Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Видео. Специальное обращение Его Святейшества Кармапы по завершении Кагью монлама

2 октября 2018 | Версия для печати
| Еще





Перевод: Ольга Селезнева
Редактор: Юлия Жиронкина
Озвучивание: Игорь Янчеглов
savetibet.ru


В последний день Великого молитвенного собрания линии кагью (Кагью монлам ченмо) Гьялванг Кармапа Оргьен Тинлей Дордже обратился к своим последователям со специальным видео обращением, в котором озвучил свои надежды и беспокойства касательно линии карма камцанг, в частности, и линии кагью в целом. Он также объяснил причины своего отсутствия на кагью монламе.

Расшифровка видео:


Сегодня последний день 35-го Великого молитвенного собрания линии кагью. В ответ на мою просьбу досточтимый Гошир Гьялцаб Ринпоче приложил невероятные усилия, приехав сюда и возглавив Кагью Монлам. Поначалу планировалось, что Ринпоче посетит только ряд наиболее важных событий и не будет посещать их все, но Ринпоче возглавлял сессии при малейшей возможности, не пропустив ни единого дня. Он проявил к нам неизмеримую доброту. Поэтому от имени всех монахов, монахинь и мирян, приехавших на Монлам, я хочу выразить Ринпоче глубочайшую признательность.
Подобным образом Кьябдже Мингьюр Ринпоче был очень добр к нам, даровав наставления по медитации в ходе предшествовавших Монламу учений. Во время самого Монлама Ринпоче приложил немалые усилия, чтобы посетить как можно больше мероприятий, больших и малых. Поэтому я хочу еще раз поблагодарить Ринпоче от всех нас.

В этом году, хотя я и не присутствовал на Монламе, организационный комитет Монлама координировал деятельность отдельных команд, которые, как и прежде, работали слаженно – мое отсутствие ничего не изменило. Их труды принесли такие же результаты, как и в годы моего присутствия на Монламе. Поэтому я хотел бы воспользоваться случаем, чтобы передать мою сердечную благодарность ламе Чодраку, главному среди организаторов Монлама, а также всем остальным сотрудникам. Большое вам спасибо!

Подобным образом, монахи и монахини из различных монастырей, хотя погода была очень жаркой, служили нам прекрасным примером на нынешнем Монламе и во всех отношениях достойны высочайших похвал. Ваша мотивация, поведение и так далее были превосходны — даже несмотря на палящий зной. Я хотел бы также выразить благодарность и всем вам.

Также следует отметить верующих из других стран. В этом году даты Монлама неоднократно менялись, что повлекло за собой дополнительные расходы с вашей стороны, а приехав сюда, вы столкнулись с сильнейшей жарой, что еще больше вас обременило. Но ваше участие сделало Кагью Монлам международным событием. Думаю, это показывает, что из какого бы уголка мира мы ни приехали, наши желания созвучны, мы едины в своем стремлении к миру на Земле, едины в своем желании принести счастье всем живым существам. Я хочу поблагодарить вас от всего сердца.
Место, где проводится Монлам, — священная Бодхгая на благородной земле Индии. Федеральное правительство Индии, правительство штата Бихар, а также местная администрация предоставили нам колоссальную помощь. Подобным образом, и администрация храма Махабодхи продолжает оказывать нам поддержку, так было не только в прошлом, но и происходит в настоящем. Поэтому я хочу воспользоваться случаем и выразить свою признательность всем перечисленным организациям.

Поначалу я думал, что моя речь не должна быть длинной. Но затем решил воспользоваться случаем и затронуть несколько тем с надеждой на то, что это может принести пользу.

Главное, о чем стоит упомянуть: многие спрашивают, когда будет проводиться следующий 36-й Кагью Монлам. Кроме того, нас просят не менять дат его проведения. Таких просьб прозвучало довольно много. Со своей стороны мы делаем все возможное, чтобы утвердить расписание и больше его не менять, но порой мероприятия с участием других больших лам или монламы других традиций совпадают по времени с нашими программами. Когда события проводятся в одно и то же время, это создает трудности для обеих сторон, и именно по этой причине мы вынуждены были несколько раз откладывать или переносить наши события. Даже когда мы не хотели ничего менять, у нас порой просто не оставалось другого выбора. Но мы сделаем все возможное, чтобы впредь избегать изменений в расписании. В последующие дни мы проведем встречи, чтобы определить точные даты предстоящего Монлама. Обсуждение расписания будет открытым, и мы постараемся как можно скорее принять решение. Как только мы придем к согласию, мы немедленно сделаем объявление в интернете, чтобы у всех было время заранее подготовиться к следующему Монламу. Мы сделаем все возможное, чтобы проинформировать вас как можно скорее.

В этом году у меня не было возможности лично посетить Монлам, однако, как я уже говорил, Монлам прошел замечательно и был превосходно организован, так что мое отсутствие никак на нем не сказалось.

Если вернуться в прошлое, в семилетнем возрасте меня признали Кармапой, а когда мне было 14 лет я покинул Тибет и ступил на благородную землю Индии. Я прошел путь от маленького мальчика, который толком не представлял, кто такой Кармапа, до возведения на трон Кармапы и постепенного принятия на себя обязательств, связанных с этим титулом. Когда я размышляю об этой последовательности событий, то думаю, что история линии Кармап насчитывает свыше 900 лет, за это время Кармапы воплощались 16 раз. Все они обладали такими превосходными качествами «отбрасывания и обретения» и совершили столько славных деяний, что я не смею и уповать на это и едва ли когда-либо достигну того же. И все же, поскольку я до некоторой степени получил благословение Кармапы, я делаю все от меня зависящее. Однако я обычный человек, поэтому сколько бы я ни старался, во многих ситуациях этого недостаточно и моих скромных сил не хватает.

Многие люди полагают, что сам титул Кармапы делает вас необыкновенной личностью, однако со мной этого не случилось. Даже если я и Кармапа, обстоятельства таковы, что мне все равно приходится трудиться, не жалея сил. Гьялва Гоцангпа говорил, что даже сознательно воплощающиеся ламы, или тулку, в каждом новом воплощении должны 12 лет посвящать очистительным практикам — предаваться медитации, чтобы очиститься от оставшихся завес. Они должны уходить в затворничество и там практиковать медитацию и добиваться духовных свершений. Поэтому даже если вас признали тулку, или воплощением великого ламы, вы все равно должны приложить немало сил. У меня лично нет никаких оснований утверждать, будто я воплощение какого-либо великого ламы. А поскольку я обычный человек, мне приходится прикладывать огромные усилия, даже большие, чем другим людям. Однако сколько бы я ни старался, этого всегда мало, всегда ниже поставленной планки. Это потому, что люди возлагают на меня слишком большие, безграничные надежды. Я со своей стороны делаю абсолютно все возможное, чтобы соответствовать. И стараюсь всеми силами поступать так с чистой мотивацией.

Когда я был маленьким, многие давали мне советы. Они говорили: «Надо быть осторожнее. Многие здесь называют себя Кармапами, так что тебе надо проявить себя в лучшем виде». Так мне говорили, но сам я никогда не стремился осторожничать против собственной воли, чтобы выстоять в соперничестве с каждым, кого называют Кармапой. Главное, что у меня чистые намерения, кем бы я ни был, и что стараюсь изо всех сил, что бы ни случилось.

Когда я еще учился в Тибете, мои учителя не всегда учили меня наилучшим образом. Одной из причин, по которой я ушел в Индию, была возможность учиться и получать передачу линий преемственности Дхармы. Вот что привело меня в Индию. Я ожидал, что в этой стране мое образование будет лучше, чем в Тибете, но и здесь все оказалось не так безоблачно. С одной стороны, это моя собственная вина, надо было поменьше лениться. Кроме того, я довольно умен, и потому любой изучаемый мною предмет мне быстро наскучивает. Я чувствую, что схватил суть и немедленно теряю интерес. Кроме того, есть трудности с ламами и кхенпо, которые меня наставляют. Мы приглашали самых лучших кагьюпинских лам и кхенпо, но у них у всех собственные монастыри, центры изучения Дхармы, о которых они должны заботиться. У них есть свои обязанности, поэтому они не могут проводить со мной все свое время. По этой причине иногда у меня были занятия, иногда нет. Так происходило часто.

В прошлом у меня была мысль, что, если бы я поступил в монастырь школы гелуг и обучался по их программе, то стал бы неплохим ученым-философом. Но позже я подумал, что, если бы я поступил на обучение в гелугпинский монастырь и освоил их программу, то с одной стороны в этом не было бы ничего дурного, но с другой, поскольку я ношу титул Кармапы, в будущем, в исторической перспективе могли бы возникнуть сложности с подобным поступком главы школы кагью.

Конечно, я провел множество обсуждений с гелугпинскими геше, но никогда не поступал на обучение в их монастыри. Такова одна из проблем — мне не удалось получить образования, которое бы отличалось высоким качеством. Главным образом, все мои знания проистекают из моего личного интереса и приложенных в связи с этим стараний Я никогда не получал образования по тщательно выстроенной учебной программе. Итак, это одна из проблем.

Другая проблема в том, что, когда меня признали воплощением Кармапы в семилетнем возрасте, я был совсем маленьким мальчиком. С малых лет я рос в монастыре Цурпху, и с детства меня окружали только взрослые, поэтому я должен был делать то, что мне говорили. Я не мог сам решать, как мне поступать. Поначалу, конечно, я и сам не знал, какими должны быть, а какими не должны быть мои поступки. Я всегда слушался их, и у меня не было свободы выбирать, что мне нужно, а чего не нужно делать. На самом деле в детстве мне жилось совсем нелегко. Например, вся власть принадлежала чакдзо и когда люди приносили мне подарки, они должны были сначала отдать их чакдзо, он их открывал первым. В те дни люди всегда опасались, что там может быть бомба или яд. Поэтому подарки забирали и проверяли, не было ли в них чего-нибудь опасного. А когда забирали, их уже никогда не приносили обратно, такая участь была уготована почти всем моим подаркам.

Люди также приходили и приносили деньги, просили передать их моим родителям. Те, кто знал, в каких условиях я жил, подносили деньги тайком — в то время вокруг меня всегда было много народа, и мне иногда быстро и незаметно подсовывали деньги под подушку, на которой я сидел. Так обстояли дела, когда я был ребенком. Я никогда не ощущал себя по-настоящему свободным.

Потом я прибыл в Индию. Индия — свободная страна, демократическая, я надеялся, что, попав сюда, смогу распоряжаться собой по своему усмотрению. Я на это надеялся. Когда я только приехал в Индию, никто из нас почти ничего не знал об этой стране. В то время среди моих советников, хотя у них, без сомнения, были чистые намерения, не было ни одного, кто был бы в состоянии меня направить, на кого можно было бы положиться на 100%. Они не знали, как тут устроена жизнь. У меня не было надежных советчиков, поэтому когда начались первые обсуждения с правительством Индии, возникли некоторые разногласия и недопонимание, что, возможно, вселило определенные подозрения.

В любом случае, я провел в Индии уже 18 лет, и все это время меня преследует череда трудностей и неудач, как вы все знаете. Говорили, что я работаю на Китай, что я китайский шпион. Произошло много всего, но несмотря на сложности, я не жалел своих сил. Причина, по которой я продолжал упорствовать — мой долг перед учениями, учениями школы кагью. Кроме того, я сказал себе, что делаю это ради блага Тибета и блага всех живых существ. Размышляя в этом ключе, я продолжал трудиться.

С другой стороны, мое прибытие в Индию оказалось весьма благоприятным. Мне выпало огромное счастье встретиться с Его Святейшеством Далай-ламой и посетить его учения, мне также неоднократно выпадала возможность получить глубокие учения от Чамгона Тай Ситу Ринпоче и Гошира Гьялцаба Ринпоче, также у меня была возможность получить глубокие учения по Дхарме от Тенги Ринпоче, Бокара Ринпоче, Йонгдзина Тхрангу Ринпоче. И я чувствую, какая для меня это огромная удача.

Однако сам я живу в монастыре Гьюто, а «сыновья сердца» живут вдали — Ситу Ринпоче в монастыре Шерап Линг, а Гьялцаб Ринпоче в Сиккиме. У нас никогда не было возможности провести друг с другом сколько-нибудь продолжительное время в одном и том же месте. Нас словно разбросало по свету. Я читал жизнеописания предыдущих Кармап – Кармапы и их «сыновья сердца» всегда держались вместе. Куда бы они ни направлялись, они ехали вместе – шла ли речь о преподавании Дхармы или помощи друг другу. Они всегда заботились друг о друге. Со мной же такого никогда не происходило, и меня это очень расстраивает.

Говоря откровенно, после смерти 16-го Кармапы в линии преемственности Камцанг пролегла глубокая трещина. Нет нужды далее распространяться о делах прошлых лет, но из-за них cреди лабрангов возникли разногласия. Много чего произошло с тех пор, как я прибыл в Индию. Одни из вас об этом знают, другие — нет. Среди лабрангов было много раздоров, и это также доставило мне немало тревог. Однажды я пригласил Чамгона Тай Ситу Ринпоче и Гошира Гяьлцаба Ринпоче в Дели. Оба Ринпоче подобны луне в безоблачном небе и не запятнаны ни единым изъяном. Я попросил их сообщить своим сподвижникам и последователям, что случилась большая беда в линии Камцанг. Произошел невиданный прежде конфликт, чудовищное нарушение самаи. Я попросил обоих ринпоче сказать своим людям, чтобы те делали все возможное во избежание подобного в будущем. Я попросил обоих ринпоче, и они пообещали выполнить мою просьбу. На самом деле обращаться с подобными просьбами, — все равно, что учить Авалокитешвару начитывать мантру «Ом-мани-падме-хум». С такими просьбами не следует обращаться, но я в силу скудости собственного ума это сделал.
Кроме того, полагая, что, быть может, это принесет пользу учениям карма кагью, я отправился к Кунзигу Шамару Ринпоче. В то время, когда должна была происходить эта встреча, мои сторонники говорили, что не стоит устанавливать эту связь. Многие высказывались в таком духе. Некоторые из близких мне людей были очень против и в полный голос заявляли об этом. Но это не имело значения. Я думал о благе учений и проигнорировал их мнение, отправившись на встречу с Шамаром Ринпоче. Наша встреча не принесла особых плодов. Но сейчас, после смерти Ринпоче я нахожу пусть слабое, но утешение в том, что по крайней мере встретился с ним и поделился своими мыслями.

В целом мы все знаем, какую важную роль играли Шамары Ринпоче в истории школы карма кагью. Но в последние годы, в последние два десятилетия произошло столько событий, что многие стали поговаривать о том, что нам не следует совершать молебны о долголетии Шамара Ринпоче и нужно вычеркнуть его из наших обращений к линии преемственности. Я же думаю, что призывающие к подобному упускают из виду очень важные моменты, ведь Шамары Ринпоче — это не только 14-й Шамар Мипхам Чоки Лодро. Шамары Ринпоче — часть нашей высшей линии преемственности карма камцанг, берущей истоки от тхонгдена Дракпы Сенге и ведущая к настоящему моменту. Это не имя одного человека, это не один человек.

Поэтому неважно, сколь неподобающими, по мнению людей, были поступки нынешнего Шамара Ринпоче. Нам не следует, на мой взгляд, по этой причине очернять всю линию Шамара Ринпоче. Мы должны мыслить о линии Шамара Ринпоче в положительном ключе и принимать во внимание благо буддизма в целом и будущее нашей линии преемственности.

Сейчас, когда Шамара Ринпоче уже нет в живых, крайне важно, чтобы не возникло проблем с его новым воплощением. Если ситуация снова сложится так, что мы будем говорить о двух разных реинкарнациях, это нанесет ущерб линии камцанг в целом, и в будущем эта линия расколется на две фракции, видящие друг в друге врагов. Это не принесет никому ни малейшей пользы.

Я искренне верю, что мы можем прийти к примирению. С своей стороны я делаю определенные шаги в этом направлении, но тут не ограничиться действиями одного человека. Важно помнить, что обе стороны должны проявлять открытость. Если мы продолжим дурно отзываться друг о друге, порицать друг друга, думаю, это не принесет ничего хорошего.

У нас одни и те же учения — учения линии камцанг, — одни и те же гуру, мы носим шапки одного цвета. Но если, вопреки этому, мы продолжим цепляться за свои группировки, то неважно сколько правды на нашей стороне, наша собственная предвзятость заставит нас добиваться победы для себя и низвергать своих противников. Стоять на этом будет чудовищной ошибкой, и здесь совершенно нечем гордиться.

Мы часто говорим, что есть сторона Шамара и сторона Ситу — либо то, либо другое. Но на самом деле, мы не на стороне Ситу Ринпоче, мы не на стороне Шамара Ринпоче. Мы все на стороне карма кагью. Если же, вместо этого, мы будем полны омрачений — трех ядов, — будем руководствоваться пристрастностью и завистью и при этом заявлять: «Я на стороне Ваджрадхары», это не принесет никакой пользы.

Люди говорят: «Я чистый и он чистый. Он чистый кагьюпинец, а вот он не чистый». Но чистота эта определяется тем, есть ли практика потоках наших умов, а не тем, кто на чьей стороне. Я думаю, об этом нам всем стоит помнить.

Еще одна проблема — я сейчас в Америке. Я провел долгие месяцы за границей, последние шесть — в Америке. Наверное, у многих есть свои объяснения, почему я так долго живу за границей, но что бы ни говорили, я хотел бы назвать главную причину, почему я живу в другой стране. Когда я проходил медицинское обследование в Германии, у меня обнаружили проблему со здоровьем. Вскоре я должен был поехать в Америку ради одного моего пожилого помощника, и, приехав, должен был продолжить лечение болезни, о которой мне сообщили в Германии. Причина в этом.
Другая причина в том, что долгие годы мне ни разу ни выпало случая по-настоящему отдохнуть, дать отдых и телу, и уму. Когда я вернусь в Индию, я опять буду очень занят – сумасшедший график, и никакой возможности для отдыха. Поэтому я остался здесь на некоторое время, чтобы отдохнуть. Я нахожусь в Америке, потому что думаю о долгосрочной перспективе. Пожалуй, многие скажут, что я здесь только ради собственной пользы, что у меня есть какой-то хитроумный план, но это не так.

Говоря вкратце, какое бы решение я ни принимал, что бы ни делал, люди думают: «Он Кармапа, ему видней». Но для меня все не так просто. Какое бы решение я ни принял и какое бы действие ни совершил, мне всегда приходится чем-то жертвовать. Если говорить обо мне, то все, что я совершал до сих пор, я делал с чистыми намерениями. Но люди все равно приписывают мне другие мотивы, и многие делают это, потому что недолюбливают меня. С этим ничего не поделаешь. Даже многие монахи неверно толкуют мои поступки либо по незнанию, либо по непониманию моих истинных намерений. Особенно сейчас, когда я нахожусь в Америке, даже у моих близких людей в голове роятся идеи. Подобным образом, и у людей по всему миру на мой счет очень много разных идей.

Это меня расстраивает и разочаровывает. Ведь когда люди видят совершаемое мною, они воспринимают это как само собой разумеющееся, забывая при этом, сколь многим мне приходится жертвовать, а это всегда тяжело. Когда же я, невзирая на трудности, я продолжаю идти вперед, а окружающие в меня не верят, я не могу притворяться, что этого не замечаю, и продолжать двигаться дальше. Это очень грустно.

Что касается будущего, со времен Первого Кармапы Дусум Кхенпы до сего дня, Кармапы были ламами, которые занимались исключительно дхармической деятельностью и никогда не были замешаны в политике. Однако сейчас переломный момент в истории Страны снегов, Тибета. В этих условиях важно приложить усилия в обеих областях — и в Дхарме, и политике. По этой причине нам определенно нужен лидер, сведущий в политике. Но я не могу обеспечить политическое руководство. Мало того, что я не разбираюсь в политике, я также считаю это занятие неподобающим для себя, поскольку я ношу титул Кармапы.

Я считаю, что люди занимаются политикой ради достижения краткосрочных целей и выгод. Кроме того, политики все время сменяются. Политика предполагает предвзятость, разделение на фракции, поиск выгоды и прибыли для своей фракции. Дхарма же предполагает отсутствие такого разделения и стремление принести пользу всем живым существам, число которых безгранично, как пространство. Дхарма оперирует большими отрезками времени, здесь нет быстрой смены позиций. Дхарма нужна, чтобы защищать нас в этой и будущих жизнях, вести нас и ныне, и в посмертном существовании. Дхарма и политика действуют в совершенно разных плоскостях. И поскольку на мне лежит ответственность духовного лидера, я могу продолжать движение только в направлении Дхармы.

Когда я жил в Тибете, я сильно беспокоился, что мне придется принимать участие в политической жизни и поэтому ушел в Индию. Прибыв в Индию, я всегда думал: если мне придется заниматься политикой, то я не сумею этого сделать. Я не знаю, как устроена политика, и у меня нет навыков для этого занятия. Это еще один важный момент, который я хотел бы донести до людей.

Итак, с моей точки зрения, я не обладаю качествами «отбрасывания и обретения», которые были у предыдущих Кармап. Если, зная, что я ими не обладаю, я буду притворяться и вводить людей в заблуждение, то накоплю чрезвычайно дурную карму. Мне не приносят удовольствие, не придают гордости и уверенности мысли о том, что я стану богатым, влиятельным и любимым многими.

Поэтому иногда я думаю, что нет смысла продолжать. Иногда мне кажется, что было бы лучше жить, как обычный человек, простой практикующий Дхарму. Порой я думаю об этом, особенно часто – в последнее время. Причина в том, что на протяжении всех этих лет я упорно трудился, но мне не по силам выполнить всю эту работу в одиночку. Одной колонне не удержать всего здания, так ведь? Мы все должны усердно работать и помогать друг другу. Мы говорим, каждому нужен человек, который будет о нем заботиться. Вы не можете только и делать, что заботиться о других, кто-то должен позаботиться и о вас. Без поддержки других в одиночку не принести пользы учению и не помочь живым существам.

Мы, буддисты, верим в закон кармы, причинно-следственных связей. Мы разделяем воззрение взаимозависимости. Взаимозависимость означает, что любая ситуация, какой бы она ни была, происходит в силу многочисленных причин и условий. Ничто не может осуществляться с опорой на единственную причину или единственное условие. Об этом каждому из нас стоит поразмыслить.

Одним словом, в целом традиция кагью, и особенно линия карма камцанг подобна большой семье. И в этой семье Гьялвангу Кармапе отведена роль отца. Но отец не может один принять на себя все обязанности. Ему нужна поддержка всех членов семьи. Если мы вспомним историю линии кагью, и особенно линии карма камцанг, то увидим немало потерь. Например, в годы нашествия монгольского Гушри-хана, его армия до основания разрушила множество кагьюпинских монастырей, многие линии преемственности практик и объяснений были утрачены. Это были чудовищные события. Позже, после 1959 года вспыхнула культурная революция. Сегодня у нас есть возможность возрождать и развивать учения. Поэтому я хочу обратиться к каждому из вас с просьбой воспринимать это как ваш личный шанс и прилагать усилия.


Порой мне кажется, что люди не понимают хода моих рассуждений, не понимают моей точки зрения. Такое вполне возможно. Однако я думаю, самое важное, что своих трудах я стараюсь принимать в расчет долгосрочную перспективу, насколько мне это доступно, хотя и не утверждаю, что могу заглянуть далеко в будущее или хорошо понимаю, как мыслить в долгосрочной перспективе. Некоторые люди, возможно, неспособны удерживать долгосрочную перспективу, но если у вас есть духовный лидер и вы в него верите, пусть даже прямо сейчас не понимаете всех его планов и решений, очень важно его поддерживать и не терять веры в него. Я не призываю вас поддерживать меня. Не прошу вас меня понять. Скорее, полагаю, что это общее правило: кто бы ни был духовным лидером в будущем, важно помнить об этом.

Итак, на сегодня я заканчиваю. Я затронул несколько разных тем. Если я ошибся или сказал что-то неуместное, прошу меня извинить.
И сейчас, все заслуги, которые мы накопили в ходе нынешнего молитвенного собрания линии кагью, пожалуйста, давайте посвятим Его Святейшеству Далай-ламе. Пусть он живет долго и все его желания исполняются сами собой, и пусть его стопы вскоре снова ступят на землю Тибета, и он вновь повернет колесо глубокой и обширной Дхармы. Подобным образом, мы посвящаем заслуги долголетию учителей всех традиций, Сангхе десяти направлений, чтобы она жила в согласии и придерживалась чистой нравственности и так далее, как описано в молитве Великого устремления, которую мы сейчас прочтем. Пожалуйста, пусть таким будет ваше посвящение заслуг.
Просмотров: 675  |  Тэги: Кармапа, кагью, Кагью Монлам

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100