насколько я помню, новейшая книга Клэр – это «Этика обращения с животными в контексте» (Animal Ethics in Context), опубликованная Колумбийским университетом в 2010 году. Она также является редактором и соредактором многих трудов, включая 5 томов собрания «Экологическая философия» (Environmental Philosophy), опубликованного в 2005 г.

В поисках человека, который мог бы помочь нам разобраться в этических вопросах, связанных с окружающей средой, я просматривал различные публикации и обнаружил статью, написанную доктором Палмер. Эта невероятно доходчиво написанная статья описывала различные взгляды в рамках экологической этики, то, как различные философы в разных странах мира понимают экологическую этику. И сегодня Клэр будет говорить именно об этом – она обрисует нам различные ключевые позиции в рамках экологической этики и выдвинет вопросы, которые мы, возможно, рассмотрим во время нашей дискуссии.

Итак, прошу вас, доктор Палмер.

Клэр Палмер (КП): Возможность встретиться и говорить с вами сегодня – это большая честь для меня. Как сказал Джон, моя роль на конференции заключается в том, чтобы осветить некоторые вопросы экологической этики. Сначала я расскажу вкратце о ключевых положениях экологической этики, и затем о трех фундаментальных проблемах, которые до сих пор являются предметом споров специалистов в области экологической этики. Дайана, Джонатан и Грег уже обрисовали нам, какого рода воздействие мы оказываем на окружающую среду. Задача экологических философов, опираясь на эти работы, выяснить, с какими ценностями мы имеем дело, какого рода этические вопросы возникают и как нам следует себя вести в подобной ситуации. В этом, как мы понимаем, и заключается наша роль. Мне нужно сказать немного об области экологической этики. Это относительно новая сфера исследований, она зародилась в конце 1970-х – начале 1980-х. С тех пор она существенно разрослась, и экологическая этика сейчас преподается во многих университетах Европы, США, Австралии и Азии. Однако из-за того, что это относительно новая сфера, хотя, возможно, не только из-за этого, и так будет всегда, она вызывает много споров, и здесь не существует консенсуса…

… нет консенсуса по поводу основополагающих взглядов в этой области, фундаментальных вопросов, или даже того, в чем заключаются эти вопросы, не говоря уже о том, как ответить на эти вопросы.

Я уверена, из опыта предыдущих встреч с философами вы знаете, что если в комнате два философа, то у них будет, по меньшей мере, три точки зрения. То же самое касается и специалистов в области экологической этики.

ЕСДЛ: Поэтому нет никаких оснований верить ученым. Я думаю, дело в том, что реальности присуще множество аспектов.

ТД: В действительности совершенно невозможно описать реальность одним словом или в рамках одной концепции, основанной на этом слове. … Поэтому… в буддийской философии четко разделяются…

ЕСДЛ: Не только в буддийской философии

ТД: В классической индийской философии

ЕСДЛ: Которой уже более трех тысяч лет…

ТД: В классической индийской философии существует четкое деление между опытом прямого восприятия мира и концептуальным мышлением. Наше концептуальное мышление обычно очень выборочно и имеет дело лишь с определенным аспектом реальности, в то время как наш непосредственный опыт помогает нам воспринимать объект более… непосредственно.

ЕСДЛ: Разумеется, в своих размышлениях философ рассматривает только один из аспектов, это действительно так. Однако если философ при этом будут претендовать на то, что его точка зрения и есть окончательная истина, это будет ошибкой. Существуют другие аспекты, другие точки зрения.

КП: Значит, мы не можем быть гуру.

ЕСДЛ: Полу-гуру

ДД: Полу-гуру! Квази-гуру!..

КП: Один вопрос, по которому сходятся мнения всех специалистов по экологической этике – мы ищем причины и объяснения тех ценностей, которых придерживаются люди. Когда люди заявляют, что нечто нуждается в защите, или нечто является важным, философы спрашивают, почему вы так считаете, в чем причина. В этом заключается одна из задач специалистов по экологической этике.

В отличие от моих коллег-ученых у меня в презентации всего 2 слайда, точнее, 3, не считая первого. С помощью одного слайда, который мне вчера помог подготовить Джон, я обрисую основные ключевые положения в нашей сфере исследования. Это первое, о чем я буду говорить.

Как показано на этом слайде, существует два принципиально разных подхода к рассмотрению этических проблем в области экологии. Один из них ориентирован на интересы человека, второй – ни интересы прочих живых существ. И это предмет оживленной дискуссии в экологической этике. Эти подходы необязательно противоречат друг другу. То, что призвано отвечать интересам человека, также может служить интересам других существ, приносить «общую пользу», если мы воспользуемся понятием, которое вчера использовал Джонатан.

Мне представляется, что точно так же, как мы говорим об «общей пользе», мы можем говорить и об «общем вреде», т.е. в некоторых случаях наша деятельность может нанести вред всем. Мы начнем с рассмотрения человеко-ориентированного подхода и поговорим о некоторых его особенностях.

Первое – это так называемые услуги экосистемы. Мы вчера уже говорили об этом понятии, это услуги, которые мы бесплатно получаем от природы. Специалисты в области экологической этики считают этот вопрос важным, поскольку для нашего благополучия необходимо принять и осознать, каким образом мы зависим от нашей природы. Мы можем и не признавать этого, однако специалисты в области экологической этики подчеркивают, что нам необходимо задуматься над этим из соображений благоразумия, ради нашего собственного благополучия. Это первый пункт, я не буду вдаваться здесь в подробности.

Второе – представление о красоте, и представление о месте. Их часто включают в услуги экосистемы, однако мне хотелось бы выделить их, поскольку красоту или ценность места не всегда легко отразить в понятиях услуг. Это все же то, что мы действительно ценим, а не услуги, которые мы получаем. Некоторые философы утверждают, что красота природы обладает для нас некой особой ценностью. Очевидно, что красота природы легла в основу многих инициатив по сохранению природы, особенно, в Соединенных Штатах, где изначально национальные парки создавались именно в красивых местах. Однако придавать слишком большое значение красоте или природной красоте может быть неправильно. Скажем, представления о красоте меняются на протяжении веков, поэтому то, что было сохранено, может потерять ценность спустя некоторое время. С другой стороны, нечто уродливое может иметь значительную экологическую ценность. Скажем, трупы или личинки не отвечают нашим представлениям о красоте, однако могут иметь значение по другим причинам…

Точно также, нечто может быть очень красивым, например, прекрасный закат. Но впоследствии окажется, что своей красотой он обязан атмосферному загрязнению. В этом случае, проблема в причине. Это то, что касается наших представлений о красоте.

Место также имеет значение для людей, люди обычно привязываются к определенным местам, придают особую ценность местам своего проживания и прикладывают значительные усилия, чтобы их защитить. Ценность места имеет важное значение в вопросах защиты окружающей среды, однако и это чревато возникновением проблем. Люди, в целях защиты места своего проживания, могут выступать против возведения там ветряных мельниц, которые могли бы использовать энергию ветра. Таким образом забота о месте иногда может противоречить другим интересам защиты окружающей среды. Это что касается первых двух вопросов.

Третий вопрос, связанные с человеко-ориентированным подходом, это вопрос справедливости. Джонатан вчера говорил о справедливости в вопросах защиты окружающей среды, здесь мы говорим о том, каким образом окружающая среда может стать причиной несправедливости, противопоставляя интересы двух групп людей. К примеру, одна группа людей может захватить определенные природные ресурсы и отрезать доступ к их использованию другой группе людей, предварительно не обсудив это с ними, и не предложив какой-либо компенсации. Примером здесь может быть строительство плотины, в результате которого некоторые люди могут быть вынуждены покинуть места своего проживания. Они не получают выгоды от производимого электричества и оставляют земли не потому, что они сами так решили, но по принуждению, и в результате они вынуждены страдать. Таких случаев множество, специалисты в области экологической этики уделяют много времени изучению вопросов справедливости.

Четвертый вопрос, вызывающий многочисленные споры, касается будущих поколений, размышлений о людях, которых еще нет. Я не буду много об этом говорить сейчас, поскольку это один из основных вопросов, которые мне хотелось бы обсудить позже.

Сейчас я перейду от вопросов, связанных с человеко-ориентированным подходом, к вопросам, связанным с подходом, в центре которого интересы других живых существ. Это следующие вопросы... Здесь опять же существует разделение на тех, кто считает, что приоритет нужно отдавать отдельным организмам, и тех, кто придерживается так называемого «принципа целостности» – я использую здесь слово «целостный», которое употребляется в разных смыслах, и сегодня его уже произносили, здесь речь идет об экологическом принципе целостности. Люди, которые отстаивают эту точку зрения, считают, что экосистемы и биологические виды сами по себе – это важные с моральной точки зрения объекты. Все сообщества, проживающие в определенном месте – иногда люди говорят о биологических сообществах или сообществах, проживающих в определенном месте – имеют значение. Таким образом, мы говорим о споре между теми, кто считает, что имеют значение индивидуальные организмы и теми, кто…

Рассмотрим эти две точки зрения. Здесь те, кто считает, что имеют значение отдельные организмы. Одна группа этих людей считает, что имеют значение существа, которые могут испытывать, переживать, отличать плохое от хорошего, ощущать боль и удовольствие. К ним относятся в первую очередь млекопитающие, люди, возможно, рыбы, и, возможно, рептилии. Могут ли эти существа испытывать боль – об этом ведутся споры, поскольку результаты научных наблюдений неоднозначны. А другая группа – люди, которые утверждают, что недостаточно принимать во внимание только чувствующих живых существ. Что важно – это то, что существа являются живыми, независимо от того, могут ли они переживать ощущения боли или удовольствия, т.е. все живые существа важны с моральной точки зрения, и нам нужно принимать это во внимание. Однако по этому поводу ведутся споры: равноценны ли все живые существа или некоторые существа имеют большую ценность или более важны, чем другие, потому что они могут испытывать боль или по каким-либо другим причинам. Таким образом, даже в этих группах есть множество спорных вопросов.

Наконец, здесь, две основные точки зрения заключаются в том, имеют ли экосистемы моральное значение. Так, те, кто придерживается этой позиции, утверждают, что мы должны рассматривать землю, как морально значимую самой по себе. Сторонники же другой точки зрения считают, что необходимо рассматривать биологические виды в качестве морально значимых единиц. Нахождение под угрозой исчезновения некоторых биологических видов хуже, чем смерть последней особи этого вида. Скажем, к примеру, исчезновение последнего тигра является большей утратой, чем смерть домашней кошки, потому что здесь важна ценность биологических видов. Ине только потому, что это имеет значение для нас, или потому что это отрицательным образом влияет на отдельных особей этого вида, но потому что мы рассматриваем биологический вид в качестве морально значимого объекта.

Это две категории различных позиций, которых придерживаются специалисты по экологической этике … Я не буду менять здесь слайды, оставим этот… Сейчас мне хотелось бы перейти к трем проблемам, которые вызывают множество споров.

Первая проблема – проблема людей будущего. Очевидно – и об этом уже говорилось ранее - что мы можем нанести вред будущим поколениям разнообразными способами. Мы можем оставить им в наследство радиоактивные отходы, изменить климат, загрязнить атмосферу, поставить под угрозу вымирания другие биологические виды, способов оказания негативного воздействия множество. Однако каким образом подойти к этой проблеме с этической точки зрения, вызывает множество споров среди специалистов, и в действительности для западной экологической этики в целом.

Некоторые философы утверждают, что нам совершенно не следует принимать во внимание людей будущего, они не имеют морального значения. Среди тех, кто отстаивает эту точку зрения, есть правозащитники, не все, но некоторые.

ТД: Его Святейшество говорит, что с этой точки зрения следующие годы нашей жизни также имеют значения, они ведь не существуют.

ЕСДЛ: Однако нам следует серьезно озаботиться будущими годами нашей жизни.

КП: Потому что нашего будущего пока не существует?

ЕСДЛ/ТД: Да.

КП: Это то, о чем мне хотелось бы спросить…

ЕСДЛ: Дети, внуки, правнуки… мы должны позаботиться о них сейчас. Иначе это просто глупо.

ЕСДЛ: Прощу прощения…

ТД: Его Святейшество говорит, что он не должен бы вмешиваться в доклад.

КП: Эти философы утверждают, что для того, чтобы обладать правами, сначала необходимо существовать. Поскольку людей будущего пока не существует, они не могут притязать на права, они не могут признавать права, по этой причине у них нет прав, и нам не следует принимать их во внимание или думать о них.

ТД: Его Святейшество интересуется: те, кто утверждает, что будущие поколения не надо принимать во внимание, когда-нибудь выражают неудовольствие делами своих предков?

ЕСДЛ: А может наоборот, благодарят своего отца или деда за что-то полезное, что те сделали, и чем они теперь пользуются. Точно также, если мы натворим что-нибудь, наши потомки будут нами недовольны…

КП: Гораздо больше тех, кто придают значение будущим поколениям, хотя делают они это по разным причинам. Некоторые говорят, что мы можем нанести вред людям будущего, другие, что если мы будем вести себя тем или иным образом, в будущем может быть больше страданий. Но даже в случае если мы принимаем эту точку зрения, встает вопрос о том, как нам учитывать интересы людей будущего при принятии решений. Возможны случаи, в которых интересы нынешнего и будущего поколений противоречат друг другу, скажем, деятельность, которая может принести пользу ныне живущему поколению, окажет неблаготворное воздействие на будущее поколение. Это одно из затруднений, с которыми мы можем столкнуться.

Еще одно затруднение, об этом уже, кажется, говорилось, связано с тем, что ныне живущие люди не очень-то заинтересованы в том, чтобы задумываться об интересах будущего поколения. Одной из причин, я думаю, что Элке будет говорить об этом более подробно, является то, что многие люди думают, что для решения проблем окружающей среды, нам необходимо прийти к коллективному соглашению, которое будет взаимовыгодно для всех, кто в нем участвует, при условии соблюдения этого соглашения всеми сторонами. Однако люди будущего не могут быть частью этих соглашений, они не могут быть в них представлены, не могут в них участвовать, поскольку их пока не существует. Мы не заинтересованы в том, чтобы они были частью этого соглашения, потому что их участие не означает какой-либо выгоды для нас. Мы можем нанести им вред, однако они в свою очередь не могут принести нам никакой пользы, это своего рода односторонняя связь. Еще одной причиной тому, что мы недостаточно мотивированы учитывать интересы людей будущего – мы пришли к этому выводу во время одной из вечерних дискуссий – является то, что очень сложно испытывать сострадание по отношению к тем, кого еще даже не существует. Мы можем испытать сострадание к человеку, находящемуся вдалеке от нас, скажем, увидев фотографию, на которой он страдает. По отношению к несуществующим людям сложно породить подобное сострадание. Это еще одно затруднение, с которым мы сталкиваемся.

ТД: Согласно позиции одной из школ классической индийской философии, если нечто существует, оно должно существовать в настоящем. Это очень похоже на то, о чем вы говорите.

КП: Принять во внимание все то, что может возникнуть в будущем, было бы очень затруднительно.

ТД: Даже индийские философы, считающие, что все реально существующее должно существовать сейчас, озабочены тем, что произойдет с ними завтра или послезавтра.

ЕСДЛ: На самом деле эти философы –буддисты, стремящиеся к достижению нирваны, а это также дело будущего.

КП: Это одна из проблем. У меня есть три вопроса, которые мне хотелось вы в конечном итоге вынести на обсуждение, и вопрос будущих поколений – один из них.

Второй вопрос, который мне хотелось бы затронуть – то, каким образом мы рассматриваем системы и биологические виды, это серьезная проблема экологической этики. Очевидно, что когда речь заходит о проблемах окружающей среды, мы говорим не только о большом количестве отдельных индивидуумов. Мы, как правило, думаем не столько о воздействии этих проблем на отдельных представителей вида, сколько о воздействии гораздо большего масштаба. К примеру, мы не считаем, что искусственные лесопосадки и лес, никогда не подвергавшийся вырубке, это одно и то же, даже если количество организмов плантации и леса совершенно одинаково. Таким образом, очевидно, что мы понимаем, что между плантацией и лесом существует некая разница, однако очень сложно определить, в чем именно заключается эта разница, что же делает систему значимой с моральной точки зрения. Американский философ и лесовод Альдо Леопольд утверждал, что мы должны придерживаться этики земли, согласно которой наша деятельность является надлежащей при сохранении стабильности, целостности и красоты сообщества, проживающего на этой земле. Наша деятельность является неправомерной, если эти принципы не соблюдаются. Это очень известное утверждение, известное всем, изучающим экологическую этику. Однако сторонники индивидуалистской позиции не признают эту точку зрения, они утверждают, что существующие экосистемы отличаются от описываемых Леопольдом. На самом деле не существует гармоничного целого, которому присущи стабильность и целостность, мы не можем четко определить границы экосистем, мы не можем однозначно на них указать, они гораздо хаотичнее, чем представлял это себе Леопольд. Организмы возникают беспорядочно, они взаимосвязаны друг с другом, однако эти связи отнюдь не последовательны, и даже если бы они были рационально организованы, на каком основании мы можем предполагать, что такие параметры, как целостность системы, имеют моральное значение. Нас не должны волновать подобные параметры. Что имеет значение с моральной точки зрения, это способность испытывать страдание, и мы знаем, что экосистемы не испытывают страдания, страдания испытывают их отдельные элементы.

Теми же аргументами руководствуются, когда говорят о биологических видах. Те, кто считают, что биологические виды имеют значение с моральной точки зрения, утверждают, что интересы биологических видов могут отличаться от интересов отдельных особей этого биологического вида. Например, если бы существовал биологический вид, в котором осталось только 50 особей, и для того, чтобы поддержать этот биологический вид, нам пришлось бы разводить в неволе все 50 особей, и жизнь всех 50 особей была бы ужасна, потому что мы бы делали с ними ужасные вещи для того, чтобы они могли размножаться. В конце концов, биологический вид, возможно, выживет, однако жизнь отдельных особей была бы ужасна. Вы можете сказать, что это было сделано в интересах биологического вида, но не в интересах отдельных особей этого вида, в этом заключается разница. Однако индивидуалисты будут утверждать, что это неверная интерпретация происходящего. На самом деле вы приносите в жертву интересы ныне живущих особей ради будущих особей, последних с течением времени становится больше, и, в конечном счете, вы приносите пользу большему количеству особей, и это то, что имеется в виду, когда говорится, что биологический вид процветает. Как видите, на самом деле это обсуждение важно, и оно учитывается при разработке политики защиты окружающей среды, поскольку существует множество примеров того, как отдельные части системы приносят в жертву в интересах системы в целом. К примеру, это может быть связано с охотой на особей определенного вида, избыточное число которых угрожает экосистеме. Однако если системы на самом деле не имеют значения с моральной точки зрения, это опять же порождает проблему. Таким образом, этот вопрос имеет политическое значение. Эта вторая проблема, о которой мне хотелось бы поговорить.

Последний вопрос, который мне хотелось бы обсудить, сводит эти вопросы воедино, и заключается в следующем – какую окружающую среду нам хотелось бы создать в будущем? Некоторые специалисты в области этики утверждают, что этот вопрос неправомерен, ответ на него выходит за рамки рассматриваемого, что область изучения этики должна быть ограничена вопросами ненанесения вреда, ненарушения прав. Этика не должна заниматься вопросами привнесения новшеств, создания лучшего мира. Однако многие философы говорят, что мы уже создаем мир, вчера мы говорили об антропоцене, это означает, что мы уже создаем новый мир… Эти философы утверждают, что раз мы уже занимаемся созданием мира, нам необходимо постараться сделать это наилучшим образом или, по крайней мере, улучшить состояние окружающей среды. Однако, как я уже говорила, неясно…

ТД: Значит, разница между этими двумя позициями заключается в том, что первые говорят, что их роль заключается в том, чтобы избежать нанесения вреда, а не…

КП: Вносить новшества …

ТД: Предпринимать инициативы для того, чтобы улучшить ситуацию, не так ли?

КП: Да, именно в этом заключается разница.

Итак, если наша цель улучшить состояние окружающей среды, вопрос в следующем – к какому состоянию нам необходимо стремиться, какую окружающую среду нам необходимо создать. Поскольку, как вы уже видели, существует множество мнений о том, что действительно имеет значение, из чего будет складываться лучшее состояние окружающей среды, также вызовет множество вопросов. Здесь предвидятся дальнейшие затруднения, скажем, изменение климата, которое, как мы уже видели, имеет множество негативных последствий, также создает новую окружающую среду, новую систему с новыми организмами. Эти новые организмы будут иметь такую же ценность, что и другие виды, которые потенциально могли бы возникнуть. Так, к примеру, мы знаем, что одним из последствий нынешнего изменения климата является исчезновение тундры, и часть территории тундры в Сибири теперь занимают леса. Плохо ли это? Имеет ли значение расширение леса и сокращение тундры? Пострадала ли экосистема тундры, пострадала ли тундра?

Достаточно популярна следующая точка зрения: каким бы ни было будущее состояние окружающей среды, в ней должно быть меньше страданий. Однако специалисты в области этики сталкиваются с затруднениями и здесь. Скажем, если в будущем в окружающей среде будет меньше биологических видов, которые могут страдать: больше деревьев и меньше чувствующих существ, это будет означать меньше страданий.

Или это может означать уничтожение хищных животных. Существование тигров, к примеру, может считаться проблемой, поскольку они убивают других существ, и таким образом причиняют страдания. Поэтому, возможно, мир станет лучше, если в нем не будет тигров. Однако очевидно, что это противоречит другим целям защиты окружающей среды, а именно защите биологических видов и т.д. В этом и заключается вопрос о том, какого рода окружающую среду мы хотим создать в будущем.

В завершение своего доклада мне хотелось бы задать три вопроса. Было бы очень ценно услышать вашу точку зрения на эти проблемы. Поскольку традиция, которой вы придерживаетесь, сильно отличается от нашей, ваши взгляды могут помочь нам при размышлении над этими вопросами, открыть новые точки зрения, о которых мы не задумывались ранее.

ДД: Как вы уже говорили, Клэр, очень важно понимать, что специалисты в области экологической этики играют определенную роль в формировании политики в Соединенных Штатах, поэтому ответы на эти иногда странные философские вопросы этики могут иметь ощутимые результаты при разработке законов и принятии решений на уровне правительства.

КП: Вот эти три вопроса, и мне было бы очень интересно знать, есть ли у вас есть какие-то соображения по этому поводу.

ЕСДЛ: «Что вы думаете…»

ДД: Вы можете прочитать вопросы…

КП: «Что вы думаете о будущих поколениях, какую ценность вы им придаете? Каким образом нам следует учитывать интересы будущих поколений, принимая этические решения?»– это первая проблема, о которой я говорила.

Вторая – «Имеют ли биологические виды и экосистемы как таковые значение с моральной точки зрения? Не принимая во внимание отдельных особей этих видов?».

И третья – «Какого рода окружающую среду нам необходимо создать в будущем, если люди вообще вправе заниматься созданием окружающей среды?»

Мне хотелось бы услышать ответы на эти вопросы с позиции буддийской философии.

Продолжение: Часть 2
Просмотров: 2676  |  Тэги: Далай-лама, ум и жизнь, экология, этика

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Май 2015    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100