Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Анонсы Статьи О центре О фонде
 

Б. Л. Митруев. Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии

1 октября 2021 | Версия для печати
| Еще
Б. Л. Митруев. Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии
ИЛЛ. 1. Золотая печать Джебцзундамбы (Монгольское государственное казначейство, фото: О. Батсайхан, 2007 г.).

Б. Л. Митруев.
Калмыцкий научный центр РАН. Элиста,
Республика Калмыкия, Россия.


DOI: 10.31696/2587-9502-2021-31-240-254

Аннотация. 29 декабря 1911 года было объявлено о создании независимого Монгольского государства. Во время пышной церемонии Богдо-гэгэн Джебцзундамба-хутухта VIII (1869–1924) был возведен на трон в качестве теократического главы Монголии. Во время церемонии интронизации ему, среди прочего, были вручены три печати: золотая печать для управления религиозными делами, нефритовая и серебряная печати для управления светским государством. В данной статье исследуются надписи на печатях печатей Богдо-гэгэн, в частности, ранее нерасшифрованные санскритские надписи на нефритовых и серебряных государственных печатях.

Ключевые слова: Монгольское государство, Богдо-гэгэн Джебцзундамба-хутухта, интронизация, золотая печать, нефритовая и серебряная печати, санскритские надписи.

Concerning the Sanskrit inscription on the seal of the 8th Bogd Gegeen of Mongolia

B. L. Mitruev

Abstract. On December 29, 1911, the establishment of independent Mongolian State was announced. During the lavish ceremony the 8th Bogd Javzandamba (1869–1924) was enthroned as theocratic head of Mongolia. During the enthronement ceremony, among other things, three seals were presented to him: a golden seal for the administration of religious affairs, jade and silver seals for administration of secular state. This article examines the inscriptions on the seals of the Bogd Gegeen’s seals, in particular, previously undeciphered Sanskrit inscription on the jade and silver state seals.

Key Words: Mongolian State, Bogd Javzandamba, enthronement, the golden seal, jade and silver seals, Sanskrit inscription.

29 декабря 1911 г. было объявлено о создании независимого Монгольского государства. Во время пышной церемонии Богдо Джебцзундамба VIII Нгаванг Лобсанг Чойкьи Ньима Тензин Вангчуг (тиб. ngag dbang blo bzang chos kyi nyi ma bstan ‘dzin dbang phyug, монг. Агваанлувсанчойжиннямданзанванчүг, 1869–1924) был возведен на трон как теократический глава Монголии, а 1911 г. был провозглашен первым годом его правления. Во время церемонии интронизации помимо других вещей ему были поднесены три печати: золотая печать для управления делами религии, нефритовая и серебряная печати для правления светским государством. Использование этих двух печатей для светского правления закреплено в первом пункте тридцатого тома свода законов Монголии: «Первое. Нефритовая печать Держащего вместе религию и государство, Солнечносветлого, чей возраст насчитывает десять тысяч лет, Богдо-хана – 1, серебряная печать – 1. Они должны быть использованы для обнародываемых указов, указов об амнистии, манифестов, поучений, жалованных грамот и грамот на желтом шелке» [1].

В ту же статью вошло положение о золотой печати Джебцзундамбы, о которой сказано: «Возвышающему религию, доставляющему счастье живым существам, всеведущему покровителю, спасителю веры и надежды, высшему Чинтамани Очирдара Джебцзундамба-ламе подносим одну золотую литую печать на тщательное, бережное и почтительное хранение» [2].

Хотя нам не удалось получить изображение золотой печати, поднесенной Богдо-гэгэну в 1911 г., в книге О. Батсайхана «Последний великий хан Монголии Богдо Джебцзундамба-хутухта VIII. Жизнь и легенды» сказано, что слова, подобные тем, что были выгравированы на печати 1911 г., были нанесены и на печать 1915 г. [3] Из этого можно предположить, что по содержанию надписи на клише обе печати не имели различий. Золотая печать 1915 г. была поднесена Богдо-гэгэну вместе с золотым дипломом на золотых листах, на которые нанесены 15 страниц текста, написанного на монгольском и тибетском языках [4].

Главное различие между печатями 1911 и 1915 гг. состояло в приказе о поднесении диплома и печати. В 1915 г. диплом вместе с печатью был поднесен Богдо-гэгну как главе религии самим же Богдо-гэгэном в роли монарха и светского правителя Монголии [5].

На клише золотой печати 1915 г. [6] (илл. 1) в центре находится знак письма соёмбо, происходящий от санскритского svayambhu (тиб. rang byung snang ba), что значит «самопроявляющийся». Письмо соёмбо, или сойомбо, было создано первым Богдо Джебцзундамбой Дзанабазаром (1635–1723) в 1686 г. [7] Слева от соёмбо находится надпись на тибетском:

bka’ yis bsngags pa bstan pa spel zhing ‘gro kun bde byed skyabs mgon thams cad mkhyen pa gtsug gi nor bu badzra dhA ra rje btsun dam pa bla ma’i tham ka/

Справа на монгольском:

ǰarliγ-iyar ergümǰilegsen šašin-i manduγulqu amitan-i ǰirγaγuluγči abural itegel qamuγ-i ayiladuγči oroi-yin čindamani wačir dar-a ǰebcundamba blam-a-yin tamaγ-a

Обе надписи повторяют друг друга, их перевод следующий: «Печать Возведенного повелением, Распространяющего религию, Доставляющего счастье живым существам, Всеведущего, Покровителя и Защитника, Исполняющей желания драгоценности на темени, Ваджрадержца Джебцзундамбы».

Различия между надписями на этих двух языках минимальные. Обе надписи передают в соответствии со своей собственной традицией эпитет Богдо Джебцзундамбы – Ваджрадхара (саснкр. vajradhara), что значит «Ваджрадержец». Единственное различие – эпитет «Исполняющая желания драгоценность на темени». В тибетском тексте это gtsug gi nor bu «Драгоценность на темени», тогда как в монгольском oroi-yin čindamani «Исполняющая желания драгоценность на темени».

Возникает вопрос: если в 1915 г., как гласит надпись на печати, Богдо-гэгэн был возведён на трон как глава религии повелением самого же Богдо-гэгэна в роли правителя государства, то о чьем же повелении говорится на печати 1911 г., если предположение об идентичности надписей на обеих печатях верно?

В лундэне Богдо-гэгэна VIII сказано, что он спустился из Сукхвати (монг. sukavaday-yin oron-ača baγuǰu irigsen) по повелению Далай-ламы (монг. Dalai blama-a-ača ǰarligγtai). В следующем абзаце лундэна сказано, что он пришел по приказу Богдо-эзэна (монг. boγdo ezen ǰarligγ-tai), под которым здесь, по всей видимости, подразумевается Чингис-хан, и воссел на трон Халхи (монг. qalqa-yin sirigen-dü saγuγsan) [8]. Таким образом, здесь устанавливается преемственность от Далай-ламы и Чингис-хана.

На золотой печати 1915 г. есть и другие надписи, например šašin maši tungγalaγ «Совершенно чистая религия». Нам остается лишь предположить, что и в этом отношении печать 1915 г. не отличается от печати 1911 г. О надписях на верхней части и четырех сторонах на золотой печати 1911 г. О. Батсайхан пишет: «В верхней части и на четырех сторонах золотой и серебряной печатей Богдо-хана монгольскими буквами было выгравировано» [9]. Из этого мы делаем вывод, что надписи на верхней части и на четырех сторонах золотой печати 1911 г. и серебряной печати идентичны. Они будут рассмотрены в разделе описания серебряной печати.

Вторая печать – это государственная печать из белого нефрита [10] (илл. 2) размером 8,5 х 8,5 см, рукоять выполнена в форме чинтамани (санскр. cintāmaṇi) – драгоценности, исполняющей желания. Её вес составляет 5 кг [11]. Мастером, изготовившим нефритовую печать, стал «Чернорукий» лама Лувсангомбо из аймака Вангай [12] монастыря Дзун-хурэ в столице Монголии Их-хурэ.

Третья печать – серебряная печать [13] (илл. 3), размер которой на 1,5 см больше нефритовой печати. Её вес 5,890 кг [14].

Надписи на клише нефритовой и серебряной печатей идентичны. Обе печати ныне хранятся в Монгольском государственном казначействе (Монгол Улсын Эрдэнэсийн сан).

Надписи на верхней части и четырех сторонах серебряной печати следующие (илл. 4). На левой боковой стороне печати расположена надпись šasin masi tungalaγ «Совершенно чистая религия», на правой стороне – törü masi batu «Совершенно крепкое государство» на классическом монгольском языке. На переднем торце печати выгравировано слово tengri «небо», на противоположной стороне – delekei «земля», которые указывают, где находится верхняя часть печати при оттиске. На верхней поверхности, спереди и сзади рукояти, рядом с этими словами написано engke «мир» и töbsin «спокойствие». Таким образом, эти слова составляли две наделенные глубоким смыслом фразы – «мирное небо» и «спокойная земля».

На верхней поверхности, слева и справа от ручки, выгравированы слова čāgačin γaqai ǰil-du bügüdeger ergümǰilen ergübei «В год Беловатой Свиньи всеми возведен». Они указывают, когда печать была сделана и поднесена Богдо-хану, а также когда держатель печати был возведен на трон. Интересно, что эта надпись на печати «В год Беловатой Свиньи всеми возведен» в сочетании со словами «мир» и «спокойствие» спереди и сзади от рукояти складываются в čāgačin γaqai ǰil-du bügüdeger ergümǰilen ergübei, что значит «В год Беловатой Свиньи всеми возведены мир и спокойствие».

Так как надписи на клише нефритовой и серебряной печатей идентичны, мы рассмотрим их вместе.

Надписи расположены в виде трех вертикальных рядов. Первая слева надпись из двух столбцов сделана квадратным письмом Пагба-ламы (1235–1280) на тибетском языке: bstan srid zung ‘brel ‘dzin bye d nyi ‘od can rje rgyal po’i tham ka/

За ней следует надпись из двух строк на вертикальном монгольском письме:

šašin törü-yi qooslan bariγči naran gerel-tü boγda qaγan-u tamaγ-a.

На современном монгольском: «Шашин төрийг хослон баригч наран гэрэлт богд хааны тамга». Надпись на соёмбо повторяет надписи на монгольском и тибетском.

Смысл надписей на тибетском и монгольском идентичен: «Печать Держащего вместе религию и гос ударство, Солнечноcветлого Богдо-хана».

«Держащий вместе религию и государство» – титул Богдо-гэгэна после его интронизации в качестве Богдо-хана. Образцом для такой традиции объединения духовной и светской власти в руках одного теократического властителя, очевидно, служил Тибет, правителем которого являлся Далай-лама [15].

«Солнечносветлый» – еще одна из титулатур Богдо-хана [16]. Титул «Богдо-хан» был получен маньчжурским императором Хунтайджи (Абахаем) от монголов, таким образом, здесь он означает возвращение от маньчжуров преемственности власти монгольских великих ханов прошлого к Джебцзундамбе [17].

Заметно, что на новых печатях были удалены китайские и маньчжурские титулатуры, тексты и слова, относящиеся к Цинской династии [18].

Сам выбор видов письма и языков на печати неслучаен. Санскрит подразумевает индийские коннотации, на которые также указывает титул «Многими Возведенный» (монг. Олноо ɵргɵгдсɵн), являющийся переводом титула «Махасаммата» (санскр. Mahāsammata) – первого царя этого мира, от которого в буддийской историографии Тибета и Монголии выводили генеалогию тибетских царей и рода Чингис-хана [19].

Письмо соёмбо было выбрано, чтобы показать, что после первого Богдо Ундур-гэгэна, во время его восьмого воплощения Монголия стала независимым государством [20].

Надпись квадратным письмом Пагба-ламы является воплощением великой силы древней династии Юань, а две строки, записанные этим письмом, являются символом того, что власть Джебцундамбы ведет свою преемственность не только от цинских, но и от юаньских императоров – следовательно, от Чингис-хана.

Надпись на вертикальном монгольском письме является символом правления монгольских ханов, начиная от самого Чингис-хана. Так как Богдо-гэгэн VIII был воплощением чингисида Дзанабазара – сына Тушэту-хана Гомбодоржа, он имел права на монгольский престол [21].

Теперь рассмотрим надпись на письме соёмбо. Она начинается со знака бирга, обозначающего начало надписи, и представляет собой восемь горизонтальных строк по три слога в каждой: ša sa na; bhū va na; rū gam sa; hi ta dha; ra tiḥ he; ti ri na; ya ra ja; sya mu dra.

Эти слоги складываются в следующие слова, которые будут представлены в следующем порядке: 1. Слоги печати; 2. Санскритское слово; 3. Тибетский эквивалент в круглых скобках; 4. Перевод на русский язык.

ša sа na – śāsana (bstan); учение Будды, религия.
bhū va ṇa – bhūvana (srid); бытие, существование.
ru (yu?) gam – yugaṃ (zung); пара.
sa hi ta – sahita (‘brel); связанный, сопутствуемый, сопровождаемый.
dha ra – dhara (‘dzin); держащий.
tiḥ – (byed) глагольное окончание третьего лица единственного числа.
he ti – heti (nyi ‘od сan); луч солнца, свет, сияние.
ri – (can); обладающий.
na ya – nāya (rje); владыка, предводитель, лидер, глава.
ra ja sra (sya?) – rājasya (rgyal po’i) царя.
mu dra – mudrā (tham ka) печать.

Таким образом, на санскрите данная фраза выглядит так: šāsanabhūtana-yugamsahita-dharatiḥ hetiri naya-rajasya mudra

Однако в этой надписи допущено несколько ошибок, возникших из-за того, что после того, как период переводов с санскрита на тибетский завершился, в Тибете, как и в Монголии, количество настоящих знатоков санскрита было невелико, при этом высокий статус этого языка сохранялся. По этой причине оригинальные тибетские тексты переводились, хотя часто и не совсем удачно, на санскрит.

Среди таких переводов на санскрит можно упомянуть строки посвящения, открывающие письмо Далай-ламы V Нгаванг Лобсанг Гьяцо (тиб. ngag dbang blo bzang rgya mtsho, 1617–1682) к одному из тибетских иерархов, находящееся в сборнике «Собрание стихотворных посланий китайским, тибетским и монгольским людям высшего, среднего и низшего сословья, называемое Сладкозвучная лютня» (тиб. rgya bod hor sog gi mchog dman bar pa rnams la ’phrin yig snyan ngag tu bkod pa rab snyan rgyud mang). Попытки Далай-ламы писать стихи на санскрите были весьма несовершенны, и это очевидно любому, кто знает санскрит [22].

Другим примером перевода с тибетского на санскрит может быть названо длинное восхваление Ваджрасаны, написанное четвертым иерархом Шамарпа Ченга Чойдраг Еше (zhwa dmar pa spyan snga chos grags ye shes, 1453–1524).

Здесь автор столкнулся с теми же трудностями с флексиями, которые преследовали Великого Пятого. Чтобы привести лишь один типичный пример, мы находим в названии восхваления слово «Махабодхи» с окончанием родительного падежа единственного числа sya – Mahābodhisya, что является ошибкой [23].

Тибетцы часто демонстрировали знакомство с большим и разнообразным запасом санскритских слов, но фактический выбор словарного запаса, как правило, менее удовлетворительно контролировался, а санскритские флексии, кажется, в основном ускользнули от тибетцев. Трудности в этой области являются отражением того, как санскрит преподавался в Тибете; поскольку фактическое чтение санскритских текстов было почти неизвестно, использование их могло быть освоено из контекста [24].

Таким образом, потенциальным тибетским санскритологам в основном оставалось лишь смешивать и сочетать весь спектр лексических элементов и флективных окончаний санскрита, относясь к ним более или менее как к элементам конструктора Лего и в целом не обращая внимания на принципы, регулирующие допустимые из них комбинации [25].

Иногда даже перевод личного имени на санскрит мог получиться не очень удачно. Так, например, во время беседы ныне покойный бывший глава факультета тибетского языка в Институте высших тибетских исследований (Central Institute of Higher Tibetan Studies) Гё Пема Гьялцен (тиб. ‘gos pad+ma rgyal mtshan, 1956–2001) объяснял, каким образом имя учителя Карма Чагме (karma chags med, 1613–1678) из школы Карма Кагью было неверно переведено на санскрит. Так как первая часть имени «Карма» уже сама по себе являлась санскритским словом, оставалось перевести лишь тибетское слово chags med «Бесстрастный» на язык арьев [26]. Но вместо того, чтобы поставить частицу отрицания «a-» перед отрицаемым словом, она была помещена за ним, а к концу слова было добавлено окончание именительного падежа единственного числа «-s». Впоследствии это окончание было интерпретировано другими как окончание генитива и превратилось в «-sya». В итоге вместо Arāga, его имя превратилось в Rāgāsya [27].

Перевод традиционных для тибетских сочинений выражений поклонения и прочего осуществлялся механическим подбором санскритских слов. Эта традиция сохранилась в тибетских буддийских кругах и сейчас. В беседе с главой факультета тибетской медицины и астрологии того же института Каршо Рагдо Тулку Лобсанг Тендзином (тиб. dkar shod rag rdo sprul sku blo bzang bstan ‘dzin, 1956–) он рассказал, что во время перевода с тибетского языка на санскрит вводных четверостиший ежегодного астрологического альманаха Тибетского института медицины и астрологии (Tibetan Medical & Astrological Institute) он следовал этой традиции, механически подставляя вместо тибетских слов санскритские [28].

В данной надписи письмом соёмбо на печати Богдо-гэгэна VIII также присутствуют ошибки. Они могут быть подразделены на три группы:

1. Описки, допущенные во время изготовления печати.

В некоторых случаях вместо долгих гласных написаны краткие, например слово śāsana «учение Будды, религия» записано śаsana; слово mudrā «печать» – mudrа; слово rājasya «царя» – rajasya. Иногда неправильно записаны сами слоги. Например, в слове yugaṃ в первом слоге «yu» написан выглядящий очень схоже слог «ru». Вероятно, эти ошибки были допущены мастером, сделавшим печать.

2. Лексические несоответствия.

Скорее всего, для поиска эквивалентов был использован санскритскотибетский словарь, такой как «Необходимые санскритские слова с тибетскими терминами, составленными в алфавитном порядке “Ожерелье из удивительных драгоценных камней”» (тиб. nye bar mkho ba’i legs sbyar gyi skad bod kyi brda kā li’i ’phreng ’sgrigs ngo mtshar nor bu’i do shal) [29], составленный известным тибетским ученым и политическим деятелем Докхар Шабдрунг Церинг Вангьялом (тиб. mdo mkhar zhabs drung tshe ring dbang rgyal, 1697–1763).

Принимая во внимание санскритские эквиваленты некоторых тибетских слов в этом словаре, становится ясно, почему был сделан тот или иной выбор лексики для перевода. Например, в этом словаре есть присутствующее в надписи на печати санскритское слово heti, переведенное на тибетский nyi ma’i ‘od zer «лучи солнца».

Однако выбор некоторых санскритских слов для перевода тибетских в нескольких случаях не совсем удачен. Например, тибетское слово srid «светское правление» было неверно переведено санскритским bhūvana, значащим «бытие, существование», zung ‘brel «союз» неудачно передано словами yugaṃ sahita, слово rje «владыка» не совсем точно переведено словом nāya, основными значениями которого являются «предводитель, лидер».

3. Ошибочное использование окончаний и суффиксов.

При переводе титула «Держатель» к слову dhara присоединено окончание -tiḥ, которое представляет собой глагольное окончание настоящего времени третьего лица единственного числа -ti и окончание существительного третьего лица единственного числа -ḥ, соединенные вместе.

Также осталось неясным происхождение слова -ri, определённо являющееся переводом тибетского притяжательного аффикса can – «обладающий», которому соответствует монгольское «-tu». Вырванные из контекста слова часто не имеют собственного значения. Возможно, что -ri было вырвано из контекста именно таким образом.

Таким образом, можно сказать, что надпись на печати Богдо-хана выполнена письмом соёмбо с некоторыми ошибками. Перевод надписи на санскрит был сделан местами неверно, для перевода использован метод механистического подставления с использованием глоссария или словаря.

Как же могла бы выглядеть правильная надпись на санскрите? Конечно же, здесь возможна масса вариантов, так как этот язык славится своей полисемантичностью и богатством синонимов. Самым простым и буквальным вариантом надписи могло бы быть:

dharmarājyayugmadharasūryaprabhāvat-prabhurājamudrā

Пенпа Дордже, доцент Института высших тибетских исследований (Central Institute of Higher Tibetan Studies), предложил другой вариант перевода этой надписи на санскрит:

dharmarāṣṭrayugmadharamahārājasūryaprabhamudrā

Таким образом, возможно множество вариантов перевода этих строк.

Иллюстрации к статье Б.Л. Митруева «Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии»


Б. Л. Митруев. Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии
ИЛЛ. 1. Золотая печать Джебцзундамбы (Монгольское государственное казначейство, фото: О. Батсайхан, 2007 г.).

Б. Л. Митруев. Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии
ИЛЛ. 2. Государственная печать из белого нефрита Джебцзундамбы (Монгольское государственное казначейство, фото: О. Батсайхан, 2007 г.).

Б. Л. Митруев. Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии
ИЛЛ. 3. Серебряная печать Джебцзундамбы (Монгольское государственное казначейство, фото: О. Батсайхан, 2007 г.).

Б. Л. Митруев. Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии
ИЛЛ. 4. Надписи на серебряной печати Джебцзундамбы (Монгольское государственное казначейство, фото: О. Батсайхан).

Источники


1. Гё Пема Гьялцен. Личная беседа с Гё Пема Гьялценом (‘gos
pad+ma rgyal mtshan), 2000.

2. Каршо Рагдо Тулку Лобсанг Тендзин. Личная беседа с Каршо
Рагдо Тулку Лобсанг Тендзином (тиб. dkar shod rag rdo sprul sku
blo bzang bstan ‘dzin), 2000.

Литература


1. Батсайхан О. Последний великий хан Монголии Богдо Джебцхундамбахутухта VIII. Жизнь и леген ды. М.: КМК, 2018.

2. Ванчикова Ц. П., Аюшеева М. В. Зуун хурээ и современный Дашчойлин хийд // Гуманитарный вектор. 2015. № 4 (44).

3. Докхар Шабдрунг Церинг Ванггьял. Необходимые санскритские слова с тибетскими терминами, составленными в алфавитном порядке «Ожерелье из удивительных драгоценных камней”. Лхаса: Изд-во тибетского правительства в Шоле (mdo mkhar zhabs drung tshe ring dbang rgyal. nye bar mkho ba’i legs sbyar gyi skad bod kyi brda kā li’i ’phreng ’sgrigs ngo mtshar nor bu’i do shal. lha sa: bod gzhung zhol par khang), 1944.

4. Кузьмин С. Л. Богдо-гэгэн Джебцзундамбахутухта VIII и преемственность великоханской власти в Монголии// Институт Богдо-гэгэна в истории Монголии (Труды Института востоковедения РАН. Вып. 25), 2019.

5. Нямдорж Д. Смысл и символика императорских печатей Богдо-хана = Богд хааны төрийн тамгадын утга бэлгэдэл // Oriental Studies. 2018. № 11(2).

6. Шагдарсүрэн Ц. Монголчуудын үсэг бичигийн товчоон (үсэгзүйн судлагаа) // Bibliotheca Mongolica. Улаанбаатар, 2001.

7. Kapstein M. Other people’s philology: uses of Sanskrit in Tibet and China, 14th – 19th centuries // L’espace du sens. Approches de la philologie indienne/The Space of Meaning. Approaches to Indian Philology, 2018.

8. Sarkozi A. Political prophesies in Mongolia in the 17th-20th Centuries. Budapest, 1992.

Примечания


[1] Дагийраазайн, 2018. С. 15.
[2] Батсайхан, 2018. С. 142.
[3] Батсайхан, 2018. С. 142.
[4] Батсайхан, 2018. С. 153.
[5] Батсайхан, 2018. С. 155.
[6] Иллюстрация дана по Батсайхану, 2007.
[7] Шагдарсүрэн, 2011. С. 129.
[8] Sarkozi, 1992. P. 119.
[9] Батсайхан, 2018. С. 142.
[10] Иллюстрация дана по Батсайхану, 2007.
[11] Дагийраазайн, 2018. С. 14.
[12] Аймаками назывались землячества монахов, происходивших из той или иной местности Монголии | Ванчикова, Аюшеева, 2015. С. 138.
[13] Иллюстрация дана по Батсайхану, 2018.
[14] Дагийраазайн, 2018. С. 17.
[15] Кузьмин 2019. С. 71.
[16] Кузьмин 2019. С. 72.
[17] Кузьмин 2019. С. 72.
[18] Кузьмин 2019. С. 70.
[19] Кузьмин 2019. С. 72.
[20] Дагийраазайн 2018. С. 17.
[21] Кузьмин 2019. С. 69.
[22] Kapstein, 2018. P. 465.
[23] Kapstein, 2018. P. 470.
[24] Kapstein, 2018, р. 466.
[25] Kapstein, 2018. P. 470.
[26] Другое название санскрита.
[27] Гё Пема Гьялцен, 2000.
[28] Каршо Рагдо Тулку, 2000.
[29] Докхар, 1944.
Просмотров: 831  |  Тэги: Богдо-геген, монголия

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Октябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2021
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru