Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Видео. Барри Керзин. Сострадание в нашей повседневной жизни

27 января 2016 | Версия для печати
| Еще


В июле 2015 г. Барри Керзин выступил с лекцией о сострадании в «Научно-образовательном центре исследований сострадания и альтруизма» (CCARE) на медицинском факультете Стэнфордского университета.

Барри Керзин – буддийский монах, учитель, врач. Получил полное монашеское посвящение от Далай-ламы XIV. За последние 28 лет он провел много кратких и длительных затворничеств, включая трехлетнее затворничество. В университете Висконсин в Мэдисоне и Принстонском университете участвовал в программе изучения мозга опытных созерцателей (длительно практикующих медитацию). Результаты исследования опубликованы в ведущих изданиях мира по нейрофизиологии, включая журнал Nature (Природа) и Proceedings of the National Academy of Science (Труды государственной академии наук, официальное издание Академии наук США). Ежегодно Барри Керзин проводит около семи месяцев в поездках по всему миру, преподает буддийскую философию в Индии, Японии, Малайзии, Монголии, Северной Америке, Европе, Украине и России. Одновременно он продолжает врачебную деятельность, оказывая бесплатную медицинскую помощь бедным людям, а также высоким тибетским ламам. Барри Керзин заботился о трех опытных созерцателях в момент их смерти, пребывавших в состоянии «тукдам» («посмертной» медитации). В институте им. Макса Планка в Лейпциге (Германия) Барри Керзин является консультантом большого исследовательского проекта, посвященного изучению сострадания. Барри Керзин возглавляет общественную организацию «Институт общечеловеческих ценностей» в Японии, а также является основателем и президентом института «Альтруизм в медицине».

Перевод: Ольга Селезнева
Озвучивание: Наталья Иноземцева
Техническая поддержка: Максим Брежестовский


РАСШИФРОВКА ВИДЕО


Ведущий: Добро пожаловать всем! Меня зовут Джеймс Доти, я директор-учредитель «Научно-образовательного центра исследований сострадания и альтруизма» [при Стэнфордском университете], созданного при покровительстве Его Святейшества Далай-ламы. Миссией нашего центра стало исследование составляющей сострадания и альтруизма с точки зрения нейронауки. Дело в том, что эти качества оказывают глубочайшее влияние на нашу физиологию и в конечном итоге благотворно сказываются на физическом и ментальном здоровье и долголетии. Это одна из наших целей. Другая цель – разработка методов, с помощью которых люди могли бы самостоятельно взращивать и развивать в себе эти благотворные качества. И наконец, мы организуем конференции, семинары и программы, подобные нынешней. Мы приглашаем интересных докладчиков, готовых поделиться своим опытом по части сострадания. И это вовсе не обязательно ученые-нейрологи; среди наших лекторов – представители мира духовности, предприниматели, работники сферы образования и других областей.

Для меня огромная радость представить нашего сегодняшнего гостя. Я знаком с Барри уже довольно давно. Впервые мы встретились, если не ошибаюсь, в Дхарамсале на конференции института «Ум и жизнь». Как нейрохирурга меня поразила история Барри. В 11 лет у него развился абсцесс головного мозга. Это трагическое событие буквально перевернуло его жизнь: он принял решение учиться на врача и посвятить себя служению людям и заботе об их благе. Он получил диплом в Калифорнийском университете в Беркли, а не у нас в Стэнфорде (к сожалению) в области философии, затем, если я правильно помню, год проучился в Лундском университете в Швеции, а затем получил диплом врача в Университете Южной Калифорнии, прошел ординатуру, кажется, в медицинском центре графства Вентура, затем открыл частную практику в городе Охай в Калифорнии. В итоге он выбрал путь буддийского монаха и принял посвящение от Его Святейшества Далай-ламы. Став монахом, Барри лечил многих лам и ринпоче, а также людей, пока еще не так далеко продвинувшихся по пути духовного развития, таких, как мы с вами, здесь и в Индии. И всякий раз он просто старался быть полезным другим. Его интерес к медицине проснулся, как я уже объяснил, в 11-летнем возрасте, и в дальнейшем он исследовал роль сострадания в работе врача, а также в целом нашу способность проявлять сострадание друг к другу и ценность такого сострадательного поведения. Итак, я имею честь представить вам моего друга, досточтимого Барри Керзина. Спасибо.

Барри Керзин: Спасибо. Для меня большая радость приехать сюда, в гости к моему старому другу Джеймсу Доти в Центр «CCARE» при Стэнфорде. Я провел здесь уже неделю, принимал участие еще в нескольких программах, познакомился со многими людьми. Это чудесно; то, чем люди здесь занимаются, очень впечатляет. Мне приходится много путешествовать, за последние восемь лет половину времени я провел в разъездах. У меня запланировано еще несколько встреч в США, затем поеду на месяц в Россию, на месяц в Монголию, и на месяц в Японию, а потом вернусь в Индию. В начале года я на протяжении полутора или двух месяцев живу в Гонконге, я почетный профессор Гонконгского университета и преподаю там сострадание, чему крайне рад. В Гонконге мы разрабатываем учебную программу по состраданию для студентов. Наверное нам потребуется еще пара лет, прежде чем мы внедрим эту программу окончательно, быстро такие вещи не делаются. Происходит много хорошего, я сотрудничаю с потрясающими людьми.

На прошлой неделе... забыл, какой сегодня день... в прошлую среду я вел разбор медицинских клинических случаев. Абрахам Вергейс и Брюс Фелдштейн там тоже были. Потом мы втроем, вместе пообедали. У нас была прекрасная возможность познакомиться поближе и мы еще раз убедились, что замечательные люди ведут замечательные исследования, связанные с состраданием. В нашем институте «Альтруизм в медицине», сокращенно его название звучит как AIMI, мы делаем особый упор на том, как привнести больше сострадания в сферу медицины. Конечно, сострадание важно во всех областях, но когда люди больны, или кто-то из членов семьи болен, милосердное отношение врачей и медсестер трудно переоценить, а зачастую его очень не хватает; конечно, это не всегда так, но чаще всего сострадания в медицине не хватает. А больным людям оно так нужно! Естественно, оно нужно всегда и всем, но когда вы слабы, подавлены, или кто-то из ваших близких болен, вам хочется ощутить искреннюю заботу, поверить команде врачей, чей долг о вас заботиться. Мы начали проводить тренировки по состраданию для будущих врачей, медсестер и других специалистов. Сейчас мы стараемся внедрять эти идеи в общие учебные программы, сделать частью медицинского образования. Конечно, на это нужно время, но это одна из долгосрочных целей нашего института.

Нашу сегодняшнюю встречу я хотел бы построить следующим образом. Сначала я сделаю небольшой доклад, а затем у нас будет время для обмена мнениями, обсуждения, вопросов и ответов. Если я не буду знать ответа на ваш вопрос, я так и скажу: «Не знаю». Бывает, я пускаюсь в рассуждения, но потом спохватываюсь и честно признаюсь: «Извините, на самом деле я не знаю». А потом мне хотелось бы провести с вами короткое практическое занятие. Сколько человек из присутствующих знает, что такое медитация? Поднимите руки пожалуйста. Ого, почти все. А кто медитировал хотя бы несколько раз в жизни, поднимите, пожалуйста, руку. Почти все, но несколько человек не пробовали. Хорошо. Позже мы все вместе помедитируем. А еще, мы посмотрим, что у нас со временем, но если мы будем успевать, то я покажу вам хорошее дыхательное упражнение, мы называем его девятичастное дыхание. Я пришел немного пораньше, тут было всего несколько человек, мы поговорили, а потом я сказал, что хочу сесть рядом с ними и успокоить свой ум. И попросил всех желающих присоединиться. Кто-то поинтересовался, что это такое, что нужно делать? Если будет время, мы сделаем дыхательное упражнение – это прекрасный способ практически моментально успокоиться. Успокоить свой ум, чтобы он не прыгал туда-сюда, не разбрасывался, но стал ровным и спокойным. Хорошо?

Я немного изменил слайды к сегодняшней презентации, по сравнению с тем, что я прислал Келли. Я это сделал, потому что хотел бы поговорить о некоторых процессах, в которые мы оказываемся вовлеченными неосознанно, (вы сейчас поймете, что я имею в виду), которые блокируют присущую нам от природы способность проявлять сострадание – это такие эмоции, как гнев, зависть, осуждение себя и других, гордыня, высокомерие, я думаю, в этот список следует добавить и неведение. Я наверное расскажу немного о неведении с буддийской точки зрения. И его противоположности – верном понимании того, кто мы, и какова окружающая нас действительность. Посмотрим. Ближе к концу мы немного поговорим о медитации. И это как раз подведет нас к практической медитации. Затем проведем сессию вопросов и ответов. Если вы не возражаете, я попросил бы, если у вас появятся вопросы, отложить их до этого момента. Может быть даже записать их, чтобы не забыть. Вот такие у нас планы, а теперь, давайте приступим.

Кажется, я нажал правильную кнопку. Итак, о чем мы с вами говорим? О том, чтобы заглянуть внутрь себя. Большую часть жизни мы сосредоточены на внешнем мире. Обычно мы смотрим вперед, в будущее, иногда живем прошлым, но очень редко мы задерживаемся в настоящем. Дети делают это гораздо лучше, чем мы. Дети прекрасно умеют погружаться в настоящий момент. Когда мы слушаем музыку или решаем математическую задачу, делаем операцию на головном мозге, мы поглощены своим занятием, мы находимся в настоящем моменте. У нас не остается места мыслям о будущем или прошлом. И когда мы поглощены, когда мы находимся в настоящем моменте, у нас появляется ощущение, что время летит незаметно. Мы смотрим на часы – боже, уже целый час прошел, а я-то думал гораздо меньше. Верно и прямо противоположное. Если ум бешено скачет и занят мыслями о будущем или прошлом, нам кажется, что прошел целый час, смотрим на часы, а прошло всего пять минут. Восприятие времени очень относительно и зависит от того, поглощены ли мы настоящим моментом или, напротив, отвлеклись от него.

Итак, внутреннее умиротворение. Что такое умиротворение? Кто-нибудь знает, что это такое? Поднимите руку, если да. Некоторые знают. Замечательно. Полагаю, вам известно это из собственного опыта. Это состояние, которое не так-то легко осмыслить логически, скорее – это нечто, что вы познаете из собственных переживаний. Вы знаете, когда чувствуете себя умиротворенным или нет. Порой мы испытываем умиротворение, а потом нас снова захватывает обычная жизнь и мы снова утрачиваем внутренний покой. Есть люди, способные сохранять покой ума все время, практически постоянно. Даже если на первый взгляд кажется, что они вовлекаются в происходящее, все же внутри у них царят мир и покой. Некоторые обладают такой способностью, которую они приобрели в процессе тренировок. Это касается в первую очередь Его Святейшества Далай-ламы, но и многим другим тоже присуще это качество. Как правило, оно развивается тренировками – медитацией, постоянным распознаванием собственной эгоцентричности и преобразованием ее в заботу о других и проявление сострадания. Это приносит невероятный внутренний покой и равновесие.

Нам свойственно очень много внимания уделять прошлому. Мы размышляем о том, как стоило или не стоило поступать. Такие мысли уводят нас от настоящего момента. Мы склонны уноситься мыслями в будущее, планировать, для нас это очень важно. Ученые, профессора любят планировать, ведь так? Это мы сделаем так, а то эдак. Мы строим планы, живем будущим. Но именно в настоящем мы чаще всего обретаем внутренний покой и мир. Я не хочу сказать, что не следует думать о прошлом или будущем, это необходимо. Я лишь хочу подчеркнуть, что когда мы хотим или нам нужно вернуться в настоящее, мы должны уметь это делать. Наверное, некоторые из вас знают, как это делать. Предполагаю, люди, которые поднимали руки на вопрос о внутреннем покое, возможно знают, как это делать. Возвращаться в настоящее и находить в нем равновесие, радость, ощущение полноты жизни и смысла происходящего – все это нужно уметь находить в настоящем. По мере того, как мы развиваем в себе такую способность, мы начинаем все больше времени проводить в настоящем и одновременно активно мыслить и действовать. Это в наших силах.

А теперь я хотел бы поговорить об эмоциональной гигиене. Эмоциональная гигиена – это новый термин.

Стоило нам заговорить об эмоциональной гигиене, как пришел этот человек и сделал так, чтобы температура окружающего воздуха понизилась. А мы при помощи эмоциональной гигиены должны охладить и успокоить свою внутреннюю среду. Что же такое эмоциональная гигиена? Мы все знаем, что такое гигиена: мы говорим о личной гигиене, и даже о публичной гигиене. Эмоциональная, говоря образно, гигиена полирует некоторые эмоциональные шероховатости. Они напоминают наждачную бумагу. Обычно они доставляют неприятности нам самим, но также и тем, кто нас окружает. Мы все прекрасно знаем, как это бывает - мы не раз побывали с обеих сторон. Это наждачная бумага. Что мы постараемся сделать... вы знаете, раньше лазурит был символом... вы знаете этот камень? Лазурит, синий камень. О, он у вас есть, чудесно, спасибо. Да, лазурит, синий камень, иногда с золотыми искорками. Спасибо. Его часто привозят из Афганистана. В старинных произведениях… Прошу прощения. В старинных произведениях, когда речь шла о чем-то очень гладком и ровном, то это сравнивали лазуритом. Он в некотором роде служит противоположностью наждачной бумаге, эмоционально. Эмоциональная гигиена – это способ сделать наши эмоции больше похожими на лазурит. Чтобы они напоминали плавно текущий мёд. Когда я учился в колледже, у нас был парень – я забыл его имя, помню только прозвище… Его прозвали Шелк, он играл за Ю-Си-Эл-Эй, очень хороший баскетболист. Если бы я только вспомнил его имя… Уверен, вы его знаете… Нет, не он… В общем, его прозвали Шёлк, потому что он двигался очень мягко, почти как танцовщик. Именно такой гладкости мы стремимся добиться при помощи эмоциональной гигиены – чтобы наши эмоции стали плавными, как танец.

Давайте поговорим об этом еще немного, поскольку это очень важно. Во-первых, мы должны научиться распознавать то, что на тибетском называется «нён-монг», а на санскрите называется «клешами» (некоторым из вас этот термин знаком). Это и есть наждачная бумага, жесткость и неровности в наших эмоциях. Порой это агрессивные эмоции – такие как гнев, зависть, в них преобладают агрессивные тона, крайняя конкуренция, стремление нанести другим поражение. Эти эмоции можно назвать агрессивными, эмоциями отвращения, под действием которых мы стремимся оттолкнуть других. А другая категория эмоций – это те, что заставляют нас притягивать людей к себе, эмоции привязанности. Иногда они могут быть очень сильными. Эти эмоции называют разрушительным, поскольку они действительно разрушают покой нашего ума, выводят нас из состояния равновесия, уводят от настоящего, выводят из состояния, похожего на гладкий шёлк или мягко льющийся мёд. Они делают нас шероховатыми. Итак, эмоции отвращения заставляют нас отталкивать от себя людей, а другие – сильное желание, например, навязчивое желание, зависимость – эти эмоции заставляют нас стараться притянуть к себе людей. Оба этих вида эмоций выбивают нас из равновесия. Разрушительные эмоции разрушают покой и равновесие ума.

Первым делом их нужно распознать, поскольку зачастую эти эмоции появляются подсознательно. Например, осуждение других. У многих из нас постоянно крутятся в голове критические мысли о других, когда мы видим, слышим кого-то или размышляем о ком-то, очень часто мы думаем о них в критическом ключе. Нередко мы делаем то же самое и с собой: зачастую мы сравниваем себя с другими, и думаем, что мы хуже. И практически всегда это происходит практически подсознательно, незаметно для нас. Если мы обращаемся внутрь себя и начинаем смотреть: что там происходит сейчас у меня внутри – о чем я думаю, что чувствую, в каком настроении нахожусь, каково мое отношение – то начинаем больше осознавать подобные вещи. Иногда, в конце урока медитации, люди ко мне подходят и говорят: «Вы знаете, я всегда считал себя вполне счастливым человеком». Я отвечаю: «Это же замечательно!» «Но вот я начал медитировать...» «Прекрасно». И затем человек говорит: «Вы знаете, мне кажется, я схожу с ума»… И я отвечаю: «Прекрасно». А иногда даже говорю: «Поздравляю вас. Дело в том, что вы столкнулись с тем, что постоянно присутствует в вас, просто раньше вы этого не замечали». Иногда осознание подобных мыслей и эмоций может причинять боль, ведь чего в нас только нет. Иногда бывает больно, когда мы начинаем это видеть. Но это рост, так мы растем.

Итак, очень важно распознавать эмоции. Как? Просто больше времени уделять исследованию себя. Что происходит сию минуту: какие мысли проносятся в моем уме, что я чувствую, каковы ощущения моего тела, как я смотрю на вещи, какое у меня настроение в общем. Просто проверять, что там творится.

Итак, распознать разрушительные эмоции, а затем очиститься от тех эмоций, о которых я только что говорил. Очиститься – на значит, подавить их. Мы все знаем, что такое подавление эмоций, мы не раз этим занимались. Когда мы просто стараемся вытеснить эти эмоции из ума, но они, разумеется, никуда не исчезают и возвращаются снова с утроенной силой. Ничего здорового в подавлении так называемых негативных, или разрушительных эмоций, нет. К этой задаче нужно подходить более грамотно. Наш ум невероятно изворотлив. И мы с вами должны стать хитрее, чтобы справиться со своим хитрым умом. Наша цель – научиться преобразовывать, по-настоящему преобразовывать эмоции. Как получается масло? Вы когда-нибудь видели, как делают масло, может кто-то сам делал? С чего мы начинаем? Конечно, для начала нам нужны сливки. И старинный способ, который используют тибетцы: берется длинная такая трубка – раньше это была деревянная, теперь используют пластиковую – длинной примерно в метр – полтора. И такой маслобойкой начинают взбивать сливки. Что получается в результате? Масло. А куда делись сливки? И там, и там, в обоих местах. Хорошо, где сливки? Преобразованы, они исчезли. Сливок больше нет, зато есть масло. Именно в этом наша задача – совершить такое преобразование. Мы должны попытаться превратить так называемые негативные, вредоносные, разрушительные эмоции в нечто положительное. Так, чтобы не осталось ничего негативного. Вы видите, что это очень отличается от подавления. Когда мы подавляем эмоции, то можем о них даже забыть на время, но они никуда не делись и атакуют нас снова. Когда мы их преобразуем, они исчезают. По крайней мере одна конкретная эмоция, возникшая в данный момент. Это не значит, что, например, гнев исчезнет целиком, если нам удастся справиться с ним один раз. Нам придется еще много поработать, чтобы избавиться от гнева полностью, это возможно, мы об этом еще поговорим. Вот это то, что я имею в виду под очищением от эмоций. Что у нас со временем? Кажется, я немного отстаю, надо ускориться.

Итак, осуждение, критически мысли о других – это очень важный момент, мне кажется, мы очень часто это делаем и как я говорил, не всегда делаем это сознательно. Мы критикуем себя, мы критикуем других, как правило осуждаем себя или других. Мы думаем: «Он (она) не такой уж умный, вовсе не такой уж милый, совсем не красивый» и так далее. То же самое мы думаем и о себе: «Меня не назвать красавцем, кому я такой нужен, я не семи пядей во лбу – другие гораздо умнее меня». Мы постоянно это делаем, и очень часто мы этого даже не замечаем. Давайте обратимся внутрь себя и начнем осознавать происходящие там процессы. Только такой подход принесет плоды и поможет на самом деле преобразовать эмоции. Это потребует от нас усилий, настойчивости, времени. Нам, конечно, хочется просто нажать кнопку и получить результат. Но так не бывает. Это чем-то сродни занятиям спортом.

Если кто-то хочет стать олимпийским чемпионом, хорошим профессиональным спортсменом, разве он может этого добиться за один день? Об этом и речи нет. Человек должен посвятить тренировкам долгие часы, каждый день на протяжении месяцев и лет, для того чтоб довести до совершенства свои физические спортивные навыки. То же самое с умом. Нужно время. Но в этом есть своя красота, ведь тренировки ума крайне полезны. Когда вы начнете, то обнаружите, как это увлекательно. Вы почувствуете, что заняты действительно стоящим делом. Не просто для себя. Это как наждачная бумага – бывает грубая, а бывает тонкая. Есть среди вас плотники? Кто знает классификацию наждачной бумаги, самая грубая с каким номером? 20, 40? А самая тонкая? 400? Итак, от сорока до четырехсот. От по-настоящему грубой, крупнозернистой до практически гладкой.

Далее. Гнев. Хочу задать вопрос. Есть ли среди вас человек, который никогда не злился? Поднимите руку, пожалуйста. Кто-нибудь, кто никогда, ни разу в жизни не злился? Иногда я вижу одну-две поднятые руки. Никто не поднял руку. Очевидно – мы все иногда выходим из себя, это свойственно человеку, это в нашей природе. Кому-нибудь нравится злиться? Поднимите руки, только честно. Кому-нибудь это нравится? Изредка люди поднимают руки. Иногда, может быть. Да-да, хорошо. Вы считаете, что иногда это полезно. Бывает, гнев придает силы и смелости. Но как правило, эти ощущения не сохраняются надолго, они быстро проходят и превращаются в сожаление, или вину: «Ох, опять я все испортил». Обычно, гнев не доставляет нам удовольствия. Может только в самом начале, но потом это быстро проходит. Мы знаем, как гнев сказывается на здоровье, вы все это знаете, я уверен. Люди с личностью типа А, они чаще подвержены сердечным приступам, у них скачет давление, проблемы с памятью, они чаще злоупотребляют алкоголем и наркотиками. Не знаю, склонны ли гневные люди к самоубийствам больше, чем другие. Не уверен. Гнев влияет на здоровье тела, и очевидно влияет на здоровье ума. И главное – гнев не решает наших проблем.

Здесь очень важно уточнить. Некоторые люди считают, что сострадание – это слабость. Чем-то сродни баклажанам, которые выращивают на Хоккайдо. Кто-нибудь бывал на Хоккайдо? Да, верно, это одно из красивейших мест в мире, я провожу много времени в Японии, был там больше двадцати раз. Мое любимое место именно Хокайдо, где я побывал наверное уже раз шесть, я преподаю в университете Асашикава (Asahikawa) в центре Хокайдо, близ Тайсецудзан, самой красивой горной гряды мира, удивительное место. И лишь несколько месяцев в году, потому что в остальное время там хуже, чем на Аляске, они выращивают потрясающие овощи, потому что почва там необыкновенно плодородная. Они выращивают баклажаны, картофель, лук – нигде больше нет такого лука, как на Хокайдо, он невероятно вкусный. Поэтому я сравнил сострадание с мягкими баклажанами с Хокайдо. Некоторые думают, что сострадание должно быть таким. Это неверно. Самые пылкие борцы за справедливость, за планету, за людей – очень сострадательные люди, но с сильным характером. Мать Тереза – внешне хрупкая, но невероятно сильная женщина; Махатма Ганди, невысокий человек, твердый как кремень. Он прогнал из Индии британцев, которые правили там почти 300 лет, практически единолично, при помощи организованного им ненасильственного движения. Невероятно сильный человек, но внутри очень сострадательный, не ведающий гнева. Мартин Лютер Кинг – удивительный человек; Его Святейшество Далай-лама – невероятный, потрясающий человек. Внешне он может проявлять колоссальную силу, но внутри полон безграничной любви и сострадания. Итак, сострадание – это не бездеятельность и не слабость. Иногда невероятная внешняя сила может выглядеть как жесткость и быть даже пугающей, но внутри только любовь и сострадание. Мотивация – вот что крайне важно.

Зависть. Есть здесь кто-нибудь, кто никогда не завидовал? Поднимите руки. Никогда не завидовали? Правда? В некоторых аудиториях поднимается много рук. Это, должно быть Стэнфорд такое завистливое место? (смех) Простите? Здесь большая конкуренция, безусловно. Это не редкость в наши дни. Зависть и конкуренцию, наверное, можно считать родственными, тесно связанными понятиями. Скорее всего, так оно и есть... Зависть – это такое чувство, когда нам кажется, что кто-то нас обидел, и у нас возникает желание ему отомстить, наказать его. Такое часто случается. Мы не умеем радоваться успехам других. Зависть сама по себе, как правило, не причиняет другому человеку никакого вреда. Могут конечно быть неприятности в семье, где люди близко общаются, но в целом, другому человеку до нашей зависти, как правило, нет дела. А кому она вредит? Нам самим, именно так. Наша зависть приносит вред нам самим. Она душит нас, закрывает наше сердце. Когда мы отпускаем обиду, прошу прощения, когда мы радуемся за другого человека, который добился успеха, мы и сами становимся счастливыми.

Здесь вокруг Стэнфорда живет много состоятельных людей. Как называются эти новые машины? Тесла? Я слышал о Тесле, и однажды даже, кажется, видел ее на улице. Но здесь, еду, смотрю – красная Тесла, черная Тесла, белая. Их здесь много, да? Дорогие они? Да, это довольно дорогие машины. Итак, вы покупаете себе Теслу, приезжаете на работу или в колледж (если у кого-то богатые родители, то они могут и школьнику машину подарить). Приезжаете в школу или на работу, оставляете свою Теслу на парковке, работаете, учитесь, вечером возвращаетесь к машине и видите, что по всей боковой поверхности вашей новой машины кто-то процарапал длинную царапину. Вы конечно сильно расстраиваетесь. А теперь, представим, что я ваш друг, или сосед, и я смотрю на вашу новую Теслу с завистью. Я могу даже ничего не говорить, как будто и не замечать вашей новой машины – но все равно я завидую. Но допустим, что я решу, что хватит уже завидовать. Я скажу себе: «Я слышал, один человек в красных одеждах, говорил, что вместо того, чтобы мучиться завистью, лучше порадоваться. Надо радоваться за человека, который добился успеха, купил себе какую-то новую вещь. Почему бы мне не попробовать так поступить хотя бы один раз».

Итак, я еду в гости к моему другу, возможно, у него есть охранная система, я звоню в домофон, говорю, кто я такой, оказываюсь у дверей его дома и спрашиваю: «А чья это новая Тесла?» «Моя» – отвечает он. «Такая красивая машина!» И он говори: «Правда? Тебе нравится?» « Да! Красивая машина, экономная, ей не нужен бензин». (Я прав? Им не нужен бензин? Волшебство какое-то, работает на электричестве. Электричество ведь и вправду волшебство. И не вредит окружающей среде. Это прекрасно». И я поздравляю своего друга с тем, что он заботится об окружающей среде. Ему это, конечно, приятно слышать и он спрашивает: «Хочешь прокатиться?». «Еще бы!»

И вот вы едете в Тесле, вы не скрываете своего восторга, так что в итоге ваш друг останавливается и говорит: «А хочешь сам порулить?» Вы отвечаете: «Конечно!» И вот вы уже едете за рулем Теслы.

Вот что такое сорадование, радость от успехов других людей. Это лучше, чем закрываться и предаваться зависти. Вы видите (я уже говорил об этом, но хочу повторить), эти эмоции препятствуют естественному для нас проявлению любви и сострадания, они его блокируют. Мы стараемся разобрать ограждение, снять блокаду и позволить нашему состраданию проявиться.

Высокомерие. Кто-нибудь из вас когда-нибудь ощущал высокомерие? Поднимите руки. Скорее всего, практические все, быть может за редким исключением. Нас мотает из стороны в сторону. То мы чувствуем себя недостаточно хорошими, то видим, что другие недостаточно хороши. Эти состояния постоянно чередуются. Мы принижаем себя, мы принижаем других. Угодить в сети высокомерия – большая беда. Там легко застрять. Немного напоминает тюрьму, потому что мы перестаем слушать других. Нам кажется, что мы и так все знаем. Мы начинаем возводить вокруг себя стену.

Я сейчас живу в доме, где есть собака, а у меня на них аллергия, и я чувствую, что начинает першить в горле. Такая замечательная собака, она трехногая, но добрейшее существо. К сожалению, у меня на нее небольшая аллергия.

Когда мы попадаем в сети высокомерия, то начинаем чувствовать превосходство над другими, перестаем их слушать, и наши искренние отношения с другими, дружба начинают угасать. Люди не любят, когда на них смотрят свысока, мы все это прекрасно знаем. Это своего рода капкан, попав в него, легко застрять и очень трудно выбраться на волю, потому что мы перестаем слушать других. Если вы знаете за собой склонность к высокомерию, не давайте ему воли, помните, к чему оно ведет. Возвращайтесь к более здоровому и счастливому состоянию, которое я называю здоровой уверенностью в себе. Здоровая уверенность в себе. Вы не принижаете других и не принижаете себя. Не осуждать других, здоровая уверенность в себе. Конечно, нужно поработать, чтобы немного продвинуться в этом направлении. Во-первых, важно увидеть, что мы потеряли контроль над негативными, разрушительными эмоциями. А затем сказать себе: все, мне надоел этот старый хлам, который я тяну за собой, быть может, еще из детства, с меня хватит. Это общий подход, хотя техник, ведущих к преобразованию, очень много. Я поговорю о некоторых из них, но у нас нет времени вдаваться в подробности. Может быть, во время сессии вопросов и ответов мы поговорим об этом еще, если вам интересно.

Неведение. Хочу сказать несколько слов о неведении. Существует множество видов неведения. Сейчас я буду говорить о неведении относительно реальности. Что это значит? Что такое неведение в терминах реальности? Неверное представление о реальности. Есть тут специалисты в квантовой физике? Квантовые физики, поднимите пожалуйста руки. Некоторые из вас знакомы с этой областью. У кого есть общие представления? Некоторые. Я такой же. Читаю газеты, интернет, это весьма любопытно.

В буддийском понимании, сейчас я обращусь к буддизму, потому что до сей поры я не касался буддизма, а говорил о вещах относящихся к любому человеку. Есть здесь инопланетяне с других планет? Вы, наверное, вряд ли захотите поднять руку. Спасибо. Есть здесь еще герои из «Морк и Минди»? Обожаю этот сериал. Когда узнал, что Робин Уильямс покончил с собой, я плакал, не мог сдержать слез, очень жаль его. Он был невероятным человеком. Есть еще инопланетяне здесь? Морк прилетел с другой планеты, привельно? В сериале «Морк и Минди», да?

Так, о чем я говорил? Идеи квантовой физики очень близки к буддийскому пониманию реальности, это не одно и то же, но очень похоже. Я довольно поверхностно знаком с теорией относительности, слабо разбираюсь в этих вещах, но немного изучал точные науки, пока учился на врача. Если брать общую и специальную теории относительности Эйнштейна, то в общей разрабатывается теория гравитации, а специальная рассматривает зависимость характеристик пространства и времени от скорости, то есть все очень относительно – весьма буддийское представление. Теория квантовой запутанности, когда объекты разнесены в пространстве за пределы любых известных квантовых взаимодействий, они могут быть даже на разных концах вселенной, и все равно влиять друг на друга. Это теория квантовой запутанности, раздел квантовой механики.

Вы наверняка знаете о мысленном эксперименте с котом Шредингера. Это мысленный эксперимент, кот не пострадал. Кота сажают в стальной ящик, внутри которого находится счетчик Гейгера и небольшое количество радиоактивного вещества, так, что с вероятностью 50 процентов в течение минуты, или не помню точно, какого времени, может распасться только один атом. Если атом распадается, срабатывает механизм, разбивающий пробирку с ядом, и кот умирает. И 50 процентов, что атом не распадется, и кот останется жив. С точки зрения квантовой физики, если ящик закрыт, состояние кота описывается суперпозицией двух состояний, принято говорить, что кот одновременно и жив и мертв. Это весьма буддийская идея. Нет никакой прочной, определенной реальности.

Мы это знаем даже из химии. Все объекты состоят из молекул, молекулы из атомов, атомы из субатомных частиц, которые двигаются очень быстро. На самом деле, атом на 99,99%, на 99,999999999999 до двенадцатого знака после запятой, это пустое пространство. Ядро, электроны совсем не похожи на ту застывшую модель из шариков и палочек, которую нам показывали в школе. В действительности они гораздо подвижнее. А все остальное – это пустое пространство. Почему же тогда мы не проваливаемся сквозь стул? Стул состоит из атомов, тело состоит из атомов – мы должны просто проваливаться сквозь стул, правильно? Почему это не происходит? Я не знаю. Все взаимосвязано между собой, на тибетском это называется «тум-па – ми-тум-па». «Тум-па» – это нечто находящееся в соответствии: сообразность, гармония. Многие теории, учения квантовой физики и буддийские идеи близки друг к другу.

Неведение – это нечто прямо противоположное. Неведение – это когда мы считаем, что вещи прочные, цельные. Сколько у вас тел? Сколько у вас тел? Просто полагаясь на здравый смысл. Одно, мы считаем, у нас одно тело. Наше тело – это нечто цельное? Когда мы задумываемся, мы говорим, в теле есть органы, части и так далее, но когда мы просто смотрим, не вдаваясь в рассуждения, мы видим человека, видим одно тело. Мы не думаем о том, что оно состоит из разных элементов. Мы также считаем, что оно не меняется со временем. Стул, на котором вы сидите уже 50 минут или даже больше, все еще тот же самый стул? Нет? Он стал стулом кого-то другого?

Если поразмышлять, мы понимаем, что произошли изменения, но обычно, мы полагаем, что это тот же самый стул, иначе мы бы побоялись на нем сидеть. Представьте, стул состоит по большей части из пустоты да еще и меняется непрерывно – это же страшно! Но мы сидим, и нам удобно. Что я хочу сказать? Мы просто не думаем об этом в обычной жизни. Конечно, мы всё это знаем и понимаем, но в повседневной жизни ведем себя и воспринимаем всё, в том числе и самих себя, совершенно иначе. И это все неведение. Его противоположность – мудрость. На санскрите она называется шуньята, или томпа-ни по-тибетски. На английский это обычно переводят словом «пустота». Но это слово не означает отсутствие чего бы то ни было, скорее, оно означает отсутствие неведения. Чем-то похоже на квантовую физику.

Смещение внимания с собственного я: «Я, я, я – я-фон».

Обычно мы большое внимание уделяем различиям. Это присуще всем нам. Что происходит, когда мы думаем о чем-то или о ком-то? Мы говорим себе: он старый, она молодая, этот лысый, у того седые волосы, она красавица, он привлекательный. Мы опираемся на различия между нами. Он высокий, она низкая, разница в цвете кожи, в вероисповедании, в культуре, различия между странами. Мы замечаем все эти виды различий, огромное их количество – именно так мы обычно оцениваем других людей. Но всех нас объединяет одно очень важное человеческое качество. Каждому из нас оно свойственно в равной мере – никто из нас не хочет боли и страданий, и все мы хотим счастья и радости. Абсолютно каждый из нас, даже животные. Мы не хотим, чтобы нам было больно, мы хотим чувствовать себя хорошо. Чем больше мы думаем об этом, когда эта мысль становится почти мантрой, мы начинаем относиться к другим по-новому. Мы естественным образом начинаем ощущать себя ближе к другим. Мы обнаруживаем общность между нами.

Не помню, что у нас дальше. Ах, да. Важно переключиться с эгоизма на более всеобъемлющее сострадательное отношение к людям, на заботу о других. Нам по силам изменить свое отношение. Мы можем по-новому осознать себя, переосмыслить собственное представление. Сейчас мы по большей части ассоциируем себя со своими телом, эмоциями, мыслями, быть может, до некоторой степени со своей семьей, с самыми близкими, дорогими людьми. Но мы не должны ограничивать восприятие себя только с этим телом. Почему? Это тело не принадлежит нам. Кому же оно принадлежит?

Жизни самой по себе. Хорошо. Хороший ответ. Тело возникает из сперматозоида и яйцеклетки отца и матери. Поэтому правомочные владельцы этого тела – наши мать и отец. Это они произвели на свет это тело. Если мы станем рассуждать в этом ключе, то немного ослабим свою привязанность к телу, к тому, что это МОЁ. Мы называем его своим, даже если нам его дали родители и оно по праву принадлежит им. Нужно сместить эту сильную привязанность со своего я, я, я, на мы, мы, мы. Его Святейшество Далай-лама часто начинает свои публичные лекции и выступления словами: братья и сестры. Он на самом деле имеет это в виду. Он искренне считает, что мы все братья и сестры. Мы – одна большая человеческая семья. Нужно тренироваться, чтобы начать так думать, и тогда наши реакции окрасятся в другие цвета и мы почувствуем себя ближе к другим, и если кому-то где-то больно, мы воспримем эту боль почти как свою собственную, как сейчас мы ощущаем боль одной из частей своего тела. Потому что мы начнем отождествлять себя со всей человеческой семьей.

Одна человеческая семья.

Мне очень нравится эта фотография. Я её сюда поставил, потому что, глядя на нее, невозможно удержаться от улыбки. Если вам плохо видно, то здесь кролик, у которого одно ушко приподнято, и он как будто обнимает им поросенка. Они оба выглядят очень-очень счастливыми. Это невероятная доброта.

Прощение, умение освободиться от обиды. Мы вкратце уже касались этой темы. Чувство обиды приносит гораздо больше вреда нам самим, чем другому человеку. Нужно это осознать и просто освободиться от нее. Попробуйте начать с небольших обид, это немного легче и поможет развить привычку не держать обиды, прощать других. Прощение не требует участия других людей. Вам даже не нужно никому ничего говорить. Конечно, можно и сказать, но как правило, этот процесс происходит у вас в глубине сердца, когда вы прощаете и отпускаете обиды. Прощение приносит нам колоссальную пользу, которую невозможно переоценить.

Благодарность. Благодарность за мать-природу, за жизнь, за других живых существ. В буддизме и индуизме верят в перерождения. Да и в целом многие люди готовы принять идею существования множества жизней. Кто из вас готов принять возможность перерождений? Надо же, половина из вас. Замечательно! То есть мы допускаем, что возможно, эта жизнь у нас не единственная. Если это правда – давайте просто на минутку представим, что это так – так вот, если это правда, то это значит, что у нас уже была жизнь до этой и еще одна до предыдущей и так далее, огромное число жизней. Предположим, что во всех прошлых жизнях мы были людьми, значит, у нас должна была быть мать, правильно? Как человек может появиться на свет без матери? Нам нужна мать. Где же наша мать? Где наша мать? Быть может, это человек, который сидит рядом с вами. Или водитель, который подрезал нас на дороге. Быть может, все собравшиеся в этой комнате были матерями друг друга много раз. Буддисты махаяны думают именно так. Это естественным образом сближает. Даже с теми, кто подрезает нас на дороге. И это метод развития благодарности. Нужно быть благодарными другим людям за все, даже за мелочи. В тибетской культуре учитель, который обучает детей первым буквам, алфавиту, становится для них дорогим и любимым на всю оставшуюся жизнь, это незабываемое воспоминание. Вырастая, они питают к нему столько любви и благодарности. К человеку, который просто обучил их алфавиту. Но и ко всем остальным тоже. Благодарность обогащает, раскрывает наше сердце, делает нас гораздо более живыми, наполняет смыслом жизнь, и учит быть сострадательными: любящими и сострадательными.

Щедрость. Позвольте не задерживаться на этой теме – мне хотелось бы оставить время для медитации. Давайте поговорим о щедрости в другой раз. Безусловно это чудесное качество, оно раскрывает сердце, позволяет нам выражать сострадание и укреплять в себе это чувство. Это способность дарить, которая может проявляться самыми разными способами.

Нравственная дисциплина, что означает непричинение вреда. Не причинять вреда себе, не причинять вреда другим. Нравственная дисциплина позволяет нам совершенствоваться, развивать в себе любовь и сострадание.

Терпимость. Здесь все вполне очевидно. Терпимость, вообще говоря, можно считать противоположностью гневу, нетерпеливости. Мы должны учиться избавляться от гнева, становиться терпимее и терпеливее.

Сосредоточение. Мы должны уподобить свой ум лазеру, в этом нам поможет шаматха, медитация однонаправленного сосредоточения. Это один из видов медитации.

Мудрость. Мы уже немного говорили об этом, мудрость – это противоположность неведения. Она чем-то похожа на теорию относительности в квантовой физике, не полностью совпадает с ней, но очень близка к ней. Вещи не такие, какими кажутся. Вы знаете, я часто повторяю: будьте внимательны у края платформы, помните про разрыв. Я преподаю в Гонконге, и там в метро как раз есть такое объявление. Очевидно, что это выражение пришло из Британии. Что же оно означает? Не оступитесь, не упадите на рельсы в метро. Правильно, ведь между вагоном и платформой есть щель. Но когда я это говорю, что я имею в виду?

Пространство между мыслями, да, отлично. Что еще могут означать эти слова? Помните про разрыв. Я уже дал вам небольшую подсказку, тут все не так-то просто.

Несоответствие между видимостью и реальностью. Именно так. Обычно мы принимаем видимость за реальность. Квантовые физики говорят – нет, это не так. Буддисты тоже говорят – это не так. Увидеть этот разрыв, и есть мудрость. Это приносит колоссальную радость, потому что избавляет нас от разрушительных эмоций, поскольку они все коренятся в неведении. Мне надо торопиться, поговорим об этом подробнее в следующий раз. Приступаем к медитации. Остались еще слайды? Нет, все.

Давайте медитировать. Прежде я скажу еще пару слов. А после медитации я обязательно отвечу на ваши вопросы.

Пожалуйста, сядьте прямо. Сидя прямо, расслабьте плечи, держите их прямыми, но расслабленными, дайте им свободно опуститься. Мы будем медитировать с открытыми глазами. Некоторые предпочитают медитировать с закрытыми глазами. Если вам трудно медитировать с открытыми глазами, вы можете их закрыть, но все же лучше, чтобы глаза были открыты. Держите голову прямо, взгляд направьте вперед и немного вниз Положение должно быть удобным. Постарайтесь расфокусировать взгляд. Что это означает? Если ваш взгляд упирается в колени или что-то еще, постарайтесь не вглядываться в этот предмет. Это то, что я называю расфокусированным взглядом. Может получится, может нет, но постарайтесь, приложите усилия. Далее я прошу вас сосредоточиться на И сейчас я хочу, чтобы вы просто сосредоточились на нижней части носа, рот должен быть закрыт, дышите как обычно, вдыхайте и выдыхайте через нос. Пожалуйста, сосредоточьтесь на ощущении того, как проходит воздух через основание носа. Не нужно следить за своим дыханием, за тем, как воздух входит через ноздри, опускается вниз, затем выдыхается, нет, не нужно этого делать. Просто направьте все свое внимание на основание носа. Дышите как обычно. Что-то может вас отвлечь: какой-то звук, урчание в животе, который интересуется: «Когда же ужин?». Простите, мой уже спрашивает. Могут возникнуть мысли, чувства, ощущения в теле, ваш ум может отвлечься от потока воздуха в основании носа. Как только вы поймете, что отвлеклись, снова направляйте внимание на основание носа и дышите. Возможно, вы будете отвлекаться много раз, ничего страшного, это медитация. Мы уделим медитации пять минут. Я буду медитировать вместе с вами, пожалуйста, начинайте.

Если хотите можете сложить руки вот так: левая внизу, правая на ней, большие пальцы смотрят наверх, руки просто свободно лежат на коленях. Левая рука внизу, правая наверху, большие пальцы соединены и направлены вверх, руки свободно лежат на коленях. Очень хорошо.

...

Пожалуйста, заканчивайте медитацию. Теперь вы знаете, что это такое. Если вам понравилось, но пока вы не медитируете на постоянной основе, пожалуйста, сделайте это частью повседневной жизни. Медитировать лучше всего утром. Я знаю, времени ни у кого нет. Но выделите пять-десять минут, не нужно смотреть на часы. Постарайтесь найти тихое место, иногда это невозможно, но найдите самое спокойное место и просто проводите вот так пять-десять минут каждое утро, пусть это войдет в привычку. Это принесет огромную пользу вам самим, а также положительно скажется и на других.

У нас в фейсбуке есть страничка, где выложена информация по многим темам, о которых мы сегодня говорили. Институт «Альтруизм в медицине», адрес сайта altruismmedicine.org, работает в области образования, разрабатывает учебные программы, которые помогут сделать сферу здравоохранения более сострадательной. Это некоммерческая организация, и если у кого-то будет желание оказать материальную помощь или стать волонтером, мы будем очень рады.

Я хочу поблагодарить Джима Доти и всех членов стэнфордского центра CCARE [The Center for Compassion and Altruism Research and Education], одного из ведущих мировых центров, занимающихся работой в области сострадания. Я не знаю, как это воспринимается из Стэнфорда, но если взглянуть на карту мира, на ней будет всего несколько мест, в которых уже так долго существуют такие замечательные центры и собрались чудесные люди, труд которых оказывает сильнейшее влияние на весь мир. Вам очень повезло, что такой центр есть здесь в Стэнфорде. Спасибо большое!

Вопрос: Не могли бы вы рассказать больше о прощении? С точки зрения семьи, нас самих, как работать над собой, чтобы научиться прощать? Например, для меня лично, когда китайские власти преследуют Его Святейшество Далай-ламу, по каким-то причинам лично мне трудно их простить за это. Если вы понимаете о чем я. Наблюдая, как китайцы преследуют тибетцев, невозможно не сделать определенных выводов, и поэтому я, наверное, начинаю чувствовать, что если такое произошло с тибетцами, это может произойти и с любым из нас.

Барри Керзин:
В общем и целом, обычно мы говорим о прощении другого человека, определенного конкретного человека. Простить вовсе не означает признать, что человек был прав, вовсе нет. Мы можем с уважением отнестись к точке зрения, отличной от нашей, но при этом не держаться за боль и обиду, которые причиняют нам вред. Мы их отпускаем, понимая, что нам не обязательно соглашаться с другим человеком, мы просто освобождаемся от обиды. Мы можем продолжить переговоры, обсуждения, при необходимости мы можем твердо отстаивать свою позицию, но опять же внутри у нас не должно быть гнева, мы должны стараться сохранять сострадание и понимание. Но это не должно мешать нам проявлять твердость, особенно в случае несправедливости: с несправедливостью надо бороться. Я уже приводил в пример Махатму Ганди, Мартина Лютера Кинга и других. Освобождение от обиды приносит нам самим исцеление, но это вовсе не означает, что другой был прав.

Вопрос: Мне бы хотелось побольше узнать о разработке учебных программ для студентов-медиков и врачей.

Барри Керзин: Прекрасный вопрос. Началось все с работы со студентами-медиками в университете Гонконга. Еще у нас есть предложение о сотрудничестве с японскими исправительными учреждениями для малолетних преступников. Одна из женщин, занимающая высокий пост в этой системе – при министерстве юстиции там есть учреждение, занимающееся этой проблемой, я не помню точно, как оно называется, и она занимает какой-то важный пост в этом министерстве, знакома со многими высокопоставленными чиновниками. Она очень заинтересовалась нашими программами, у нас с ней завязался диалог, и она попросила нас разработать программу обучения для малолетних преступников. Мы сейчас в самом начале нашего сотрудничества.

Что касается студентов-медиков, большая часть из того, о чем я рассказывал сегодня, входит в эти учебные программы, конечно в абсолютно светском контексте. Когда я сегодня рассказывал вам о неведении, я немного коснулся идеи мудрости с буддийской точки зрения, скорее всего в учебных программах этого не будет, потому что в этой стране существует четкое разграничение церкви и государства. Почти все медицинские институты государственные. Ваш университет частный, но в целом, во всех учреждениях высшего образования это разграничение присутствует, и, конечно, мы с уважением к нему относимся.

Вопрос: Что за программы вы проводите в университете Гонконга?

Барри Керзин: В университете Гонконга мы разрабатываем учебную программу для старшекурсников, рассчитанную на один семестр. Это обязательный курс, он будет входить в список обязательных предметов. Студенты не должны прослушивать все курсы из этого списка, у них есть право выбора, поэтому конечно не все 30 тысяч студентов пройдут именно этот курс, но определенная, довольно большая часть из них. Если оценивать реалистично, потребуется еще несколько лет, чтобы завершить внедрение этого курса, согласовать со всеми инстанциями. Но нас очень поддерживает заместитель ректора, профессор Иан Холидей (Ian Holliday), прекрасный человек. Он считает, что подобные программы нужно развивать; у нас есть поддержка и других, очень хороших людей, работающих в университете.

Да, пожалуйста, да, слушаю.

Я полагаю, сострадание распространяется на всех и даже, что касается вашего примера, на сторонников жестких мер, если хотите; на тех, кто разрабатывает официальную политику, принимает решения о том, что человеческую жизнь нужно спасать любой ценой. Мы должны проявлять сострадание и к ним тоже. Я считаю, нам нужен диалог. Я не думаю, что врачам приходится легко в таком положении, но в некотором роде их к этому вынуждают, или семья, или другие причины ставят их в такую ситуацию. И если мы научимся сотрудничать, станем одной командой: профессионалы, врачи с одной стороны, представители семьи с другой, если конечно семья заинтересована, и начнем серьезный диалог, начнем принимать согласованные решения, это всем пойдет на пользу. Такие вещи не делаются быстро, и я думаю, необходимо заботиться о том, чтобы те, у кого есть власть и влияние в подобных ситуациях, могли легче вступать в диалог. Я думаю, это дальновидный шаг: нужно учреждать такие группы, или комитеты, назовите их как угодно, чтобы собираться вместе и принимать решения. Это не так-то просто. Во многих странах этот вопрос решают гораздо успешнее, чем в этой стране. Мы могли бы у них поучиться.

Иногда забота о других означает на самом деле заботу о себе. Если мы проверим, то убедимся, что это так. Не всегда конечно: если человек берет на себя чересчур много, он просто сгорает, разрушает здоровье и душевное равновесие. Но зачастую помощь другим – прекрасный способ помочь себе самому. Это также весьма практично. Я заметил, что иногда, оказавшись в тупике, или когда слишком зацикливаюсь на себе, очень полезно вспомнить о других, подумать, что я могу сделать для них, как помочь. Даже просто задуматься об этом – уже хорошо, вы даже не всегда должны действовать. А то когда начинаем действовать, потом кусаем себе локти. Есть такое выражение, правильно? Я даже засомневался на секунду. Японцы в таких случаях говорят: чесать носы. Мы говорим – кусать локти, после того, как совершили ошибку. С кем не бывает. Есть замечательное тибетское выражение: девять раз упал, или другими словами, потерпел неудачу, девять раз поднимись. Вы заметили, что здесь ни о какой вине речи не идет? У них в тибетском языке даже нет слова, обозначающего вину. В буддизме тоже нет концепции вины, на самом деле так. Есть сожаление, раскаяние, но это слово несет нейтральную эмоциональную окраску. А чувства вины нет. Когда появляется чувство вины, укажите ему на дверь, скажите: «Ты мне больше не нужно. Ты следуешь за мной, как тень, с самого детства. Но я уже взрослый человек и больше в тебе не нуждаюсь. Вот дверь, уходи». Иногда это очень помогает. Есть конечно и другие методы работы с чувством вины...

Вопрос: Не могли бы вы пояснить разницу между медитацией с закрытыми и открытыми глазами?

Барри Керзин: Хорошо, медитация с открытыми и закрытыми глазами.

Вопрос: И рассказать о девятичастном дыхании.

Барри Керзин: Хорошо. Жаль, что у нас осталось так мало времени, эта практика занимает около 10 минут – рассказать, показать и сделать вместе. Сегодня я вам, наверное, его покажу, а после, когда у нас будет время, мы вместе позанимаемся.

Разница между медитацией с открытыми и закрытыми глазами невелика. Обычно, когда мы закрываем глаза, нас начинает клонить в сон. Так что если вы медитируете ближе к вечеру, у вас было много работы, то сев и закрыв глаза, вы можете обнаружить, что задремали. Поэтому лучше держать глаза открытыми, это снижает вероятность того, что вы начнете клевать носом. Во-вторых, главная причина в том, что если мы медитируем с открытыми глазами, то со временем ясность – не объекта медитации, а нашего ума, ментальная ясность – начнет увеличиваться. Таковы причины. Но разница невелика. Самое главное – медитировать регулярно, неважно с открытыми или закрытыми глазами.

Вопрос: Вы упоминали покой ума. Мы все знаем, что это замечательная вещь, но также относительная вещь, существуют различные степени покоя ума. Меня удивило, когда вы сказали, что те из нас, кто переживал покой ума, знают, что это такое. Вы знаете, это как помнить о разрыве, я могу считать, что нахожусь в мире и покое, потому что до этого жил в огромном напряжении, но по сравнению с другими, например с вами, меня могут раздирать жуткие конфликты. Мне кажется, мы можем продвигаться на все более и более глубокие уровни до бесконечности.

Барри Керзин: Я согласен, полностью согласен. И мне кажется, вы сами знаете, вы сказали, что знаете, как улучшилось ваше состояние по сравнению с тем, что было раньше. Вы углубились, скажем, на один уровень внутреннего покоя и мира. Я думаю, мы знаем такие вещи. Когда мы углубляем и расширяем свое сострадание… Есть много разных уровней сострадания. Из них самый нижний, пожалуй, связан с эгоизмом: я буду сострадать вам, только если вы будете любить меня. Мы часто так поступаем в отношениях с другими. Мы не обязательно облекаем это в слова, но поступаем так: «Я буду добр к тебе, я буду тебя любить, только если ты будешь отвечать мне взаимностью». И когда мы перемещается немного в сторону, скажем, зрелости, то наше отношение меняется: «Я проявляю сострадание к тебе, потому что знаю, что у тебя неприятности, тебе больно, и тебе нужна дружеская поддержка и объятия, улыбка или что-то еще, любое выражение любви, доброты и сострадания». И дальше мы еще больше приближаемся к идее, о которой я упоминал в середине лекции, к пониманию того, что мы все одинаковы, мы все хотим счастья и не желаем страдать. Сама мысль будет побуждать, мотивировать, вдохновлять меня быть любящим и сострадательным по отношению к другому человеку, не ожидая ничего взамен. Пусть нам не скажут спасибо, не улыбнутся, мы не будем ждать в ответ чего-то конкретного – денег или взаимной услуги. Мы будем свободны от этих ожиданий. И следующий шаг – это сострадание, равное для всех. Рассказывают, что у Будды был любимый ученик, который сидел с одной стороны, и двоюродный брат, который очень завидовал Будде и даже дважды пытался его убить, он сидел с другой стороны, так вот Будда относился к ним с равной любовью и состраданием. Подобные истории часто рассказывают и об Иисусе Христе. Христос в моем понимании был бодхисаттвой, а может быть, и Буддой: совершенно очевидно, что его любовь и сострадание были безграничными. Я согласен, что существует множество разных уровней. Сострадание и внутренний покой не слишком далеки друг от друга, они живут по соседству, они почти близнецы. Но я согласен с вами.

Вопрос: Я просто хотела сказать, что центр CCARE здесь, в Стэнфорде, предлагает программу взращивания сострадания, и любой, кто хотел бы стать более сострадательным человеком, сострадательным к себе и к другим, может зайти на наш сайт, где есть вся информация.

Барри Керзин: Замечательно, спасибо.

Вопрос: У меня вопрос к вам как к монаху. В начале лекции вы упоминали о пустоте. Как слог «ом» соотносится с идеей «я», и правда ли, что когда много монахов собираются вместе и начитывают «ом», это в некотором роде стимулирует их способность общаться со своим «я» с помощью этого «ом»?

Барри Керзин:
В моей традиции, в тибетском буддизме, мы чаще повторяем не слог «ом», мы начитываем другие мантры. Это не основная наша практика, больше всего внимания мы уделяем медитации и обучению, но иногда мы начитываем и мантры. Когда вы делаете это с другими монахами, это очень мощная практика. Одна из очень неплохих техник для познания... Вы знаете, буддизм опирается на идею бессамостности.

Вопрос: Для меня из этого следует любопытный вывод, быть может, из-за моих личных склонностей. Кажется, что это шаг за пределы; мы привыкли думать, что «я» это некий объект, как-то так.

Барри Керзин: Согласен с вами, быть может, это шаг за пределы, глубже, по направление к большему счастью, к более глубокой любви и состраданию. Поскольку когда наше эго ослабевает и в конечном итоге исчезает, остаются только любовь и сострадание. Да, мы движемся именно в этом направлении. Спасибо.
Просмотров: 3760  |  Тэги: Барри Керзин, сострадание

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Январь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100