Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Глава 12. Закат тибето-монгольской цивилизации?

10 марта 2010 | Версия для печати
| Еще
Существует взгляд, что есть всемирно-исторический процесс, в который неизбежно вовлекается все человечество. Поскольку самые высокие технологии — на Западе, то наиболее широко распространяется западный тип цивилизации. Его варианты разнообразны: социализм, коммунизм, фашизм, буржуазная демократия и т.д. Как правило, они чужды обществам, относящимся к другим цивилизациям. В ХХ в. экспорт революции, колониализм и глобализм — методы демократизации «отсталых» стран по «прогрессивным» (буржуазным или коммунистическим) рецептам. Результат — насильственное изменение общественного строя, разрушение традиционализма и нивелировка на манер «цивилизаторов». Если народ хочет жить по-своему, то возникает национально-освободительное движение, контрреволюция, гражданская война или ненасильственное движение сопротивления. Недаром те силы, которые борются против экспансии иностранных «цивилизаторов», называют реакционными (например, «мятеж реакционных сил Тибета»). Не прав Мао Цзэдун, что «все прогрессивные войны являются справедливыми, а все войны, препятствующие прогрессу, — несправедливыми».[1]

Все чаще говорят, что народные волнения в Тибете — события того же порядка, что «бархатные революции» в Грузии, Украине, Сербии и т.д. Что ситуация с Тибетом — такая же, как, например, с Косово. В том смысле, что все это инспирирует Запад. Что говорить о независимости Тибета — то же самое, что говорить о независимости любых национальных регионов любых стран, даже если эти регионы никогда не имели своей государственности и (или) вошли в состав этих стран добровольно. По мнению левых, буржуазный глобализм — зло, а насаждение коммунизма в разных странах (фактически, глобализм, но другого направления) — добро. И так далее.

В действительности, мир устроен не так примитивно. Есть разные системы ценностей. Их нельзя выстроить в один ряд от «отсталых» к «прогрессивным». Они просто разные и не во всем сопоставимые. То, что одному кажется отсталым, другому покажется передовым даже в рамках одной цивилизации. Хороший пример — коммунизм: марксисты считают его более прогрессивным строем, чем капитализм, антимарксисты — наоборот. Большинство, если не все, революции ХХ–XXI вв. так или иначе инспирированы из-за рубежа путем импорта разных вариантов прогрессивной идеологии с подготовкой местных кадров или прямой интервенцией. Это имело место, хотя и в разной степени, при буржуазно-демократической Синьхайской и Новодемократической революциях в Китае, Февральской и Октябрьской революциях в России, Народной революции в Монголии (1921 г.), демократической реформе в Тибете, маоистской революции в Непале, «бархатных революциях» в бывшем СССР, странах Восточной Европы, Грузии и т.д.

Тибет всегда был традиционным обществом, и в нем никогда не было предпосылок для революций. Тибетцы не отказываются от благ прогресса, но история показала, что традиционализм им дороже. То, что происходит в Тибете после 1951 г., — это национально-освободительное движение. Вопрос не в смене общественного строя, а в прекращении иностранной оккупации. Тибетцы хотят не насаждать у себя иностранную идеологию, а избавиться от нее. Потому их движение — не «бархатная революция».
Тибетцы веками жили в отдельном государстве и никогда не считали себя жителями Китая. «Когда пришли китайцы и сказали нам, что Тибет всегда был частью Китая, мы не поняли их. У нас другое чувство истории. Конечно, коммунисты старались отвергнуть эти рассказы как детские сказки, но для нас это были убедительные повествования, часть того, что означает быть тибетцем».[2] Не только самосознание народа, но и право и факты истории свидетельствуют, что их страна никогда не была частью Китая. Более того: Тибет никогда не входил в китайскую цивилизацию.

Можно привести несколько простых, но ярких примеров.[3] Тибетцы ведут свое происхождение от Совершенного Существа, китайцы — от Желтого Императора; родина китайцев — Срединное государство, тибетцев — Страна снегов; религии китайцев — конфуцианство, даосизм и китайский буддизм, тибетцев — тибетский буддизм и бон; язык китайцев — идеографический, двусложный и односложный, тибетцев — алфавитный, двусложный; правитель китайцев — император, тибетцев — Далай-лама; политическая система китайских государств — бюрократическая и централизованная, тибетских — теократическая; традиционная пища китайцев — рис, тибетцев — цампа; в искусстве и литературе китайцев преобладают мирские мотивы, тибетцев — религиозные, и т.д.

Тибетцы вместе с монголами создали собственную цивилизацию, отличную от других. Ее формирование связано с глубоким взаимопроникновением культур этих народов, особенно после походов Чингис-хана и его преемников. Хотя Тибет не входил в Китай, отдельные территории, населенные тибетцами, входили в средневековые китайские и монгольские государства. Монголы неоднократно помогали тибетцам объединить свою страну под единой властью. Их действия способствовали не только централизации Тибета и возвышению школы Сакья, а затем Гэлуг, но и дальнейшему развитию тибето-монгольской цивилизации.

Скорее всего, именно концепция милосердного правителя-бодхисаттвы (то есть Далай-ламы — воплощения Авалокитешвары) была единственно возможной для объединения Тибета.[4] Примат духовной власти над светской был спасительным для Тибета, а не роковым, как иногда утверждают. В те периоды, когда к власти приходили светские правители, начинались междоусобицы и развал страны (примерно как в Монголии). Интегрировали ее высшие ламы, личные отношения которых с монгольскими, а потом с маньчжурскими императорами по принципу «наставник — покровитель» препятствовали превращению Тибета в обычную провинцию. Концепцию этих отношений трудно определить в современных терминах государственной власти. Но это не основание для ее отрицания.

В отличие от Европы и империи Цин, в Тибете не было существенных классовых антагонизмов до китайской демократической реформы. Феодально-теократический строй в основном устраивал народ. «Крепостные» там, фактически, были фермерами, а «рабы» — домашними слугами. Жестокость в отношении тибетского народа при феодально-теократическом строе была меньше, чем в КНР.

В XVII–XIX вв. территория тибето-монгольской цивилизации, простирающаяся от Джунгарии и Байкала до южного склона Гималаев, почти вся оказалась в составе и сферах влияния Цинской и Российской империй. Тем не менее, тибетцы и монголы жили по-своему — то есть в основном сохраняли религию, социальную структуру, традиционную экономику, обычаи и т.д. В обеих империях были законодательные установления, защищавшие их самобытность. Более того: тибето-монгольская цивилизация в то время развивалась как единое целое, чему способствовало сохранение веками наработанных контактов и путей сообщения от Гималаев через Кукунор в Монголию на север и запад. В отличие от КНР и СССР, в Цинской и Российской империях государство никогда не ставило целью разжигание классовой ненависти, разрушение религии, искоренение традиционализма и всеобщую нивелировку.

В конце XIX — начале ХХ в. определялось будущее Тибета. Пытаясь противостоять экспансии европейцев, гибнущая маньчжурская династия решила превратить зависимые территории в обычные провинции с китайским населением. Фактически, тибетской элите, не желавшей подчиняться Пекину, пришлось выбирать между двумя великими державами: Россией и Великобританией. Как и монголы, тибетцы выбрали Россию, которая им ближе цивилизационно. Но этому воспрепятствовали европоцентристские, прежде всего проанглийские, силы в России. Тибет попал в сферу влияния Великобритании. Последняя ничего не сделала для того, чтобы Тибет был международно признан как независимое государство. Более того, за спиной тибетцев она признала сюзеренитет над ними Цинской империи. А Монголия, оказавшаяся почти в таком же положении в сфере влияния Российской империи, получила помощь в становлении независимости. Колониальная политика Великобритании имела для Тибета далеко идущие последствия.

Революции в Российской и Цинской империях нанесли непоправимый ущерб тибето-монгольской цивилизации. Вместо монархий образовались республики, основой идеологии которых стали слом феодального общества, закрытие границ и унификация жизни на демократической основе — буржуазной в Китайской республике и социалистической в РСФСР. Это привело к искусственному разделению былой этнокультурной общности и разгрому традиционной культуры в СССР и Монголии. Такой ценой Монголия с помощью СССР смогла стать независимым государством.

Тибет же недолго сохранял независимость. Великобритания потеряла колонии в Азии и былое влияние на Китай. После разгрома Японии во второй мировой войне, с помощью И.В. Сталина к Китаю были присоединены территории Маньчжоу-го и Внутренней Монголии. Благодаря той же помощи в Китае захватила власть КПК во главе с Мао Цзэдуном. Теперь СССР не поддержал Тибет не для того, чтобы угодить англосаксам, а по противоположной причине. Как и раньше, последние не защитили Тибет. Не было интервенции или массированных поставок оружия, в отличие, например, от Вьетнама и Кореи. Не было даже серьезного дипломатического давления. Ни Великобритания, ни США не собирались закрепляться в Тибете или добиваться его независимости. Для них он остался разменной монетой в политической игре. Отношения с великим Китаем были важнее исторической справедливости и международного права. Ни тибетцы, ни монголы не имели достаточно сил, чтобы отстоять свою независимость. Никакие реформы не смогли бы сделать их страны за несколько десятилетий столь сильными, чтобы в одиночку отразить интервенцию КНР, ставшей с иностранной помощью сильнейшей региональной державой. Судьба Тибета решалась за его пределами.

Вскоре после смерти И.В. Сталина Китай перестал ориентироваться на недавнего покровителя. Мао Цзэдун, объявив Советский Союз ревизионистским государством, предъявил далеко идущие претензии. 27 января 1967 г. газета «Жэньминь жибао» писала: «Мы уверены, что наступит день, когда лучезарное красное знамя марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна высоко взовьется над Красной площадью, над родиной Октябрьской революции».[5] Так Сталин, сам того не желая, создал для своей страны долгосрочную стратегическую угрозу.
Маоисты даже не экспортировали революцию в Тибет, а сами ее устроили в чужой стране. Ханьцы получили определенную пользу от своих революций: свергли иноземную (маньчжурскую) власть, избавились от неравных договоров, навязанных Западом, установили единство своей страны, включили в нее зависимые земли и бывшие вассальные владения империи Цин. А «нацменьшинства» получили разрушение культуры и религии, китаизацию, ханьскую колонизацию и позицию стороннего наблюдателя за тем, как коммунистическая ханьская власть интегрирует их в свою страну и модернизирует по своему усмотрению. Многовековое наследие тибето-монгольской цивилизации было почти полностью уничтожено коммунистами. Законное руководство Тибета, оказавшись в эмиграции, естественно, теперь могло рассчитывать не на СССР, а на его западных соперников.

Каковы главные итоги присоединения Тибета к Китаю? Их можно рассматривать в двух аспектах: гуманитарном и цивилизационном. В гуманитарном аспекте главное — повышение среднего уровня благосостояния народа. Его интегральный показатель — увеличение средней продолжительности жизни. Снижается смертность новорожденных и младенцев, улучшается здравоохранение, ведется борьба с бедностью. Это несомненные заслуги КПК! Но этим успехам предшествовала гибель значительной части населения Тибета во времена Мао. Волнения продолжаются и сейчас, что влечет ответные репрессии. И это несмотря на повышение материального достатка. Выходит, «не хлебом единым жив человек». В чем причина этого? Здесь мы переходим к цивилизационному аспекту.

Причина в том, что тибетцы хотят оставаться тибетцами, а не становиться китайцами. Они хотят сохранить свою древнюю цивилизацию. Но после присоединения Тибета к Китаю в нем внедряется чуждая цивилизационная модель.

В области идеологии это коммунизм с китайской спецификой. В последние десятилетия прямое уничтожение цивилизации тибетцев и монголов уступило место «мягкой» китаизации и вестернизации. Компартия хочет, чтобы все народы КНР составляли единую цивилизацию, а в действительности они относятся к разным цивилизациям: в основном, к китайской, тибето-монгольской и исламской. Тибетцы в большинстве своем предпочитают бедность и самобытность превращению в богатых китайцев.

«Как только язык, одежда, обычаи и другие важные признаки нации исчезнут, исчезнет сама национальность — можно сказать, что она превратится в другую национальность. Поскольку религия, в которую они глубоко верили и которую любили, сильно ослабела, и поскольку им не разрешалось верить, религиозные чувства в мышлении многих людей выросли еще сильнее, и их вера стала глубже, чем в прошлом».[6] Эти слова Панчен-ламы Х, сказанные еще до Культурной революции, стали пророческими. Именно поэтому не удалось ликвидировать традиционализм тибетцев. Но современные «мягкие» методы модернизации опаснее силовых: они меняют мотивацию и систему ценностей человека.

Причина подавления религий в КНР — материалистическая мессианская идеология коммунистов, отнюдь не противоречащая их прагматизму. Такое сочетание легитимирует КПК, позволяет ей вести свою страну в русле глобализации и строить общество потребления. Ведь для коммунистов за религией не стоит ничего, кроме вымыслов человека.

Как и раньше, руководители КПК считают, что религия подлежит ликвидации, хотя на определенном этапе ее можно использовать в политических целях. Стратегический курс КПК на ликвидацию религий виден из высказываний Цзян Цзэминя.[7] «Члены компартии являются атеистами, и нужно всегда твердо придерживаться атеизма, пропагандировать атеизм. В нашей стране вместе с уничтожением эксплуататорского строя и эксплуататорских классов в основном исчез и классовый источник существования религии. Однако оставшиеся от старого общества старые идеи, старые привычки невозможно окончательно ликвидировать за короткое время. Решение нами религиозной проблемы в самой ее основе возможно лишь благодаря развитию материальной и духовной культуры, постепенной ликвидации источников, питающих существование религии. Иными словами, тут необходимо должным образом наладить экономическое строительство, необходимо повысить качество людей и с точки зрения их научного мировоззрения, и с точки зрения их культурного уровня. Член компартии обязан прочно утверждать марксистский взгляд на религию, не только сам не должен быть верующим, но обязан также пропагандировать атеизм, помогать массам повышать свое сознание» (с.221–225). «Одновременное строительство материальной цивилизации и цивилизации духовной есть наш основной курс. Созидание духовной цивилизации, коротко говоря, направлено на повышение качества всей нации, на воспитание нового социалистического человека, обладающего идеалами, моралью, культурой, дисциплиной. Чем более развивается экономика, чем выше уровень материальной обеспеченности, тем более необходимо усиливать идейно-политическую работу и созидание духовной цивилизации» (с.241).

Коммунисты хотя и не запрещают религии, но ставят их в неравное положение к материализму: их основные положения надо произвольно менять (то есть профанировать) в интересах социализма, но не наоборот. Такой подход направлен на «изживание» религий изнутри. Он соответствует марксизму-ленинизму, потерпевшему поражение в открытом противостоянии с идеализмом.

Власти КНР не понимают, как функционировала традиционная тибетская экономика, — не понимают потому, что это другая цивилизационная система. Эту систему они всегда считали отсталой и подлежащей то разрушению (демократической реформой и Культурной революцией), то буржуазной модернизации с китайской спецификой (в настоящее время). Они считают, что повышение продуктивности и потребления — ключ к светлому будущему Тибета. Несбыточное марксистское равенство теперь сменилось на сяо кан — зажиточное общество, измеряемое только материальным комфортом. Разрушение традиционного хозяйства ведет к тому, что регион не сможет обеспечить себя сам и попадет в экономическую зависимость от Китая. Это ускорит гибель его уникальной цивилизации. Так что в ретроспективе меры маньчжурской династии представляются реальной защитой «нацменьшинств» от ассимиляции «большинством».
Тибет интегрируется в Китай, который никогда не спрашивал тибетский народ, хочет ли он этого, желает ли демократии, модернизации, изменений общественного строя и своей культуры. Ход истории показал, что не желает. Потому политика КПК всегда исключала такое волеизъявление. Руководство КПК не хочет никаких компромиссов по тибетскому вопросу. Зачем? Оно и так безраздельно властвует в Тибете. «Целостности» КНР ничто не угрожает, «международное сообщество» давно смирилось со статус-кво и ради экономических выгод даже не обсуждает легитимность этого.

В наше время островки тибето-монгольской цивилизации расходятся все больше, следуя траекториям развития стран, в которые они входят. Китай, Россия и независимая Монголия идут по пути постиндустриального развития и глобализации. В таких условиях доминанта — это продуктивизм и буржуазная нивелировка (пусть даже при коммунистической идеологии). Опыт всех стран показывает, что в таких условиях культура сохраняется в основном как объект туризма.

В тибето-монгольской сфере единственная возможность избежать этого — опора на идеологию традиционализма и развитие буддийской религии. В РФ, КНР и Монголии это маловероятно, но традиционализм еще может сохраниться в тибетских сообществах Гималаев — Индии (включая Сикким, Ладак и Аруначал-Прадеш), Бутана и Непала. Для этого необходима культурная интеграция этих сообществ между собой. Тогда они смогут стать источником будущего духовного возрождения тибето-монгольского мира.




[1] Мао, 1966, с. 62.
[2] Palden Gyatso, 1997, p.13.
[3] Norbu, 1998, p.24–26.
[4] Елихина, 2006.
[5] Цит. по: Галенович, 2005, с. 110.
[6] Panchen Lama, 1997, p. 69–70, 52.
[7] Цзян Цзэминь, 2004.


C.Л. Кузьмин «Скрытый Тибет»: вернуться к оглавлению
Просмотров: 4275  |  Тэги: монголия

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Март 2010    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100