Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Анонсы Статьи О центре О фонде
 

Б. Л. Митруев. Калмыцкие печати на санскрите

22 марта 2022 | Версия для печати
| Еще
УДК 94(571.5)
DOI 10.25882/8j6r-8w62

Б. Л. МИТРУЕВ
Калмыцкий научный центр Российской академии наук

КАЛМЫЦКИЕ ПЕЧАТИ НА САНСКРИТЕ

Среди множества печатей калмыцкой знати XVIII в., оттиски которых стоят на письмах этой знати, встречаются печати с легендой на санскрите. В данном исследовании рассмотрены две такие печати и другие, подобные им, печати из Монголии и Тибета. Цель статьи – ввести в научный оборот сфрагистические данные о двух калмыцких печатях на санскрите и предложить гипотезу об их происхождении. Материалом послужили недавно опубликованные письма калмыцких правителей, а также образцы печатей из «Каталога оттисков печатей из Ладакха». В ходе исследования было выяснено содержание надписей на печатях и выдвинута гипотеза об их происхождении.

Ключевые слова: Калмыкия, печать, сфрагистика, калмыцкая сфрагистика, Иши Цой Гелен, санскрит, Тибет, письмо варту.

Об авторе: МИТРУЕВ Бембя Леонидович, аспирант, научный сотрудник, Калмыцкий научный центр РАН (Россия, 358000, ул. И. К. Илишкина, 8), ORCID 0000-0002-1129-9656 (bemitrouev@yahoo.com).

© ИВР РАН, 2022
© Митруев Б. Л., 2022

KALMYK SEALS IN SANSKRIT

Bembya L. MITRUEV
Kalmyk Scientific Center of the Russian Academy of Sciences


Among the many seals of the Kalmyk nobility of the 18th–19th centuries, the imprints of which found on the letters, there are seals with a legend in Sanskrit. This study examines two such seals and other similar seals from Mongolia and Tibet. The aim of the article is to introduce the scientific research data on two Kalmyk seals in Sanskrit and offer a hypothesis of their origin. Materials used were recently published letters of Kalmyk rulers, as well as samples of seals from the “Catalogue of stamps from Ladakh”. The study clarified the content of the inscriptions on the stamps and proposed a hypothesis about their origin.

Key words: Kalmykia; seal; sphragistics; Kalmyk sphragistics; Ishi Tsoi Gelen; Sanskrit; Tibet; Vartu writing.

About the author: Bembya L. MITRUEV, Ph. D. student, Research Associate, Kalmyk Scientific Center of the Russian Academy of Sciences, (8, Ilishkin str., Elista, 358000, Russia), ORCID 0000-0002-1129-9656 (bemitrouev@yahoo.com).

Б. Л. Митруев. Калмыцкие печати на санскрите
Оттиск красной печати багацохуровского владельца Цебек Доржи.

Среди печатей представителей калмыцкой знати XVIII в. есть печати, содержащие легенду на санскрите. Печати с санскритской легендой нередко использовались в тибетских, ладакхских и монгольских правящих кругах. Ниже мы приведем их примеры.

Первая печать, рассматриваемая в данном исследовании, представляет большой интерес вследствие того, что она была обнаружена на письмах трех разных людей, что делает вопрос ее принадлежности трудноразрешимым без дальнейшего исследовании документов той эпохи. Более того, на двух письмах владельца Цебека Дорджи стоит грубая имитация этой же печати, что только увеличивает количество вопросов.

Самое раннее использование первой печати зафиксировано на письме эмчи Гелен астраханскому губернатору А. П. Волынскому 13 августа 1724 г. [Сусеева, 2009. С. 313]. Полное имя эмчи Гелена – Иши Цой Гелен (тиб. Ye shes chos dge slong). Информации об этом человеке сохранилось немного. Из первой части его титула «эмчи Гелен» следует, что он был традиционным лекарем «эмчи», это также подтверждается его собственными словами в письме астраханскому губернатору А. П. Волынскому от 13 августа 1724 г., где он называет себя «тебединовъ эмчи Гелен Гясынов», т. е. тибетским доктором Гелен Гясыновым [Сусеева, 2009. С. 313]. Вторая часть имени свидетельствует о том, что он был монахом полного посвящения, по-тибетски гелонгом (тиб. dge slong), относящимся к высшему разряду калмыцкого духовенства. Известно, что он отправился в Тибет с калмыцким посольством в 1729 г. Вот как об этом пишет Василий Михайлович Бакунин (1700–1766): «в том же, 1729 году присланы в Москву посланцы от наместника ханства Черен Дондука, от Шакур-ламы и от владельцев Доржи Назарова и Дондук Омбы, чрез которых просили они: Черен Дондук – об отпуске посланцев его к Далай-ламе для отвозу туда пеплу отца его Аюки-хана; Шакур-лама и Доржи Назаров – о позволении самим им туда ехать» [Бакунин, 1995. С. 66]. Шакур-ламе было отказано в поездке, Доржи Назаров «сам, хотя и позволение имел, не поехал, а остался до смерти своей в калмыцких улусах», а от Дондук Омбо «посланцев при том не отправлено, затем что он в то время со всеми вышеписанными владельцами был в несогласии» [Бакунин, 1995. С. 66–67].

Тогда в «декабре месяце 1729 года отправлены были чрез Саратов, Казань и Сибирь к Далай-ламе посланцами: от ханши Дармы Балы – Намки гелен, от Черен Дондука – Батур Омбо; от Шакур-ламы – Балдан Габцу, от Доржи Назарова – Шарап Данжин, от Дасанга – Лоузанг Норбу гелен, от Дондук Даши – Иши Цой Гелен, а всех 40 человек» [Бакунин, 1995. С. 66]. С этими посланцами должен был до конца ехать дворянин от Сибирского губернатора Плещеева, но посланцы того дворянина оставили в Селенгинске [Митиров, 1998. С. 145].

Эта же печать стоит и на письме Четера-тайши Ивану Ивановичу Бахметеву от 10 марта 1729 г. [Сусеева, 2009. С. 326]. Четер-тайши – зять хана Аюки. У него было три сына – Лабан Дондук, Гунга Доржи, Чидан (в крещении Никита Дербетев) и дочь Анна Тайшина (жена Петра Тайшина, в девичестве Церен-янжи). Известно, что Четер-тайша был поочередно женат на двух дочерях Аюки-хана и его внучке: «Вскоре после того хана Аюки сын Гунжен умре, оставя двух сынов своих Дондук Омбу и Бокшургу. По том же их примирении Аюка-хан за Менко-Темирева сына Четеря отдал в замужество дочь свою, именуемую Бунтар, и тем всех дербетев перевел с Дону к себе на Волгу» [Бакунин, 1995. С. 28].

Того ж 1717 года вышепомянутый дербетев владелец Четерь-тайши бросил жену свою – Аюкину дочь Даши Черень, на которой он пред тем женился было по смерти первой жены своей – Аюкиной же дочери Бунтара, а вместо той брошенной жены своей женился на Аюкиной внуке (sic! – Б. М.), а Чакдоржаповой дочери, именуемой Доржи Черен, которая прежде была в замужестве за хошоутовым владельцем и, имея от оного двух сынов, овдовела и Четерем из того Хошоутова улуса увезена силою, за что Аюка-хан на владельца Четеря осердился и, призвав его к себе, содержал немалое время под претекстом лечения его болезни, однако же под крепким присмотром. А улус Дербетев от того отходил к Дону, и хан Аюка под рукою побуждал хошоутовых владельцев, чтоб они за обиду свою на Дербетев улус учинили нападение и oной забрали б себе во владение. Но понеже сие Четерево Чакдоржаповой дочери увезенной оному Аюкину сыну Чакдоржапу было не противно, того ради оный Чакдоржап отца своего Аюку от того отвел и Четеря с ним, Аюкою, примирил на том, что увезенная Четерем Чакдоржапова дочь осталась за ним, а на брошенной перед тем Аюкиной дочери женился Четерев старший сын Лабан Дондук, и, таким образом согласясь, Четерь от Аюки отпущен и со всеми дербетевыми улусами по-прежнему перешел кочевать с Дону на Волгу [Бакунин, 1995. С. 32].

Рис. 1Рис. 1
Рис. 1

Г. Ф. Миллер пишет о происхождении Четера следующее: «Другая ветвь рода дербен оказалась среди тергетов; она происходит от младшего сына Талай-тайши, Солом-Серена. Сына Солом-Серена звали Менкотемир, после него остался Четер-тайша, имевший двух сыновей – Лаван Дондука и Гунгу Дорджи. Сын первого из них, Галдан-Черен, является в настоящее время главой семьи и всех причисляющих себя к роду дербен» [Миллер, 2005. С. 33].

Позднее эта печать появляется на письмах дербетовского владельца Цебек Убаши подполковнику Ивану Алексеевичу Кишенскому от 22 февраля 1767 г. [Сусеева, 2009. С. 843] и 8 декабря 1770 г., (полученного 20 января 1771 г.) [Сусеева, 2009. С. 899]. Цебек-Убаши не имел детей, на нем пресеклась главная линия дербетовских правителей [История Калмыкии, 2009. С. 448]. После ухода из России большей части калмыков в 1771 г. российское руководство поручило губернатору убедить наиболее влиятельных и внушавших подозрение владельцев – Цебек Убаши, Яндыка и Асархо – в том, что их вызывают в Санкт-Петербург для личной аудиенции с императрицей. В конце 1772 г. все трое отбыли в Санкт-Петербург, однако до него добрались лишь Цебек Убаши и Асархо, Яндык умер в пути в станице Островской на Дону 15 декабря 1772 г. [Пальмов, 1922. С. 86]. В 1774 г. Цебек Убуши и Асарха прибыли в Петербург и там жили до смерти, последовавшей в 1774 г. [Пальмов, 1922. С. 86]. В результате смерти бездетного Цебек-Убаши пресеклась главная линия дербетовских правителей [История Калмыкии, 2009. С. 448].

Рис. 2Рис. 2
Рис. 2

Легенды на печати часто представляют собой стереотипные формулы благопожелания, указания или принадлежности [Белецкий, Воронцова, Дмитриева и др., 2003. С. 266]. Легенда данной печати является формулой благопожелания на санскрите, записанной индийским письмом варту (Рис. 1): oṃ śubhamastusarva-jagatam «Ом пусть во всем мире будет благо!». Эта формула благопожелания часто используется в конце работ тибетских авторов. Так, она встречается в окончании нескольких текстов из собрания сочинений Таранатхи. Например, эта фраза (Рис. 3) завершает его известное сочинение «Краткое изложение деяний Победоносного Владыки мудрецов „Видение, наполненное смыслом“» (тиб. bcom ldan 'das thub pa'i dbang po'i mdzad pa mdo tsam brjod pa mthong bas don ldan) [Tāranātha, 2008. P. 477].

Рис. 3Рис. 3
Рис. 3

Легенда данной печати oṃ śubhamastu-sarva-jagatam записанной письмом варту с некоторыми отступлениями от норм орфографии, принятых для данного письма. Например, первая графема śu и лигатура stu выглядит не совсем типично для этого письма, поэтому, чтобы облегчить чтение легенды, нами представлена реконструкция печати (Рис. 2), выполненная современным компьютерным шрифтом JMYZKWDT. Вследствие различий между рукописным написанием и компьютерным шрифтом форма графем несколько отличается, но в целом схожесть сохранена.

В начале санскритской фразы стоит знак письма варту , называемый на санскрите siddhirastu или siddham [Sircar, 1965. P. 92], значащий «пусть исполнится!», он представляет собой благословение или благоприятное слово. В тибетском письме этому знаку соответствует знак, называемый у-кью (тиб. Dbu khyud) или данг-кьог (тиб. dang kyog). В конце фразы находятся две вертикальные черты, называемые на санскрите pūrṇavirāma, обозначающие конец предложения. После последней буквы стоит косая черта, перечеркивающая две вертикальные черты, это знак virāma, обозначающий отсутствие гласного звука у буквы с вирамой, в данном случае это m. Обычно virāma стоит непосредственно под буквой, к которой относится, но в данном случае знак стоит за буквой «m», перечеркивая две вертикальные черты. В верхней части кромки печати помещена тибетская буква «а».

Хотя дальнейшая судьба данной печати неизвестна, на этом ее история не заканчивается.

На письме багацохуровского владельца Цебек Доржи астраханскому губернатору Василию Васильевичу Неронову 15 марта 1763 г. [Сусеева, 2009. С. 762] и письме полковнику И. Кишенскому от 27 марта 1769 г. [1] [Сусеева, 2009. С. 890] стоят оттиски его красной печати (Рис. 4), легенду которой оказалось довольно трудно прочесть. Это удалось сделать лишь путем сравнения с упомянутой выше первой печатью с санскритской легендой. В ходе сравнения выяснилось, что данная печать владельца Цебек Доржи представляет собой имитацию санскритской надписи предыдущей печати. Мы называем надпись на этой печати имитацией, а не копией, потому что она представляет собой лишь грубое подобие оригинала. Мастер, сделавший эту печать, не знал письма варту, вследствие чего ему удалось добиться лишь приблизительного сходства надписи с оригинальной печатью. Как и на оригинале, надпись состоит из трех строк, в верхней части кромки печати помещена тибетская буква «а». Однако элементы печати невозможно прочитать, последние слоги сливаются в одно целое. Мы уже сталкивались с такой имитацией, а не копированием легенды печати в случае с печатью Чимета, которая была описана в отдельном исследовании [Митруев, 2021].

Рис. 4Рис. 4
Рис. 4

Цебек Дорджи – калмыцкий тайша, старший сын скончавшегося в 1740 г. в русском заключении в Казани Галдан-Норбо и внук калмыцкого хана Дондук-Омбо. Один из главных инициаторов ухода калмыков в Джунгарию (1770–1771) [Пальмов, 1922. С. 70]. Цебек Доржи был одним из претендентов на бывшие дедовские улусы, так как он в письме к Н. Г. Спицыну писал: «Есть ли ж объявить о природе и обыкновении, то я в равном состою чине, как Убаша, понеже Аюки-хана я внук (в действительности праправнук. – Б. М.)... есть ли по-калмыцким судебным правам было, то я имею по суду свою часть улусов Багацоохур взять, да сверх того Аюки-хана и Церен-Дондука оставшие улусы, пополам разделя, взять же» [Батмаев, 1993. С. 302–303]. В 1771 г. вместе с Убаши-ханом и прочими отбыл в пределы Цинской империи. Цебек Доржи получил титул цинь-вана и почетное звание «Буянту» («Добродетельный») [Митиров, 1998. С. 272].

Почему одна и та же печать была использована несколькими людьми, и по какой причине была сделана ее, пусть и не самая точная, копия? В русском переводе писем эмчи Гелена и Четера-тайши одна и та же печать названа соответственно «печатью эмчи геленова» и «печатью Четыря тайши». Возможно, перед отъездом в Тибет эмчи Гелен отдал ее дербетовскому Четер-тайше, но эта гипотеза нуждается в дальнейшей проверке. Затем эта печать была передана дербетовскому владельцу Цебек Убаши. Возможно, эта печать передавалась как печать владельцев дербетовских родов, и багацохуровский владелец Цебек Доржи, не имея возможности заполучить другую печать, сделал с нее копию, которой он пользовался для заверения своих писем.

Печати с легендой на санскрите не редкость. Они имели хождение в Монголии. Такова, например, малая печать Эринчин Лубсан-тайджи (1652 – ок. 1691), оттиск которой стоит на его письме в Москву (Рис. 5) [Шастина, 1968. С. 286].

Рис. 5Рис. 5
Рис. 5

Легенда печати на санскрите представляет собой текст из четырех строк, записанных индийским письмом ланджа (в скобках даны исправления санскритского текста): bhu(ū)mipāla-sumati-śa(ā)sanarakṣati dharma-rājaya śubhaṃ – «Пусть будет благо Хранитель земли, Благоумного защитника учения [Будды], царя дхармы». Тибетский эквивалент этой надписи реконструирован нами следующим образом: sa skyong blo bzang bstan srung chos kyi rgyal po dge’o. Предположительно, перевод на санскрит традиционно осуществлялся с тибетского, при этом использовались тибетско-санскритские лексиконы. Санскритская надпись сделана с ошибками. В некоторых словах вместо долгих гласных написаны краткие. В переводе титула «защитник учения» слово «защитник» переведено на санскрит посредством формы глагола настоящего времени третьего лица единственного числа rakṣati ‘защищать’ вместо rakṣaḥ ‘защитник’. Схожая ошибка была допущена в тексте легенды на печати Богдо-гэгэна в слове dharatiḥ [Митруев, 2020. С. 247]. Слово rājaya также написано с ошибкой. Так как оттиск печати на письме Лубсан-тайджи довольно нечеткий, легенда на большой красной печати Лубсан-тайджи «Sayin oyu-tu saǰin-i sakiγči-yin tamaγ-а» [Шастина, 1968. С. 283] была использована как вспомогательный источник для реконструкции элементов санскритской надписи. Чтобы облегчить чтение легенды, нами представлена реконструкция печати (Рис. 6), выполненная современным компьютерным шрифтом JMYZK--LZT. Титул тайджи был переведен на санскрит словом bhūmipāla ‘хранитель земли’, являющимся синонимом слова «царь». Слово sumati – перевод тибетского имени Лобсанг ‘Благоумный’ или ‘Благой ум’, которому соответствует монгольское Sayin oyu-tu. Словосочетание śāsana-rakṣati, или более правильно śāsana-rakṣaḥ, – перевод титула saǰin-i sakiγči ‘защитник учения’, реконструированного нами на тибетском как bstan srung. Словосочетание dharma-rājaya, или более правильно dharma-rāja, ‘царь дхармы’ реконструировано на тибетском как chos kyi rgyal po/ chos kyi rje. В отличие от печати эмчи Гелена, легенда на этой печати представляет собой формулу указания.

Рис. 6Рис. 6
Рис. 6

Схожие печати использовались и правителями в Тибете. Так, например, на печати [2] 10-го правителя из династии Пхагмо-дру Деси Нгаванг Траши Драгпа Гьялцена (тиб. phag mo gru pa sde srid ngag dbang bkra shis grags pa rgyal mtshan; 1480–1564), оттиск которой стоит на документе 1562 г. (Рис. 7), находится легенда на санскрите, сделанная индийским письмом ланджа: vāgīśvara-maṅgala-kīrti-dhvaja-śrībhadra jaya. Эта легенда представляет собой дословный перевод имени правителя ngag dbang bkra shis grags pa rgyal mtshan, после которого стоит форма повелительного наклонения глагола jaya, имеющая значение ‘пусть победит, будет победоносным!’. Таким образом, в отличие от печати эмчи Гелена, легенда на этой печати представляет собой формулу указания. Об этом правителе известно, что в 1559 г. он поднес 3-му Далай-ламе Сонам Гьяцо (тиб. tA la'i bla ma bsod nams rgya mtsho; 1543–1588) красную печать [dung dkar, P. 2323–2324].

Рис. 7Рис. 7
Рис. 7

Другим примером печати с легендой на санскрите является печать принца Ладакха Цеванг Намгьяла (тиб. lha sras tshe dbang rnam rgyal; 1753–1782) и его матери (Рис. 8), поставленная на один из документов в присутствии Гьялсе Ринпоче Мипхам Джампел Тутоба (тиб. rgyal sras rin po che mi pham ´jam dpal mthu stobs) в 1754 г. [Schuh, 2016. S. 516]. Сохранилось множество оттисков этой печати на различных документах. Гьялсе Ринпоче Мипхам Джампел Тутоб выполнял роль регента при несовершеннолетнем царе [Petech, 1977. P. 107]. Позднее эта печать использовалась царем Цепел Дондруб Намгьялом (tshe dpal don grub rnam rgyal; ум. 1840) [Schuh, 2016. S. 554]. Возможно, что именно эту печать имеет в виду А. Г. Франке в «Истории Ладакха». Он предполагает, что эта печать принадлежала царю Лхачен Драгпа-буму (тиб. lha chen grags pa ’bum; ок. 1400–1440), правившему Рабтан Лхаце (тиб. rab brtan lha rtse), Те-я (тиб. gte ya) и пр. и построившему царский город Тинг-ганг (тиб. gting sgang). Она до сих пор хранится у бывших царей Ладакха. Оттиск печати, виденный А. Г. Франке, был слишком нечетким, чтобы его можно было расшифровать. Он содержал написанные символами ланджа санскритские формулы, но не имя царя [Francke, 1926. P. 102].

Рис. 8Рис. 8
Рис. 8

Сверху и снизу на кромке печати на тибетском написано rnam rgyal – mar yul rāja «Намгьял, раджа Мар-юла». Намгьял (тиб. rnam rgyal) – династия царей Ладакха, просуществовавшая с 1460 по 1842 г. Мар-юл (тиб. mar yul – ‘низина’) – западно-тибетское царство, расположенное на территории современного Ладакха и Тибетского автономного района КНР.

Санскритская надпись на этой печати:

āyudīrghasiddhaṃ
iśavardhodayaḥ
maṇijvalāvyayaṃ
sarvasadā tiṣṭha ho(ḥ)

Реконструкция санскритской надписи на тибетском:

tshe ring dngos grub la //
dbang ni spel zhing dar //
mi zad nor bu ’bar //
kun rtag gnas par dgyes //

Перевод:

Пусть нерушимая пылающая драгоценность,
Властвующая над преумножением и увеличением
Сиддхи долголетия,
С радостью пребывает везде и всегда!

Вероятно, санскритский текст этой надписи также был получен на основе тибетского текста. Как и в случае с печатью эмчи Гелена, легенда данной печати является формулой благопожелания на санскрите.

Следующая печать [3] (Рис. 9) несет на себе легенду в виде формулы указания, содержащей имя владельца: akṣara-ayuḥ-sthira-sāgara vijayantu. Вероятно, эта надпись представляет собой перевод на санскрит тибетского имени владельца печати: mi ’gyur tshe brtan rgya mtsho. Последнее слово vijayantu, эквивалентом которого является тибетское rnam par rgyal, значит: ‘пусть будет победоносным!’ Таким образом, перевод всей фразы: «Пусть будет победоносным Гьюрме Цетен Гьяцо!»

Рис. 9Рис. 9
Рис. 9

В девятом томе собрании сочинений Седьмого Далай-ламы Келсанг Гьяцо (тиб. bskal bzang rgya mtsho; 1708–1757) в колофоне «Последовательности действий садханы Махакаруника Кхасарпани вместе со способом дарования разрешения „Лунный свет, раскрывающий цветы жасмина блага для других“» (тиб. thugs rje chen po kha sar+pa Ni'i sgrub thabs rjes gnang bya tshul las tshogs kyi rim pa gzhan phan kun+da 'dzum pa'i zla 'od) сказано, что она написана по указанию Нгари-нойон гуна Гьюрме Еше Цетен Гьяцо (тиб. mnga' ris no yon gung 'gyur med ye shes tshe brtan rgya mtsho) [bskal bzang rgya mtsho, 1976. С. 229]. Возможно, данная печать принадлежала этому ламе или кому-то со схожим именем.

Таким образом, мы можем сказать, что легенда на первой печати представляет собой популярное благопожелание на санскрите: oṃ śubhamastu-sarvajagatam «Ом пусть во всем мире будет благо!» Эта печать была использована несколькими людьми, о чем свидетельствуют их письма. Возможно, первая печать являлась родовой печатью. Вероятнее всего, она была изготовлена в Тибете.

Печать багацохуровского владельца Цебек Доржи является копией или, скорее, имитацией первой печати, возможно, сделанной на территории калмыцкого ханства. На это указывает невысокое качество ее изготовления, что свидетельствует об отсутствии знания и навыка изготовления подобных печатей у мастера-изготовителя. Также на это указывает тот факт, что оригиналом для данной печати послужила печать, находящаяся на территории Калмыцкого ханства.

Калмыцкая сфрагистика – зарождающаяся отрасль калмыцкого источниковедения, которая нуждается в дальнейшей поддержке и исследованиях.

Примечания


[1] Интересно, что имя Цебек Доржи в этом письме написано как Цеванг Дорджи (ойр. ce dbang rdo rǰe; тиб. tshe dbang rdo rje).

[2] Abbildung 19: Phagmo Drupa-Siegel auf einer 1562 ausgefertigten Urkunde. URL: http://www.tibet-encyclopaedia.de/siegel.html (дата обращения: 22.11.2021).

[3] Abbildung 57: Eisensiegel mit Aufschrift in Lantsa-Schrift, in ornamentalen Rahmen gesetzt. URL: http://www.tibet-encyclopaedia.de/siegel.html (дата обращения: 22.11.2021).

Использованная литература


Бакунин, 1995: Бакунин В. Описание истории калмыцкого народа. Элиста: Калмыцкое книжное изд-во, 1995. 153 с.
Bakunin V. Opisanie istorii kalmytskogo naroda [Description of the history of the Kalmyk people]. Elista: Kalmytskoe knizhnoe izdatel'stvo, 1995. 153 p.

Батмаев, 1993: Батмаев М. М. Калмыки в XVII–XVIII веках: События, люди, быт: в 2 кн. Элиста: Калм. кн. изд-во, 1993. 381 с.
Batmaev M. M. Kalmyki v XVII–XVIII vekakh: Sobytiia, liudi, byt: v 2 kn. [Kalmyks in the 17th–18th centuries: Events, people, everyday life: In 2 vols.]. Elista: Kalm. kn. izd-vo, 1993. 381 p.

Белецкий, Воронцова, Дмитриева и др., 2003: Специальные исторические дисциплины : Учеб. пособие / Европ. ун-т в Санкт-Петербурге; [Отв. ред. И сост. М. М. Кром]. СПб.: Дмитрий Буланин, 2003 (ГИПП Искусство России). 634 с., ил.
Spetsial'nye istoricheskie distsipliny: Ucheb. Posobie [Special historical disciplines: Textbook]. SPb.: Dmitrii Bulanin, 2003. 634 s., il.

История Калмыкии, 2009: История Калмыкии с древнейших времен до наших дней: в 3 т. Т. 1. Элиста: ИД «Герел», 2009. 848 с., ил.
Istoriia Kalmykii s drevneishikh vremen do nashikh dnei [History of Kalmykia from ancient times to the present day]. V 3-kh t. T. 1. Elista: ID “Gerel”, 2009. 848 s.: il.

Миллер, 2005: Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. 3. М.: Вост. лит., 2005. 605 с.
Miller G. F. Istoriia Sibiri [The History of Siberia]. T. 3. M.: Vostochnaia literatura, 2005. 605 p.

Митиров, 1998: Митиров А. Г. Ойраты – калмыки: века и поколения. Элиста: Калмыцкое книжное изд-во, 1998. 384 с.: ил.
Mitirov A. G. Oiraty – kalmyki: veka i pokoleniia [Oirats – Kalmyks: centuries and generations]. Elista: Kalmytskoe knizhnoe izdatel'stvo, 1998. 384 s.: il.

Митруев, 2020: Митруев Б. Л. Относительно санскритской надписи на печати VIII Богдо-гэгэна Монголии // Труды Ин-та востоковедения РАН. Вып. 31: Тибетология и буддология на стыке науки и религии. М.: Изд-во Ин-та востоковедения РАН, 2020. С. 240–254.
Mitruev B. L. Otnositel'no sanskritskoi nadpisi na pechati VIII Bogdo-gegena Mongolii [Concerning the Sanskrit Inscription on the Seal of the VIII Bogdo Gegen of Mongolia] // Trudy Instituta vostokovedeniia RAN. Vypusk 31:. Tibetologiia i buddologiia na styke nauki i religii. M.: Izdatel'stvo Instituta vostokovedeniia RAN, 2020. S. 240–254.

Митруев, 2021: Митруев Б. Л. Печать нойона Чимета // Вестник Бур. гос. Ун-та. Гуманитарные исследования Внутренней Азии. Вып. 3. 2021. С. 47‒54.
Mitruev B. L. Pechat' noiona Chimeta [Noyon Chimet's seal] // Vestnik Buriatskogo gosudarstvennogo universiteta. Gumanitarnye issledovaniia Vnutrennei Azii. Vyp. 3. 2021. Р. 47‒54.

Пальмов, 1922: Пальмов Н. Н. Очерк истории калмыцкого народа за время его пребывания в пределах России. Астрахань : Калм. гос. изд-во, 1922. 137 с.
Pal'mov N. N. Ocherk istorii kalmytskogo naroda za vremia ego prebyvaniia v predelakh Rossii [Essay on the history of the Kalmyk people during their stay within Russia]. Astrakhan': Kalmytskoe gos. izd-vo, 1922. 137 p.

Сусеева, 2009: Сусеева Д. А. Письма калмыцких ханов XVIII века и их современников (1713–1771 гг.). Элиста: ЗАОр «НПП „Джангар“», 2009. 992 с.
Suseeva D. A. Pis'ma kalmytskikh khanov XVIII veka i ikh sovremennikov (1713–1771 gg.) [Letters from the 18th century Kalmyk khans and their contemporaries (1713–1771)]. Elista: ZAOr “NPP “Dzhangar”, 2009. 992 p.

Шастина, 1968: Шастина Н. П. Письма Лубсан-тайджи в Москву. Из истории русско-монгольских отношений в XVII в. // Филология и история монгольских народов. М., 1968. С. 275–288.
Shastina N. P. Pis'ma Lubsan-taidzhi v Moskvu. Iz istorii russko-mongol'skikh otnoshenii v XVII v. [Letters from Lubsan-taiji to Moscow. From the history of Russian-Mongolian relations in the 17th century] // Filologiia i istoriia mongol'skikh narodov. M., 1968. Р. 275–288.

bskal bzang rgya mtsho, 1976: bskal bzang rgya mtsho. thugs rje chen po kha sar+pa Ni'i sgrub thabs rjes gnang bya tshul las tshogs kyi rim pa gzhan phan kun+da 'dzum pa'i zla 'od («Последовательности действий садханы Махакаруника Кхасарпани вместе со способом дарования разрешения „Лунный свет, раскрывающий цветы жасмина блага для других“») // The collected works (gsuṅ 'bum) of the Seventh Dalai Lama blo-bzan-bskal-bzang-rgya-mtsho. Vol. 9. Gangtok: Dondrup Sangye, 1976.Р. 171–229 (На тиб. яз.).

dung dkar: dung dkar blo bzang ’phrin las. dung dkar tshig mdzod chen mo (Большой словарь Дунгкара). Пекин: Китайское тибетологическое изд-во, 2002. 2388 c. [Great Dictionary of Dungkar. Beijing: China Tibetological Publishing House, 2002. 2388 p.].

Tāranātha, 2008: Tāranātha. bcom ldan 'das thub pa'i dbang po'i mdzad pa mdo tsam brjod pa mthong bas don ldan (Краткое изложение деяний Победоносного Владыки мудрецов «Видение, наполненное смыслом») // jo nang rje btsun tA ra nA tha'i gsung 'bum dpe bsdur ma. Vol. 32. Beijing: krung go'i bod rig pa dpe skrun khang, 2008. Р. 128–477 (На тиб. яз.).

Francke, 1926: Francke A. H. The Chronicles of Ladakh and Minor Chronicles. Part (Volume) II. Texts and translations, with notes and maps. Calcutta: Superintendent Government Printing, 1926. 310 p.

Petech, 1977: Petech Luciano. The kingdom of Ladakh C. 950–1842 A. D. (Serie Orientale Roma LI). Roma: Istituto Italiano per il Medio ed Estremo Oriente, 1977. 191 p. (На англ. яз.).

Sircar, 1965: Sircar D. C. Indian Epigraphy. Delhi: Motilal Banarsidass, 1965. 475 p. (На англ. яз.).

Schuh, 2016: Schuh Dieter. Ein Katalog von Siegelabdrücken aus Ladakh, Purig und Spiti // Zentralasiatische Studien 45. Tibet after Empire: Culture, Society and Religion between 850–1000 Proceedings of the Seminar held in Lumbini, Nepal, March 2011. Andiast: International Institute for Tibetan and Buddhist Studies, 2016. S. 493–582 (На нем. яз.).
Просмотров: 2255  |  Тэги: Бем Митруев

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Март 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Также вы можете получать наши новости на страницах удобных для вас соцсетей и сервисов:

Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!»
2005-2022   |   О сайте   |   Поддержать
Адрес для писем:
Сайт: savetibet.ru