Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме

| Еще
Аннотация. Введение. Санкт-Петербургскому буддийскому храму посвящен ряд исследований. Но до настоящего времени остается неисследованным ряд надписей, являющихся элементами интерьера этого памятника культуры. В статье дается расшифровка надписей на тибетском языке и санскрите из указанного храма. Материалом для исследования послужили надписи Санкт-Петербургского храма, расположенные на фасаде, на портике, на колоннах и пилястрах в зале, на плафоне, в обрамлении проемов дверей и алтарной ниши в молельном зале. Кроме того, проанализированы прорисовки надписей, хранящиеся в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН в делах «Чертежи и эскизы к проекту Буддийской молельни в Ст. Деревне по Благовещенской ул., 11» и «Материалы Комитета по постройке буддийской молельни, среди них счета фирм, письмо технической части управления градоначальника о разрешении поместить на фасаде „Ганчжира‟, рисунки эмблем и надписей». Результаты. В работе представлены транслитерация и перевод надписей в храме, а также иллюстрации. Сделаны выводы и предположения относительно авторства надписей. В частности, ставится под сомнение исключительное посвящение храма Калачакре. Во время консультации с Чадо Ринпоче, бывшим настоятелем монастырей Намгьял и Гьюто, Чадо Ринпоче отверг возможность принадлежности этих цитат к какому-либо каноническому буддийскому тексту, в том числе и к Калачакре. Также он высказал предположение, что сколотая надпись над входной дверью могла представлять собой название храма, однако мы считаем, что это маловероятно. Относительно прорисовок надписей, подготовленных в свое время для буддийского храма и обнаруженных в двух делах в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН, сделаны следующие выводы. Первая надпись представляет собой мантру Падмошниши (тиб. pad ma’i gtsug tor) «oṃ padmoṣṇīṣa vimale hūṃ phaṭ». Традиционно ее размещают над входом. Возможно, что эта мантра находилась на одном из этажей храма, но позднее была утрачена, или эта надпись просто не вошла в художественное оформление храма. Вторая надпись — «oṃ namo ratna trayāya» ‘Кланяюсь пред тремя Драгоценностями’, в Санкт-Петербургском буддийском храме такая надпись также отсутствует. Ключевые слова: Петербургский буддийский храм, Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, ланджа, квадратное письмо, Калачакра, Намчу Вангден, Гунзэчойнэй.

Благодарности. Автор выражает благодарность М. Б. Иохвину за фотографии элементов отделки храма после реставрации.

Для цитирования: Митруев Б. Л. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме. Oriental Studies. 2019;(2):279-291. DOI: 10.22162/2619-0990-2019-42-2-279-291.

Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме

Санкт-Петербургский буддийский храм был построен по инициативе буддийского деятеля Агван Дорджиева (1853/54–1938) в период 1909–1915 гг. Инженер-архитектор Г. В. Барановский (1860–1920) являлся главным архитектором храма, он также создал много проектов зданий в Санкт-Петербурге. Изначально в роли архитектора выступил студент Института гражданских инженеров Н. М. Березовский (1879–1941), но на заключительном этапе строительством руководил гражданский инженер Р. И. Берзен (1868–1958). Освящение (тиб. rab gnas) храма состоялось 10 августа 1915 г. Храм освятили Агван Доржиев и монахи из Бурятии и Калмыкии.

Немалую помощь в строительстве оказали тибетское и монгольское правительства, а также пожертвования многих верующих, в том числе из Бурятии и Калмыкии. О роли калмыков в строительстве Петербургского буддийского храма подробно рассказано в статье Э. П. Бакаевой «Санкт-Петербургский храм: Агван Доржиев и калмыки» [Бакаева 2005].

Истории и описанию Петербургского буддийского храма «Гунзэчойнэй» посвящено немало работ. Среди них можно упомянуть доклад Г. В. Пионтека «Самый северный памятник тибетского зодчества» [Пионтек 1972], статью А. Н. Петрова «Буддийский храм в Старой Деревне» [Петров 1975]; статью Л. К. Минерта «Буддийский храм в Петербурге» [Минерт 1985]; статью О. В. Таратыновой и В. С. Горюнова «Новое о творчестве архитектора Г. В. Барановского» [Таратынова, Горюнова 1985]; статью Д. В. Иванова «Материалы о Петербургском буддийском храме, хранящиеся в Государственном Эрмитаже» [Иванов 2014].

Особого упоминания заслуживают исследования истории создания Санкт-Петербургского буддийского храма А. И. Андреева. Он является автором книг «Буддийская святыня Петрограда» [Андреев 1992а], «Храм Будды в северной столице» [Андреев 2004], «Санкт-Петербургский дацан» [Андреев 2007], «Санкт-Петербургский буддийский храм в фотографиях В. А. Сансеро (1920–1924)» [Андреев 2017]. Также перу А. И. Андреева принадлежит множество статей, стоит упомянуть некоторые из них: «Из истории Петербургского буддийского храма» [Андреев 1992б], «Буддийские ламы из Старой Деревни» [Андреев 1993], «Об авторе проекта буддийского храма в Петербурге» [Андреев 1995] и др.

В своих книгах и статьях А. И. Андреев в подробных деталях рассказывает об истории возведения буддийского храма в Санкт-Петербурге, о тех, кто непосредственно занимался его строительством и оформлением, об этапах истории храма, начиная с периода возведения храма в 1909–1915 гг. и последующие периоды вплоть до современного времени.

Другой прекрасной работой, исследующей архитектуру и художественное оформление Санкт-Петербургского буддийского храма, является диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Е. В. Асалхановой [Асалханова 2016]. В диссертации подробно рассматриваются живописное убранство дацана и его взаимосвязь с архитектурой храма.

Однако, несмотря на большое количество работ, посвященных петербургскому храму, осталось немало загадок, в частности, до сих пор не были расшифрованы и прочитаны надписи в главном молельном зале храма. В книге А. И. Андреева «Храм Будды в северной столице» дан перевод некоторых надписей в главном зале, выполненный Н. Цыремпиловым [Андреев 2004: 78], однако он не полон, поэтому целью данной статьи является восполнение этого пробела в нашем знании об оформлении храма.

Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме
Дацан Гунзэчойнэй в Санкт-Петербурге. Фото: www.culture.ru.

Загадки начинаются с самого названия храма. Полное название храма – «Источник Святого Учения Всесострадающего Владыки Мудрецов» (тиб. kun la brtse mdzad thub dbang dam chos byung ba’i gnas) или сокращенно «Гунзэчойнэй» (тиб. kun brtse chos gnas) – является несколько необычным и нетипичным для буддийского монастыря тибетской традиции.

Традиционно названия тибетских буддийских монастырей и храмов имели в своем названии слово «линг» (тиб. gling) – «остров» или, в вольном переводе, «обитель». Например, полное название монастыря Ганден – Ганден Намгьял-линг (тиб. dga’ ldan rnam rgyal gling), полное название монастыря Сэра – Сэра Тегчен-линг (тиб. se ra theg chen gling), полное название монастыря Кумбум – Кумбум Джампа-линг (тиб. sku ‘bum byams pa gling). Однако, конечно же, это не значит, что названия всех монастырей заканчивались на «-линг». Остаются вопросы, кто был автором названия монастыря и что послужило причиной такого названия, отстоящего в стороне от тибетской традиции.

Переходя к надписям в храме, необходимо отметить, что помимо надписей, сохранившихся до настоящего момента, в храме могли быть и другие надписи, и прочие элементы декора, утраченные впоследствии. Например, в статье Д. В. Иванова приводится докладная записка сотрудника Отдела по охране, учету и регистрации памятников искусства и старины [1] Н. А. Троцкого от 7 июля 1920 г., где он докладывает об осмотре храма после того, как он был ограблен: «Посетив храм 5-го июля, я нашел его в самом заброшенном состоянии: двери раскрыты настежь, ключей от здания нет и неизвестно, где они. Внутри сохранились только стены и столбы с резными украшениями. Главная фигура Будды разбита, стены местами попорчены» [Иванов 2014:28].

Так как храм прошел через все бурные события, имевшие место в городе на Неве, эти надписи могли быть утрачены в какой-то из этих моментов. Так была потеряна надпись над входом в молельный зал, находящийся с южной стороны.

Переходя к оставшимся в целости надписям, мы будем следовать следующему порядку:
1) надписи на фасаде;
2) надписи на портике;
3) надписи на колоннах и пилястрах в зале;
4) надписи на плафоне;
5) надписи в обрамлении проемов дверей и алтарной ниши в молельном зале;
6) прорисовки надписей, обнаруженные в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН (далее – СПбФ АРАН).

1. Надписи на фасаде


Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме
Рис.1. Фрагмент фасада храма

На капителях колонн портала и верхнем фризе основного объема здания находятся позолоченные знаки Калачакры Намчу Вангден (тиб. rnam bcu dbang ldan, саснкр. dasākārovaśī) – «Десять могуществ». Этот знак Калачакры представляет собой монограмму, написанную письмом ланджа. Такие монограммы обычно называют кутакшара (санскр. kuṭākṣara) – «написанные друг над другом буквы».

Письмо ланджа (тиб. lany+dza) появилось в XI в. и использовалось для записывания мантр и текстов на санскрите. Намчу Вангден заключает в себе смысл внешней, внутренней и иной Калачакры. Существует множество подробных объяснений об интерпретации Намчу Вангдена с точки зрения этих трех разделов Калачакры, поэтому мы не станем рассматривать их здесь [2].

Говоря о причине, по которой Намчу Вангден помещали на фасадах и прочих местах зданий храмов и монастырей, тибетский автор «Краткого объяснения изображения Намчу Вангден» (тиб. rnam bcu dbang ldan gyi ri mo’i ‘grel bshad bsdus pa) Трору Ценам (тиб. khro ru tshe rnam, 1928–2004) пишет: «Так как Намчу Вангден заключает в себе или символизирует всю вселенную-сосуд трех миров и наполняющие ее живые существа, если установить его на верху здания, он подавит все неблагоприятные геомантические знаки и сделает их благоприятными. Он отвратит всякий вред, возникающий из-за неблагоприятного положения планет и созвездий, и будет оберегать от зла. Если поместить его дома, то защитит от неблагоприятных условий и препятствий, сделает все благим и благоприятным. Поэтому, так как [Намчу Вангден] приносит такую пользу и обладает такими достоинствами, сложилась традиция, следуя которой, большинство людей стали писать его на верху домов, на фасадах храмов и прочего» [3] [Трору Ценам 2004: 276А]. По всей видимости, именно по этой причине монограммы Намчу Вангден были установлены на фасаде храма.

Знак Калачакры Намчу Вангден бывает трех разновидностей. Самая распространенная его форма имеет восемь «ног» (номер 1 на рисунке). Другая, несколько менее распространённая форма, имеет пять «ног» (номер 2 на рисунке) и еще одна, менее распространённая форма с четырьмя «ногами» (номер 3 на рисунке), обычно используемая в школе Джонанг (тиб. jo nang) тибетского буддизма. «Ногами» здесь называются вертикальные линии, составляющие эти сложные лигатуры.

О первых двух разновидностях пишет Патрул Ринпоче Оргьен Джигме Чойкьи Вангпо (тиб. dpal sprul o rgyan ‘jigs med chos kyi dbang po) в своем «Объяснении очертания Намчу Вангден, данном в Белом Берилле» (тиб. rnam bcu’i thig bshad bai dkar nas gsungs pa).

Согласно Патрулу Ринпоче, различие в количестве «ног» в лигатуре проистекает из различий в локальных традициях знания Калачакры [Патрул 2003: 439]. Также этот автор пишет, что существует Намчу Вангден с восемью «ногами» и сокращенная форма с пятью «ногами» [Патрул 2003: 440].

Намчу Вангден с четырьмя «ногами» описан Таранатхой [4]. На фасаде и капителях храма расположена именно вторая форма Намчу Вангден с пятью «ногами».

Рис. 2. Три вида знака Намчу ВангденРис. 2. Три вида знака Намчу ВангденРис. 3. Щит с Намчу Вангденна фасаде храмаРис. 3. Щит с Намчу Вангденна фасаде храма

2. Надписи на портике


Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме
Рис. 4. Монограмма Лакшми на капителях пилястр на портике храма

Надписи на щитах на стене портика описаны у А. И. Андреева: «Над каждой из дверей – доски с загадочными восточными письменами – золотом по синему. Это были священные буддийские мантры, начертанные на трех языках – санскритском, тибетском и старомонгольском: Ом арапачана дхи (мантра Манджушри – бодхисаттвы Мудрости), Ом мани падме хум (мантра Авалокитешвары — бодхисаттвы Сострадания), Ом ваджрапани хум пхат (мантра Ваджрапани – бодхисаттвы Уничтожения заблуждений)» [Андреев 2004: 77]. Эти надписи видны на фотографии в его книге «Храм Будды в северной столице» [Андреев 2004: 76]. Когда-то указанные щиты с мантрами были утеряны, однако в настоящее время они восстановлены.

Параллельно колоннам портика расположены пилястры или скорее полуколонны с капителями тибетского стиля. На капителях пилястр находятся одинаковые монограммы на санскрите, выполненные письмом ланджа. Это надписи с именем богини Лакшми (санскр. Lakṣmī). Помимо имени богини, слово «лакшми» также значит «богатство» и «благополучие». Монограмма Лакшми встречается в книге «Примеры письма ланджа и варту “Гирлянда из цветков утпала”» (тиб. lany+tsha dang wartuʼi phyi mo ut+pa laʼi ʼphreng rgyan), составленной Кончок Гьяцо (тиб. dkon mchog rgya mtsho) [Кончог Гьяцо 1993: 30].

Эта монограмма часто использовалась в оформлении монастырей и храмов как знак богатства и благополучия. Так, в книге «Тибетское буддийское искусство» (тиб. bod rgyud nang bstan gyi sgyu rtsal, кит. Zàng chuán fó jiào yì shù), составленной Лю Личжуном, на иллюстрации No 94 представлены ворота храма в ступе Пэл Чойгон Джангчуб (тиб. dpal chos dgon byang chub mchod rten). Над воротами расположена надпись, состоящая из трех монограмм. В центре – Намчу Вангден с четырьмя «ногами», его фланкируют две одинаковые монограммы Лакшми с долгой гласной «ī» [Личжун 1988: 79].

Также в этой же книге есть иллюстрация № 74 с изображением изразца с надписью Лакшми, в котором допущена ошибка: вместо долгой «и» там написана короткая гласная «и». Слева и справа от монограммы Лакшми расположены китайские иероглифы 福夀 — fú shòu, значащие «счастье и долголетие».

Рис. 5. Монограмма ЛакшмиРис. 5. Монограмма ЛакшмиРис. 6. Ворота в храм в ступе Пэл Чойгон ДжангчубРис. 6. Ворота в храм в ступе Пэл Чойгон ДжангчубРис. 7. Изразец с монограммой ЛакшмиРис. 7. Изразец с монограммой Лакшми

3. Надписи на колоннах и пилястрах в зале


Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме
Рис. 8. Капители колонн в молельном зале храма

В главном зале находятся два ряда из четырех колонн. Оба ряда начинаются и заканчиваются у стен пилястрами. В центре капителей колонн и полукапителей пилястр на изображениях цветков лотоса находятся монограммы Лакшми – точно такие же, что и на капителях пилястр портика. Чуть ниже монограмм находятся санскритские слоги, записанные письмом ланджа. Если прочесть их, начиная от самой северной пилястры, расположенной возле алтаря, то эти слоги составляют надпись на санскрите «namassarvajña śākyamunaye», что значит «склоняюсь пред всеведущим Шакьямуни». Эти надписи повторяются на задней стороне капителей колонн и полукапителей пилястр обоих рядов колонн в молельном зале на первом этаже.

Прорисовки монограммы Лакшми и этой санскритской надписи сохранились в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН [СПбФ АРАН. Разряд IX. Оп. 2а. № 13]. Число листов – 114. Прорисовки надписи на санскрите «namassarvajña śākyamunaye» представляют собой девять тетрадных листов в клетку размером 22,2–25,5 см, на каждом из которых имеется по вписанному в круг слогу ланджа, нарисованному карандашом.

На каждом из листов стоит цифра, написанная красным карандашом, обозначающая порядковый номер слога. На первом листе написаны две цифры 1 и 9, так как первый слог «на» повторяется и является также и девятым слогом. В верхней части каждого листа надпись «верх». На задней стороне некоторых из листов находятся эскизы этих слогов, будто кто-то тренировался в написании этих слогов. На обороте последнего 9 листа с 10 слогом «ye» остатки слога «nga» или «da», записанного квадратным письмом Пхагпа-ламы, о котором будет сказано ниже. По всей видимости, это наброски надписи на ленте в проеме дверей на северной стороне зала или на ленте в проеме алтаря.

В той же папке, где хранится прорисовка надписи на санскрите «namassarvajña śākyamunaye», содержится и прорисовка монограммы Лакшми, выполненная акварелью.

4. Надписи на плафоне


На третьем этаже храма расположено квадратное ограждение светового фонаря. Витражный плафон этого светового фонаря состоит из 16 повторяющихся изображений четырехлепесткового лотоса, образующих квадрат. Слоги на четырехлепестковом лотосе представляют собой санскритские слоги āḥ khaṃ vi ra hūṃ, записанные письмом ланджа.

Рис. 9. Витраж на плафоне храмаРис. 9. Витраж на плафоне храма

В центре голубого круга в середине лотоса находится изображение слога hūṃ голубого цвета, вокруг него на зеленых лепестках лотоса находятся изображения слогов āḥ khaṃ vi ra. Желтый слог āḥ находится непосредственно над слогом hūṃ, от него против часовой стрелки располагаются: зеленый слог khaṃ, затем черный слог vi, а за ним белый слог ra. Из-за неоднородности цвета стекла витража слог vi на некоторых цветках лотоса коричневого цвета.

Эти слоги символизируют пять семейств Будд. Относительно символизма этих слогов в книге Далай-ламы XIV Тензин Гьяцо «Калачакра-тантра» сказано: «В „Объяснении ритуала посвящения Калачакры‟ 457.5 Далай-ламы VII: āḥ – семенной слог Вайрочаны; kha – семенной слог Амогхасиддхи; vī – первый слог имени Вайрочаны; ra – первый слог имени Ратнасабхавы; hūṃ – семенной слог Акшобхьи Некий [ученый] [5] утверждает, что āḥkhaṃ-vīra hūṃ значит „небеcный герой‟ [6]» (nam mkha’i dpa’ bo) [Tenzin Gyatso 1985: 442–443]. Прорисовки четырехлепесткового лотоса сохранились в упомянутой выше папке в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН [СПбФ АРАН. Разряд IX. Оп. 2а. No 13].

5. Надписи в обрамлении проемов дверей и алтарной ниши в молельном зале


Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме
Рис. 10. Молельный зал храма Гунзэчойнэй

Начнем с надписи вокруг алтаря. Проём алтарной ниши обрамляет надпись золотыми буквами на синем фоне. Вертикальные надписи слева и справа от алтаря представляют собой надписи на тибетском языке, выполненные монгольским квадратным письмом.

Квадратное письмо возникло в период императора Хубилая в 1269 г. [Поппе 1941: 9]. Алфавит квадратного письма был построен на основе тибетского алфавита, несколько приспособленного к фонетике монгольского языка [Поппе 1941: 11].

Надпись слева от алтаря гласит: «om bde legs su gyur cig skyabs mchog bslu ba med pa’i dkon mchog ni //».

Надпись справа от алтаря гласит: «kun gyi mgon du bsten na skal ba bzang // bkra shis par gyur cig dge’e(o) //»

Перевод этих надписей следующий: «Ом! Пусть будет счастье и благо! Если полагаться на безупречное высшее прибежище — [три] Драгоценности, как на защитника всех, — это благая удача! Пусть будет благополучие! [Да будет] добродетель!».

Над проёмом алтарной ниши находится надпись на санскрите, записанная письмом ланджа и представляющая собой так называемую «мантру сердечной сущности взаимозависимости» (тиб. rten ‘brel snying po, санскр. pratītyasamutpādahṛdaya/) Надпись выполнена с некоторыми ошибками, поэтому в скобках даны исправления надписи: «oṃ ye dharma(ā) hetuprbhava(ā) hetuṇṭe(nte) ṣāntathāgato hyavadat teṣa(ā)ñca yo nirodha evaṃ bha(vā)dī mahāśramaṇā(a)ḥ swa(ā)hā//».

Перевод надписи следующий: «Ом! Все явления возникают из причин. Эти причины были объяснены Татхагатой. Также то, что является их прекращением, так были произнесены Великим Аскетом сваха».

Надписи вокруг левой и правой дверями на северной стороне зала


Вертикальные надписи слева и справа от дверей, находящихся слева и справа от алтаря, представляют собой по строке четверостишия на тибетском языке, выполненные монгольским квадратным письмом. Вертикальная надпись слева и справа от левой двери представляет собой первые две строки четверостишия, а вертикальная надпись слева и справа от правой двери – третью и четвертую строки этого четверостишия. Эти надписи традиционны для интерьера буддийских монастырей и часто встречаются в оформлении в тибетских храмах и монастырях.

Рис. 11. Левая дверьРис. 11. Левая дверьРис. 12. Правая дверьРис. 12. Правая дверь

Надпись слева от левой двери: «nyin mo bde legs mtshan bde legs//».
Надпись справа от левой двери: «nyin mo’i dgung yang bde legs shing//».
Надпись слева от правой двери: «nyin mtshan rtag tu bde legs pa‘i//».
Надпись справа от правой двери: dkon mchog gsum gyi bkra shis shog//».

Перевод надписи четверостишия следующий:
«Пусть день будет счастливым и благим, [пусть] ночь будет счастливой и благой. [Пусть] полдень будет счастливым и благим,
[пусть] день и ночь всегда будут счастливыми и благими.
Пусть будет благополучие трех Драгоценностей!».
Горизонтальные надписи над левой и правой дверью на санскрите выполнены письмом ланджа.

Надпись над левой дверью: «saṃsāra-nirvāṇāsama[n]dṛśo’nāsravajñānaṃ//». Надпись над правой дверью: svaparasama[n] dṛśo’anāla(ṃ)banakāruṇyaṃ// [7]». Перевод надписи следующий [8]: «Пред незагрязненной высшей мудростью (тиб. zag med ye shes), видящей одинаково сансару и нирвану, пред необозревающим (тиб. dmigs med) состраданием, схоже видящим себя и других».

Входная дверь


Б.Л. Митруев. Расшифровка надписей в Петербургском буддийском храме
Рис. 13. Входная дверь в храме Гунзэчойнэй
Надпись слева от входной двери: «mkhas grub gnyis ldan skye bo’i tshogs rnams ‘du sgo». Перевод надписи следующий: «Богатство (тиб. ‘du sgo) собрания личностей, обладающих качествами знания и практики».

Надпись справа от входной двери: «bslab gsum lung rtogs mdzod ‘dzin pa dag ‘du sgo». Перевод надписи следующий: «Богатство (тиб. ‘du sgo) держателей сокровищницы трех обучений, объясненного и постигнутого учения».

Надпись над входной дверью почти полностью утрачена. Остались лишь слог «na» в самом начале и слоги «tvāya» в самом конце. По всей видимости, горизонтальные надписи над левой и правой дверью вместе с надписью над входной дверью составляли единый комплекс. На это указывает то, что обе строки, находящиеся над левой и правой дверью, заканчиваются на слова в аккузативе, а последние слоги частично утраченной надписи над входной дверью, скорее всего, представляют собой слоги «tvāya», что можно интерпретировать как показатель датива. На это косвенно указывает слог «na» в начале частично утраченной надписи над входной дверью, который может быть первым слогом слова «nama» или «namo», имеющего значение «поклоняюсь». К сожалению, прорисовки этой частично утраченной надписи над входной дверью не были обнаружены в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН.

6. Прорисовки надписей, обнаруженные в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН


В Санкт-Петербургском филиале Архива РАН сохранились прорисовки других надписей на ланджа, которые не обнаружены в храме. В разряде IX. Оп. 2а. № 13. «Планы неакадемических зданий (XIX–XX вв.)». 1909–1914. «Чертежи и эскизы к проекту Буддийской молельни в Ст. Деревне по Благовещенской ул., 11» есть прорисовка надписи на бумажной ленте из 21 склеенного тетрадного листа в клетку размером 44 – 25,5 см, под слогами находятся цифры, скорее всего обозначающие толщину слогов.

Надпись представляет собой мантру Падмошниши (тиб. pad ma’i gtsug tor) «oṃ padmoṣṇīṣa vimale hūṃ phaṭ». Традиционно ее размещают над входом, потому что в Кутагара-сутре (тиб. khang bu brtsegs pa’i mdo) и Амогхапаша-тантре (тиб. don yod zhags pa’i rgyud) сказано, что тот, кто пройдет под этой мантрой, очистит недобродетели, накопленные за тысячу эонов. Возможно, что эта мантра находилась на одном из этажей храма, но позднее была утрачена. А может быть, эта надпись просто не вошла в художественное оформление храма.

Помимо этого, в СПбФ АРАН сохранилось дело «Материалы Комитета по постройке буддийской молельни, среди них счета фирм, письмо технической части управления градоначальника о разрешении поместить на фасаде „Ганчжира‟, рисунки эмблем и надписей» [СПбФ АРАН. Фонд No 177. Радлов Василий Васильевич. Оп. 3. Ед. хр. 44. 1911–1916. 21 л.]. На листе № 11, представляющем собой лист разлинованной бумаги размером 24,7–26,3 см, карандашом нарисован эскиз мантры из восьми слогов на санскрите. Мантра написана письмом ланджа. Надпись следующая: «oṃ namo ratna trayāya». Перевод: «Кланяюсь пред тремя Драгоценностями».

На листе № 19, представляющем собой лист разлинованной бумаги размером 24,7– 26,3 см, карандашом нарисован эскиз мантры на санскрите. Мантра написана письмом ланджа. Надпись следующая: oṃ sarva buddha «bodhisat(t)va adhiṣṭhi(ā)na adhiṣṭhite swāhā//».

Перевод: «Ом пусть все Будды и бодхисаттвы благословят благословением сваха». Эта надпись тоже не была обнаружена в храме.

Заключение


Остаются без ответа несколько вопросов. Кто является автором надписей на тибетском языке и санскрите? Надписи на тибетском, записанные квадратным письмом, кажутся довольно стандартными для оформления буддийского храма. Однако надписи на санскрите, записанные индийским письмом ланджа, необычны, как и само название храма. Возможно, что исполнителями были Осор Будаев, Гэлэг-Чжамцо Цэвэгийн или Ринчин Занхатов, но кто был их автором? Будаев, Цэвэгийн или Рерих? Возможно, что надписи были придуманы и переведены на санскрит кем-то еще из петербургских востоковедов? Сами надписи указывают на то, что их написал человек, знающий санскрит. Оформление надписей не оставляет сомнения, что мастер, делавший их, хорошо знал письмо ланджа. В частности, на хорошее знание письма ланджа исполнителем, несмотря на некоторые ошибки, указывает тот факт, что в санскритском тексте над входной дверью встречается знак аваграха (санскр. avagraha), не встречавшийся автору в других текстах на ланджа.

Другой вопрос заключается в том, откуда текст надписей? Являются ли они оригинальными или это цитата? Во время консультации с Чадо Ринпоче, бывшим настоятелем монастырей Намгьял и Гьюто, Чадо Ринпоче отверг возможность принадлежности этих цитат к какому-либо каноническому буддийскому тексту, в том числе и к Калачакре. Также он высказал предположение, что сколотая надпись над входной дверью могла представлять собой названия храма, однако мы считаем, что это маловероятно.

Остатки надписи квадратным письмом, о которых говорилось выше, указывают на то, что прорисовки других надписей тоже существовали, но позднее были утеряны. Остается надежда, что в будущем они все же найдутся.

Некоторые авторы пишут, что храм связан с Калачакрой. Прочтение надписей в дацане не дало подтверждений такому утверждению. Надписи в храме не дают повода отнести этот храм эксклюзивно к Калачакре. Будь это так, то в оформлении храма должны быть и другие элементы, указывающие на эту связь. На самом деле убранство храмов довольно униформно. На посвящение храма тому или иному божеству обычно указывают росписи и статуи, размещаемые внутри храма.

Буддийский храм в Санкт-Петербурге до сих пор хранит множество тайн.

Бембя Леонидович Митруев.

Источник: Журнал «Oriental Studies».


PDF версию статьи можно скачать по этой ссылке.

Примечания


1. Отдел по охране, учету и регистрации памятников искусства старины Комиссариата по просвещению РСФСР.

2. См., например, в книге Далай-ламы XIV Тензин Гьяцо «Калчакра тантра» [Tenzin Gyatso 1985: 212–215]. Также подробное объяснение дано на сайте Эдварда Хеннинга: [Kālacakra monogram 2014].

3. Перевод Б. Л. Митруева.

4. Более подробная информация об этом варианте Намчу Вангдена дана на сайте Эдварда Хеннинга: [Kālacakra monogram 2014].

5. Например, Чойкьи Дракпа (1595–1659) из традиции Дрикунг кагью в своем «Ритуале Бхагавана Нава-ушниша Сарвадургати-паришодханы „Сноп, радующий океан‟» (тиб. bcom ldan ‘das ngan song yongs su sbyong ba gtsug tor dgu’i cho ga rgya mtsho dga’ ba’i snye ma) [Чойкьи Дракпа 1999:71].

6. Перевод Б. Л. Митруева.

7. В квадратные скобки помещены лишние слоги санскритских слов. В круглых скобках даны пропущенные слоги надписи.

8. Для ясности в скобках помещены тибетские термины, соответствующие санскритским терминам в надписи.

Источники


СПбФ АРАН. Разряд IX. Оп. 2а. No 13 — Санкт-Петербургский филиал Архива РАН. Разряд IX. Оп. 2а. No 13. «Планы неакадемических зданий (XIX–XX вв.)». 1909–1914. «Чертежи и эскизы к проекту Буддийской молельни в Ст. Деревне по Благовещенской ул., 11». 114 л.

СПбФ АРАН. Фонд No 177. Радлов Василий Васильевич — Санкт-Петербургский филиал Архива РАН. Фонд No 177. Радлов Василий Васильевич. Оп. 3. Ед. хр. 44. «Материалы Комитета по постройке буддийской молельни, среди них счета фирм, письмо технической части управления градоначальника о разрешении поместить на фасаде „Ганчжира‟, рисунки эмблем и надписей». Крайние даты: 1911–1916. 21 л.

Литература


Андреев 1992а – Андреев А. И. Буддийская святыня Петрограда / The Buddhist Shrine of Petrograd (русско-английское издание). Улан-Удэ: ЭкоАрт, 1992. 124 с.

Андреев 1992б – Андреев А. И. Из истории Петербургского буддийского храма // Orient. Альманах. СПб.: Утпала, 1992. Вып. 1: Буддизм и Россия. С. 6–37.

Андреев 1993 – Андреев А. И. Буддийские ламы из Старой Деревни // Невский архив: Ист.-краевед. сб. М.; СПб., 1993. [Вып. 1]. С. 314–349.

Андреев 1995 – Андреев А. И. Об авторе проекта буддийского храма в Петербурге : [к биогр. архитектора Н. М. Березовского] // Краеведческие записки : исслед. и материалы. СПб.: Гос. музей истории С.-Петербурга, 1995. Вып. 3. С. 44–51.

Андреев 2004 – Андреев А. И. Храм Будды в Северной столице. СПб.: Нартанг, 2004. 220 с.

Андреев 2007 – Андреев А. И. Санкт-Петербургский дацан / St. Petersburg Datsan (русско-английское издание) / А. И. Андреев. СПб.: Нестор-история, 2007. 79 с.

Андреев 2017 – Андреев А. И. Санкт-Петербургский буддийский храм в фотографиях В. А. Сансеро (1920–1924). Из коллекции Института восточных рукописей РАН. СПб.: Изд-е А. А. Терентьева, 2017. 96 с.

Асалханова 2016 – Асалханова Е. В. Дацан Гунзэчойнэй в Санкт-Петербурге. Концепция и программа историко-художественной реконструкции живописного убранства (диссертация на соискание ученой степени кандидата искусствоведения). Саратов, 2016. 335 с.

Бакаева 2005 – Бакаева Э. П. Санкт-Петербургский храм: Агван Доржиев и калмыки // Буддийская традиция: история и современность. Юбилейные чтения, посвященные 150-летию со дня рождения Агвана Лобсана Доржиева. Мат-лы конф. 25–24 ноября 2004 г. СПб., 2005. С. 46-56.

Иванов 2014 – Иванов Д. В. Материалы о Петербургском буддийском храме, хранящиеся в Государственном Эрмитаже. Петербургский Буддийский храм, Государственный Музейный Фонд. // Тибетология в Санкт-Петербурге. Вып. 1. СПб.: Петербургское востоковедение, 2014. С. 26–35.

Личжун 1988 – Лю Личжун. Тибетское буддийское искусство / Zàng chuán fó jiào yì shù /藏 傳佛教藝術. Тяньцзинь: Изд-во Тяньцзиньского народного искусства. 1988.

Минерт 1985 – Минерт Л. К. Буддийский храм в Петербурге // Рериховские чтения. 1984 год. Материалы конференции. Новосибирск: ГПНТБ, 1985. С. 332–344.

Петров 1975 – Петров А. Н., Борисова Е. А. и др. Буддийский храм в Старой Деревне // Памятники архитектуры Ленинграда. Л.: Стройиздат, 1975–1976. С. 466–467.

Пионтек 1972 – Пионтек Г. В. Самый северный памятник тибетского зодчества // История и культура Востока Азии. Т. 1: Центральная Азия и Тибет. Материалы к конференции. Новосибирск: Наука, Сиб. отд. 1972. С. 95– 97.

Поппе 1941 – Поппе Н. Н. Квадратная письменность. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941. 166 с. Таратынова, Горюнов 1985 – Таратынова О. В., Горюнов B. C. Новое о творчестве архитектора Г. В. Барановского // Вопросы истории, теории и практики архитектуры. Межвузовский тематич. сб. трудов. Л.: Изд-во ЛИСИ, 1985. С. 83–88.

Tenzin Gyatso1985 – Tenzin Gyatso. Kalachakra Tantra rite of initiation for the stage of generation: a commentary on the text of Kay- drup-ge-lek-bel-sang-bo. London: Wisdom Publications, 1985. 519 p.

Кончог Гьяцо 1993 – Кончог Гьяцо. Примеры письма ланджа и варту «Гирлянда из цветков утпала». Ланджоу: Ганьсуское народное изд-во / Lañ tsha daṅ Wartuʼi phyi mo utpalaʼiʼ phreṅ rgyan. 1993. 111 с. (dkon mchog rgya mtsho. Lañ tsha daṅ Wartuʼi phyi mo utpalaʼiʼ phreṅ rgyan. lan kru’u: kan su’u mi rigs dpe skrun khang. 1993. 111 р. (In Tibetan)).

Патрул 2003 – Патрул Оргьен Джигме Чойкьи Вангпо. Объяснение очертания Намчу Вангден, данное в «Белом Берилле»/ rnam bcu’i thig bshad bai dkar nas gsungs pa. Ченду: Сычуаньское народное издательство// Т. 4. 2003. С. 436–440. (dpal sprul o rgyan ‘jigs med chos kyi dbang po. rnam bcu’i thig bshad bai dkar nas gsungs pa. Khreng tu‘u: si khron mi rigs dpe skrun khang // Vol. 4. 2003. p. 436–440).

Трору Ценам 2004 – Трору Ценам. Краткое объяснение изображения Намчу Вангден / rnam bcu dbang ldan gyi ri mo‘i ‚grel bshad bsdus pa. Лхаса: Т. 8. 2004. С. 275B–276B. (khro ru tshe rnam. rnam bcu dbang ldan gyi ri mo‘i ‚grel bshad bsdus pa. Lhasa // Vol. 8. 2004. Pp. 275B–276B).

Чойкьи Дракпа 1999 – Чойкьи Дракпа. Ритуал Бхагавана Наваушниши Сарвадургати-паришодхана «Сноп, радующий океан»/ bcom ldan ‚das ngan song yongs su sbyong ba gtsug tor dgu‘i cho ga rgya mtsho dga‘ ba‘i snye ma/ Кулхан: Институт Дрикунг Кагью. Т. 7. 1999. С. 9–168. (chos kyi grags pa. bcom ldan ‚das ngan song yongs su sbyong ba gtsug tor dgu‘i cho ga rgya mtsho dga‘ ba‘i snye ma. Kulhan: Drikung Kagyu Institute. Vol. 7. 1999. 9–168).

Kālacakra monogram 2014 – Kālacakra monogram [электронный ресурс] // The „one with ten powers“ (Монограмма Калачакры «Обладающий десятью силами»). URL: http://www.kalacakra.org/namcu/namcu.htm (дата обращения: 23.04.2019).

Kālacakra monogram 2014 – Kālacakra monogram [электронный ресурс] // Generation process (Монограмма Калачакры «Процесс порождения»). URL: http://www.kalacakra.org/namcu/namcu2.htm (дата обращения: 23.04.2019).
Просмотров: 1914  |  Тэги: Дацан Гунзэчойнэй, Санкт-Петербург

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100