Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Анонсы Статьи О центре О фонде
 

Три задачи Его Святейшества Далай-ламы

13 ноября 2005 | Версия для печати
| Еще
Выступление духовного лидера Тибета в центре MCI
Вашингтон, 13 ноября 2005


Братья и сестры, в особенности представители сообществ азиатского гималайского региона, чья культура имеет в своей основе тибетский буддизм, а также уйгурского региона, который на тибетском мы называем «Лиюл», а в современном английском «Восточным Туркестаном»! Для меня большая радость иметь возможность провести это время с вами, и я хотел бы выразить глубокую признательность всем, кто сделал эту встречу возможной.

Я хотел бы от души поблагодарить всех тех, кто принимал деятельное участие в подготовке этого события. Уверен, вы затратили много времени и сил, справляясь с трудностями.

Вначале я хотел бы поделиться своими мыслями с теми людьми, которые близки к Тибету не только географически, но и духовно. Это весь гималайский регион, расположенный к югу от Тибета, а также северные территории – Внутренняя Монголия, Внешняя Монголия, или Монгольская республика, а также буддийские республики России – Калмыкия, Бурятия, Тува и некоторые буддийские сообщества в Агинском округе. На протяжении многих веков нас объединяли общие духовные корни.

На долю тибетцев, монголов и уйгуров в прошлом столетии выпало немало трудностей. А Тибет, Внутренняя Монголия и уйгуры по-прежнему переживают нелегкие времена. Естественно, люди из этих регионов почти как братья-близнецы. У нас схожий опыт. Те же из вас, кто родом из Индии, южной части гималайского региона, обладали и обладают полной свободой. Порой мы вам завидуем. Мы потеряли свободу, а я к тому же лишился родины, получив статус беженца. Однако все мы, несмотря на различия в политической ситуации, продолжаем оставаться единым сообществом, целостной группой с общими духовными традициями. В Восточном Туркестане, где живут уйгуры, есть небольшое буддийское сообщество, но большинство уйгуров всё же мусульмане, и [живущие там] казахи – тоже мусульмане. При этом на протяжении многих веков мы были связаны друг с другом, когда-то в этом регионе была широко распространена буддийская Дхарма. Поэтому на эмоциональном уровне я ощущаю очень близкую связь. Я хочу, чтобы вы знали о наших чувствах, о наших глубоких чувствах…

Меня также радует, что наши американские друзья, взглянув на нас, поймут, что мы – единое сообщество. Увидят разнообразие наших костюмов и традиций. Хотя наши гости из Непала в этот вечер облачились в тибетские платья, и вам будет нелегко нас различить. [Смеется.]

Как бы то ни было, я очень рад нашей встрече, и мне очень понравилось, как член Конгресса Нэнси Пелози представила каждый из гималайских народов. Я знаю ее уже давно, уже долгое время она является моим близким другом и другом Тибета. И я хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы поблагодарить ее за эту вступительную речь.

Хотя все наши давние друзья стареют, и я сам не становлюсь моложе, но наша дружба остается неизменной. Порой она даже крепнет со временем. Я очень ценю эту дружбу и считаю таких людей настоящими друзьями. Поднимаемся мы или падаем, они всё равно остаются с нами. Поистине это чудо. И я за него искренне признателен вам. Как я говорил выше, мы по-прежнему переживаем непростой период. И ваша поддержка, ваша дружба имеют для нас огромное значение.

Конечно, я вижу здесь очень много новых лиц. Это наши новые друзья. Со временем осведомленность о Тибете, о нашей справедливой борьбе, о древнем культурном наследии и духовности растет, и в подтверждение тому все больше людей проявляют подлинное сочувствие, подлинную заботу и духовную солидарность. Это распространяется и на китайское население. Не только за пределами Китая, но и в материковом Китае все больше китайцев питают неподдельный интерес к тибетской культуре и духовности. И, опираясь на этот интерес, они испытывают искреннюю озабоченность [положением дел] в Тибете. Многие из них продемонстрировали нам свою солидарность. И это обнадеживающий факт. Ведь какой бы ни была временная политическая ситуация в той или иной стране, люди всё равно остаются людьми. И именно люди оказываются определяющим фактором в том, в каком направлении будет происходить дальнейшее развитие. Мне представляется ценным тот факт, что все больше китайцев проявляют живой интерес и сочувствие. Я это очень ценю.

Вот такими соображениями я хотел с вами поделиться, а теперь перейдем к теме моего выступления. Возможно, многим из вас известно то, что я собираюсь сообщить, но все же я хочу изложить свои основные идеи. У меня есть три главных обязательства. Первое – обязательство человека, одного их шести миллиардов. Все мы являемся частью человечества, и будущее каждого индивидуума зависит от будущего человечества в целом. Поэтому, естественно, мы должны искреннее заботиться о судьбах всего человечества. Поэтому, исходя из этой мотивации, моя первая задача – пропаганда общечеловеческих ценностей. Ведь будущее, счастливое и спокойное, во многом зависит от того, как мы поступаем. Мы встречаемся со множеством проблем. Некоторые проблемы связаны с природными катаклизмами, и их мы не в силах избежать. Определенные аспекты нашего поведения, согласно специалистам, также [плохо поддаются контролю], например, зависимость от погодных условий.

Однако многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, порождены человеком. И здесь, если мы изменим свое отношение и поведение, то они пусть не уйдут полностью, но, по крайней мере, будут сведены к минимуму. В этом нет сомнения. В каждом действии определяющим фактором является мотивация. Если в своих действиях мы руководствуемся состраданием, у нас больше шансов на счастливое будущее. Я считаю сострадание весьма важной общечеловеческой ценностью. Поэтому пропаганда общечеловеческих ценностей – моя задача номер один. Это то, что я называю «секулярной этикой» в отличие от этики религиозной. Когда мы говорим о секулярной этике и о поступках, основанных на секулярной этике, мы подразумеваем такое понимание поведения человека, которое не сковано рамками религиозной веры, но выходит за пределы разделения людей на «верующих» и «неверующих».

Моя вторая задача – пропаганда гармонии в отношениях между различными религиями. Здесь я высказываюсь и действую как верующий человек, исповедующий буддийскую веру. У разных религиозных традиций есть одна важная роль. Они приносят мир в души миллионов людей, раскрывают им внутренние ценности. И даже теперь, в XXI веке, религиозные традиции обладают огромным потенциалом, [они способны] внести значительный вклад в благосостояние человечества.

В то же время, порой религиозные верования становятся источником проблем. И если религии порождают одни только проблемы, то, с буддийской точки зрения, у нас есть полное право от них отказаться. Но, как я говорил ранее, если вы должным образом следуете той или иной религии, то это приносит большую пользу.

Учитывая тот факт, что религии продолжают служить миллионам людей, но в то же время порой создают почву для конфликтов в человеческом обществе, мы можем задаться непростым вопросом – как нам сохранить все то положительное, что несет с собой разнообразие религий, с одной стороны, и предотвратить негативные последствия такого разделения, с другой?

Я вижу здесь одну проблему. Существует концепция «Одна истина – одна религия» и другая концепция «Несколько истин - несколько религий». На первый взгляд кажется, что эти две концепции противоречат друг другу, хотя обе имеют смысл. Как же нам преодолеть эти противоречия? Религии подобны лекарству. В зависимости от вашей болезни вам могут потребоваться разные лекарства. Подобным образом, разным людям, людям с разными ментальными наклонностями необходимы разные истины, разные религии. Каждая религия несет в себе ту или иную истину, так возникает несколько истин.

На уровне отдельной личности, если вы будете питать веру во все это многообразие религий, то ваш ум непременно запутается, вам будет сложно разобраться. Одни говорят, есть бог-творец, другие говорят – нет. Одни говорят, есть душа, другие – нет. Одни говорят, есть следующая жизнь, другие – нет. Очень сложно. Поэтому, приняв во внимание свои ментальные наклонности, вы должны следовать одной религии. На уровне отдельной личности работает концепция «Одна истина – одна религия». Она здесь уместна и необходима. Для того, чтобы развить однонаправленную веру в истинность своего духовного пути, вам нужно опереться на концепцию «Одна истина – одна религия». Но это не означает, что вы должны забыть об уважении к другим традициям. Нет! Вера и уважение – это разные вещи. Питайте веру в свою традицию и, опираясь на веру, как можно старательней применяйте на практике [ее положения]. Что же касается уважения, необходимо осознать ценность и пользу [различных религий]. Не только сегодня, но также и в прошлом, несколько столетий назад, в настоящем, в будущем миллионам людей религии приносили и продолжают приносить колоссальную пользу. Это очевидно. Я, буддист, вижу, какую пользу приносит христианство, ислам, иудейство и другие традиции. Миллионы людей черпали огромное вдохновение в своей традиции. Поэтому есть веские причины уважать и ценить другие религии. Восхищаться ими. Поэтому на индивидуальном уровне, на уровне веры мы придерживаемся концепции «Одна истина – одна религия», но в то же самое время признаем, что на планете есть «Несколько истин - несколько религий», и относимся к ним с уважением. Так мы сможем преодолеть это противоречие.

И еще я хотел бы добавить для верующих. Когда вы принимаете ту или иную веру, вы должны быть серьезны и искренне. Среди тибетских буддистов тоже встречаются люди, которые довольствуются одним лишь названием «буддист». Есть те, кто с полной уверенностью считает себя буддистом, но при этом неразборчив в своих поступках. Это свидетельствует о недостатке искренности и серьезности. Это касается и меня. Если я учу других не совершать негативных поступков, но при этом сам не уделяю своим поступкам должного внимания, то это говорит о недостатке искренности. К примеру, я всегда учу людей довольствоваться малым, [неправильно будет], если при этом я стану потворствовать своим желаниям…Есть один замечательный способ это проверить. В прошлом (сейчас уже нет) я порой любил посещать торговые центры. Столько разных товаров – красота! Когда я прихожу туда, какую-то часть моего существа начинают будоражить желания - я хочу это, хочу то, хочу то. А потом я спрашиваю себя: «Тебе действительно это нужно? И отвечаю – нет. Это у меня есть и это тоже. Не к чему».

Вот такой ментальный процесс. Видите, даже у человека, который искренне верит в то, что необходимо довольствоваться малым, все равно возникают желания. Поэтому, если вы серьезны в своей приверженности той или иной традиции, тогда еще до того, как возникнет жадность, вспомните о необходимости воздерживаться от излишеств, о простоте.

Вам предстоит встреча с вашим врагом, человеком, который вам не по душе. Вспомните о терпимости, об умении прощать. Мои христианские братья предлагают один весьма практичный метод. Они говорят: когда вы встречаетесь со своим так называемым врагом, мысленно представьте себе, что в нем – бог. Это образ сразу же уменьшит ваш гнев, вашу ненависть. Это подлинная практика. Когда мы принимаем религию, мы должны быть искренними и серьезными. Мы должны применять на практике то, чему учит наша традиция. Должны переносить эти принципы в свою повседневную жизнь.

Что же касается неверующих и даже тех, кто испытывает ненависть к религии, что ж, ничего, не важно. Можете продолжать в том же духе. Если вы счастливы в своем выборе, пусть будет так. Но общечеловеческие ценности необходимы для того, чтобы мы чувствовали себя счастливыми. Эти фундаментальные ценности нельзя забывать. Они очень важны. Поэтому даже неверующим людям не стоит преуменьшать важность ценностей внутреннего порядка.

Итак, существуют разные традиции, но если вы посмотрите внимательно, все они несут послание любви, сострадания, терпимости, умения прощать и довольствоваться малым, придерживаться самодисциплины. Несмотря на различие в философских подходах, философских взглядах, в аспекте практики они почти идентичны.

Обычно мы хотим получить самое лучшее. Если вы спросите, какая из религий – самая лучшая (мне кажется, многих людей мучает этот вопрос), то вам не удастся добиться какого-то однозначного ответа. Я часто говорю людям, что вопрос «Какая религия лучше?» - вопрос во многом бессмысленный, потому что о плюсах и минусах той или иной религии можно говорить только в контексте конкретной ситуации. Удачной аналогией здесь могла бы быть аналогия с лекарством. Если бы вас спросили: «Какое лекарство самое лучшее?», то это вопрос бессмысленный. О «самом лучшем лекарстве» можно говорить лишь в контексте той или иной болезни. Не упоминая болезнь, невозможно определить, какое лекарство лучше.

Как для определенной болезни можно подобрать наилучшее лекарство, так же и для человека с определенными ментальными наклонностями можно подобрать наилучшую религию. «Лучшая» здесь будет означать «наиболее эффективная». И еще один пример. Если ментальные наклонности человека таковы, что концепция бога-творца, абсолюта, высшего существа, от которого зависят все сотворенные им существа, становится мощным методом изменения этого человека к лучшему … (представьте себе, вы – сотворенное существо, ваше будущее зависит от бога-творца, творец хочет, чтобы вы были добрым и любящим, и, искренне веря в это, вы проявляете больше добросердечия). Для такого человека более всего подойдет одна из теистических религий. Теистическая религия для него – самая лучшая.

И другая точка зрения. Нет никакой «центральной власти», никакого абсолюта, но каждый индивидуум сам несет полную ответственность, всё – на ваших плечах. Такой подход является эффективным для человека, который думает: «Все зависит от меня, от моих действий. Если я сделаю что-то не так, то последствия придется пожинать мне самому. Мне будет некого в этом винить». Для людей, которым ближе такой подход, более эффективными окажутся нетеистические религии. Они для них – самые лучшие.

Подобно тому, как в отношении лекарств мы не можем говорить о каком-то одном «самом лучшем лекарстве» вообще, без ссылки на болезнь, и в то же время для конкретной болезни мы можем проводить сравнения, ссылаясь, например, на разницу в цене, так же в большинстве мировых религий можно выделить два аспекта: этический, или практический аспект, и метафизический, или философский аспект. В области философии могут наблюдать огромные различия. У одних религий более сложная философия, у других – менее.

И хотя мы видим все эти значительные различия в сфере метафизики, теологи и философии, все же мы не вправе утверждать, какая из религий лучше в плане эффективности. Однако мы можем задать вопрос, к чему же сводятся все эти различные философские течения? И сводятся они к основополагающему учению об этике, о нравственной дисциплине.

Именно в силу сходства основополагающих практик, базовых норм, некоторые мои братья среди христиан называют меня «хорошим христианином». Однажды в Австралии, где я выступал с публичной лекцией, перед началом меня представлял христианский священник. Он сказал тогда, что считает меня хорошим христианином. Естественно, на уровне философских взглядов я не являюсь христианином. Здесь между буддистом и христианином большая разница. Но если говорить о том, как эта философия проявляется на практике, то обе религии учат любви, доброте, умению прощать и довольствоваться малым, простоте, терпимости. Если смотреть под таким углом, то, пожалуй, он может считать меня христианином, а я могу считать его буддистом.

Какими бы ни были различия в философии, пусть даже фундаментальные, они не так уж важны. Важно, во что эта философия выливается на практике. А тут все религии едины. Поэтому мы можем воспитать в себе подлинное уважение к другим религиям, взяв за основу ясное осознавание того факта, что все они стоят на одних и тех же ценностях.

У религий различные философские подходы, но эти различия нам необходимы. Если мы приходим к этому пониманию, то, встречаясь с различием в философских взглядах, мы думаем: «Замечательно! Человечеству это необходимо». Такая мысль рождается в нашем сознании. Моя вторая задача, пропаганда гармонии в отношениях между религиями, также служит делу мира во всем мире. Ведь, как и в прошлом, сегодня порой возникают проблемы из-за различий в вероисповедании.

И, наконец, моя третья задача - проблема Тибета.

Возвращаясь к первой задаче, я всегда подчеркиваю, что подлинный долгосрочный мир во всем мире достижим только в том случае, если у нас мир в душе. И как рождается мир в душе? Он начинается на уровне отдельной личности. Мне кажется, что в конечном итоге истинный сострадательный настрой, подлинный долгосрочный мир – достижимая цель, хотя это требует времени. Но возможность существует, и потому нам нужно ясное осознавание, ясное видение своей задачи. [Цель эта - преобразование] мира в одну большую семью, где много любви и сострадания. Для того, чтобы это видение получило материальное воплощение, мы должны применять различные усилия и методы. И первый метод – это то, что я называю «внутренним разоружением».

Здесь нам необходимо четкое понимание того, что такое внутренний мир человека, мир эмоций. В мире эмоций, весьма обширной сфере, можно выделить эмоции негативные и эмоции позитивные. Обычно мы допускаем ошибку, считая эмоции неотъемлемой частью своего ума, частью своей природы. И проблема заключается в том, что мы не уделяем им должного внимая, исходя из предпосылки, что эмоции заложены в нас от природы Мы пренебрегаем внутренними ценностями. Я же считаю крайне важным подходить к рассмотрению нашего ума более пристально. В ряду эмоций - гнев, ненависть, зависть, относятся к разрушительным. Они не только являются источником проблем для человеческого сообщества, но также разрушительно сказываются на нашем внутреннем самоощущении и здоровье. Естественно, если эти эмоции приходят постоянно, тогда мы тотчас же теряем сон, аппетит, нарушается пищеварение и покой ума. Повышается кровяное давление, случается много негативного. Поэтому необходимо ясно понимать, что некоторые эмоции носят разрушительный характер.

Опираясь на законы природы, мы можем сказать, что там, где есть разрушительные силы, также присутствуют противоядия к ним. В нашем случае противоположностью разрушительных сил становится чувство внутренней близости, любви, внимания, заботы, которые возникают не в силу религиозной веры, но являются частью нашей природы. Их семена заложены в нас от природы.

Разнообразные эмоции необходимы для нашего выживания. Если мы рассмотрим функцию или роль этих эмоций с естественнонаучной точки зрения, то сможем сказать, что роль эмоций, относящихся, например, к группе «привязанность», заключается в том, чтобы притягивать те условия, которые для нас желательны. Эмоции же, относящиеся к группе «гнев, или враждебность», направлены на то, чтобы устранить или предотвратить те препятствия и условия, которые нам мешают. Таким образом, на более грубом уровне, эти эмоции – средство необходимое нам для выживания. Мы – человеческие существа, у нас есть это замечательное сознание, и мы должны попытаться проводить исследование на более глубоком уровне. Тогда мы сумеем увидеть, что негативные, деструктивные эмоции приносят нам вред.

С другой стороны существуют также привязанность, чрезвычайно сильное желание, чрезвычайно сильный эгоцентризм. Если мы проанализируем их на более глубоком уровне, то увидим, что и они разрушительны. Почему? Потому что под влиянием этих эмоций мы не способны видеть реальность. Если вы проведете эксперимент, проанализируете сильные эмоции, такие как привязанность, гнев, враждебность и т.д., то увидите, что они обладают тенденцией заслонять ясную картину мира. И это еще не все. Они обычно следуют за сильной ментальной проекцией – прослеживается тенденция преувеличивать качества объекта, на котором мы сфокусированы. Поэтому когда негативные эмоции полностью захватывают нас, мы не способны ясно видеть реальность. Какой бы метод мы ни применили в этих обстоятельствах - вне зависимости от того, направлен он на притягивание или отторжение объекта, - этот метод не будет соответствовать реальности. Обычно его применение влечет за собой усугубление наших проблем. Эти сильные эмоции основаны на неведении и потому деструктивны.

Нам, человеческим существам, конечно, необходимы методы создания благоприятных условий, с одной стороны, и устранения неблагоприятных, с другой. Вопрос в том, можем ли мы найти такие методы, которые бы не опирались на негативные эмоции: сильную привязанность и гнев?

С моей точки зрения, позитивные эмоции, например, подлинное сострадание, не основаны на неведении. При этом, нам необходимо знать о существовании разных типов сострадания, чтобы определить какой из них не основан на неведении. Мы должны проводить различия между разными видами любви или сострадания. Сострадание, которое мы испытываем к очень близкому нам человеку, может быть смешано с привязанностью, может не являться подлинным состраданием. Это предвзятое сострадание.

Истинное же сострадание не должно быть предвзятым. Если чувство близости и заботы возникает в вас, только потому что какой-то человек, животное или предмет представляется приятным вам лично, тогда это предвзятое сострадание. В конечном итоге, его центром являетесь вы сами.

Во втором случае чувство заботы возникает в вас на основе понимания того, что другие тоже обладают правом преодолеть страдания и достичь удовлетворения или счастья, вне зависимости от того, как они относятся к вам. Пусть даже они – ваши враги. Вы называете человека врагом, потому что он вредит вам. Если же говорить о его собственных правах, то и у него есть право преодолеть страдания.

Понимая это, взрастите в себе подлинное чувство заботы, подлинное чувство сострадания, которое является непредвзятым. Если вы внимательно рассмотрите его, то заметите, что в этом сострадании, которое основано на простом признании того факта, что другие также стремятся к счастью и преодолению страданий, а также от природы присущего им права на достижение этих целей, в этой эмоции (учитывая, что в ней нет никакой ссылки на «я») нет места преувеличению ментальных проекций. Ведь оно основано на признании основополагающей истины, описывающей природу другого существа. Такое сострадание является истинным.

Это подлинное сострадание, возможно, более ощутимо в наши юные годы. Конечно, оно может носить ограниченный характер, но всё же во младенчестве и детстве мы не склонны проводить различий между людьми на основе того, связаны они с нами или нет, близки нам или нет. Наша реакция на других людей в большей степени основана на врожденном сопереживании другим.

Это чувство любви, сопереживания мы можем развить, перенести на большее число людей посредством логического размышления, посредством тренировки ума. Это особенно актуально сегодня, когда научные изыскания наглядно демонстрируют, что сострадание приносит внутреннюю силу.

Одно из интересных научных открытий связано с изучением намеренного развития сострадания. Оно показывает, что та часть мозга, которая наиболее сильно активируется при развитии сострадания, тесно связана с той частью мозга, которая отвечает за моторную активность и приводит нас в движение. Услышав об этом новом открытии, я подумал, что в нем есть доля истины, ведь когда мы развиваем подлинное сострадание и сочувствие к другим, мы естественным образом преисполняемся мужеством и силой. Когда в вас проявляется эта сила и мужество, в вас усиливается инстинктивное желание протянуть руку другим, помочь им.

Это автоматически снижает уровень страха и рождает уверенность в своих силах, что и дарит нам мир в душе. Более спокойное состояние ума благоприятно сказывается на здоровье. Поэтому практика развития сострадания действительно полезна для человека. В семье, где глава семьи начинает проявлять больше сострадания, это тотчас же позитивно сказывается на всех остальных ее членах. Постепенно они также начинают проявлять схожее поведение или отношение к жизни. Так мы распространяем сострадательный настрой внутри сообщества. Но, конечно, это требует времени. На мой взгляд, в современной системе образования мы уделяем слишком много внимания развитию мозга и недостаточно - прививанию внутренних ценностей. Нам нужно проводить больше исследовательской работы в этой связи. Ведь пропаганда внутренних ценностей осуществляется не посредством молитвы или религиозной веры, но на основе здравого смысла и образования, опирающегося на научные открытия.

Когда позитивные эмоции возрастают, негативные естественным образом снижаются. Таков путь внутреннего разоружения.

Теперь о «внешнем разоружении». Здесь нам нужно подумать о росте объемов вооружения и, прежде всего, ядерного. В прошлом, во времена холодной войны, когда еще существовал Советский Союз и Восточный блок, мне несколько раз доводилось бывать восточной границе, со стороны Восточной Германии. Я помню, по ночам люди испытывали страх: если что-то пойдет не так, противоположная сторона может применить ядерное оружие.

Я также бывал в Японии, в Хиросиме и Нагасаки, где была применена атомная бомба. В то время еще были в живых пожилые японцы, которые пострадали от ядерного оружия, а в местном музее была выставлена пачка иголок, которые расплавились прямо в упаковке. Видя все это, я глубоко осознал, как ужасно ядерное оружие. Но оно по-прежнему существует.

По счастью, в мир уже приступил к серьезному обсуждению возможности сокращения вооружений. Это отрадно. Но нам еще предстоит поставить вопрос об их полном запрещении. И делать это нужно постепенно: сперва запретить ядерное оружие, затем химические и биологические виды вооружений. Есть люди, в особенности ученые, которые активно обсуждают эту тему. Мне кажется, это замечательно.

Мы будем действовать постепенно, и, в конце концов, освободим наш мир не только от ядерного оружия, но и военной мощи в целом. Вот, что я понимаю под «внешним разоружением». Лауреаты Нобелевских премий выступили с совместной инициативой, направленной на введение запрета на коммерческие операции с вооружением. Мне кажется, это прекрасно. Действуя так, мы сможем создать подлинный мир в семье, затем распространить его на сообщество людей, а затем – на все человечество в целом. Когда общество станет более сострадательным и более мирным, тогда с каждым новым поколением люди естественным образом будут становиться мягче и миролюбивее.

Политики, бизнес-элита, лидеры, которых порождает общество, где слишком много конкуренции, слишком много зависти, слишком много гнева, слишком много стресса, естественно будут людьми, лишенными покоя. Поэтому неверно было бы винить во всем отдельно взятых лидеров. Чего-то не хватает нашему обществу в целом. Каждый отдельно взятый человек должен прилагать усилия, только в этом случае есть надежда на перемены. Таковы мои мысли. Куда бы я ни поехал, я всегда озвучиваю их, и я хотел поделиться ими и сегодня в столице самой влиятельной страны мира. Я надеюсь, что по меньшей мере кто-то из вас согласен со мной, и эти люди внесут свой посильный вклад.

Спасибо!

Перевод Юлии Жиронкиной
www.savetibet.ru – Сохраним Тибет!

Просмотров: 4262  |  Тэги: Далай-лама

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Ноябрь 2005    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2021
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru