Тибет в России » к началу  
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail: russia@savetibet.ru
Телефон: +7 (909) 645-69-52
Главная Новости Далай-лама XIV Анонсы Статьи О фонде
 

Тэло Тулку Ринпоче о развитии буддизма в России и зарубежных странах

2 апреля 2013 | Версия для печати
| Еще


С Тэло Тулку Ринпоче беседовал Хонгор Эльбиков
Видеосъемка, монтаж: Константин Мамышев
Озвучивание: Наталья Иноземцева
Техническая поддержка: Максим Брежестовский
"Золотая обитель Будды Шакьямуни" & Фонд "Сохраним Тибет"


В конце марта 2013 г. верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче дал обширное интервью, в котором подробно ответил на наиболее важные вопросы, поступающие в Объединение буддистов Калмыкии от последователей буддизма из разных городов России. Тэло Тулку подробно рассказал о традиционных учениях Его Святейшества Далай-ламы для буддистов России, о развитии буддизма в российских буддийских регионах и зарубежных странах, об экологии, образовании и общечеловеческих ценностях. С Тэло Тулку Ринпоче беседовал Хонгор Эльбиков.

‒ Спасибо большое за то, что вы нашли время в своем напряженном графике, чтобы ответить на вопросы, которые интересуют не только буддистов Калмыкии, но и буддистов других регионов России. Я бы хотел попросить Вас подвести итоги Учений Его Святейшества Далай-ламы для буддистов России, которые вот уже несколько лет проводятся в Индии. Как прошли учения в конце прошлого года?

‒ В этом году учения в Индии проводились уже в четвертый раз. Впервые мы провели их в 2009-м. Тогда мы не знали, каких результатов мы сумеем добиться, сколько паломников приедет, однако количество участников превзошло наши ожидания. На следующий год число паломников выросло, на третий год ‒ их стало еще больше. А в прошлом году, в декабре, к нам приехало свыше 1400 паломников. Так что если сравнивать число участников учений в 2009-м и 2012-м, то паломников из России становится все больше. Действительно, их число выше, чем мы могли ожидать. Учитывая эту статистику, учитывая рост интереса к учениям, мы считаем очень важным продолжать традицию ежегодных Учений Его Святейшества Далай-ламы для буддистов России.

Я могу привести четыре причины, почему считаю эти учения очень полезными. Во-первых, мы получаем возможность находиться в присутствии Его Святейшества Далай-ламы, получать благословения и драгоценные учения такого великого наставника, как Его Святейшество Далай-лама. Во-вторых, у нас появляется возможность посетить священные места буддизма. Убежден, если мы буддисты, то просто обязаны совершить паломничество по святым местам хотя бы один раз в жизни. Третья причина: при коммунистической власти мы жили изолированно от остального мира. Сегодня мы уже не живем обособленно и вольны путешествовать, сколько душе угодно, если можем себе это позволить. А потому третья причина ‒ мы видим новые страны, чья культура отличается от нашей, и так открываем для себя что-то новое. И наконец, четвертая причина: мы склонны считать, что наша жизнь в России сопряжена с трудностями, что нам нелегко, но стоит нам увидеть, как живут люди в Индии, и мы начинаем понимать, что мы России живем совсем неплохо ‒ столь велик разрыв в уровне жизни между индийцами и россиянами. Вернувшись из Индии, паломники начинают больше ценить жизнь у себя на родине, осознавать, что с финансовой, материальной точки зрения у них все совсем не так уж плохо.

Мы не преследуем цели обратить кого-либо в буддизм. Но хотим, чтобы люди больше узнали о буддизме. Мы считаем, что цель человеческой жизни ‒ быть счастливым. Существует много способов обретения счастья, много путей, приводящих к нему. Но главный из них, если воспользоваться словами Будды, ‒ это добросердечие. Стать добросердечным человеком ‒ для нас задача не из легких. Мы не можем в один прекрасный день взять и проснуться добросердечным. Для этого необходимо соблюсти целый ряд правил, нужно придерживаться нравственных принципов. Все эти нравственные принципы опираются на духовные, философские основы. Полагаю, что философия буддизма универсальна. Она предназначена не только для буддистов, ей могут пользоваться все. Она очень полезна в плане продвижения общечеловеческих ценностей.

Тэло Тулку Ринпоче о развитии буддизма в России и зарубежных странах‒ Считаете ли вы, что учения Его Святейшества Далай-ламы оказывают влияние на развитие буддизма в России? Если такое влияние имеет место, то видите ли вы прогресс в развитии российского буддизма?

‒ Его Святейшество Далай-лама пользуется в нашей стране большим авторитетом. Почему? Потому что он исторически был нашим духовным лидером. Мы смотрим на него не как на обычного человека, но считаем его воплощением Будды сострадания, Авалокитешвары. Он ‒ проявление Будды Сострадания, Авалокитешвары. Поэтому так велик его авторитет. Поскольку наша вера в него велика и поскольку он подает такой прекрасный пример всем странам, будучи провозвестником мира и великим духовным лидером, люди равняются на него, следуют за ним, прислушиваются к тем наставлениям, которые он нам дает. Есть веские основания следовать за ним. Могу с уверенностью сказать, что он изменил не только мою жизнь, или жизни тех людей, которые со мною связаны, но оказал влияние на жизни многих и многих людей. Возьмем, например, Калмыкию. За время моего пребывания на посту Шаджин-ламы ‒ а это 20 лет ‒ мы добились большого прогресса. Я говорю не только о воссоздании храмов, ступ, религиозных памятников и предметов буддийской архитектуры, но также о развитии нашего сознания, нашей духовности. Колоссальный прогресс.

Посмотрите, сколько людей приходит сегодня в наши храмы. Двадцать лет назад по буддийским праздникам, а также национальным праздникам калмыков в хуруле собиралось 50‒60 человек. А сегодня приходят тысячи. Вне всякого сомнения, люди видят в буддизме инструмент, который они могут использовать в повседневной жизни. Так что прогресс налицо.

‒ Оргкомитет Учений Его Святейшества Далай-ламы, в который, помимо вас, входит досточтимый Ело Ринпоче и фонд «Сохраним Тибет» во время учений 2012 года в Дели встречался с Его Святейшеством. Какие наставления он дал?

‒ Подготовкой Учений Его Святейшества Далай-ламы для буддистов России занимаются три основных организации: буддийский центр «Ринпоче-Багша», расположенный в Бурятии, фонд «Сохраним Тибет», базирующийся в Москве, и, наконец, Объединение буддистов Калмыкии, или Центральный Калмыцкий хурул «Золотая обитель Будды Шакьямуни». По сложившейся традиции мы встречаемся с Его Святейшеством Далай-ламой в последний день учений, чтобы подвести итоги, убедиться в том, что с его точки зрения все прошло благополучно, и было организовано на высоком уровне. Во-вторых, на аудиенции мы просим Его Святейшество продолжать даровать учения россиянам на ежегодной основе.

За последние четыре года учений мы никогда не встречались с какими-либо большими препятствиями. Конечно, в процессе подготовки могут возникать какие-то технические сложности, но в целом учения проходят очень успешно.

Но наша задача не только в том, чтобы доставить радость Его Святейшеству, нам также хочется порадовать и всех участников. Мы стараемся учесть нужды и потребности всех паломников, обо всех позаботиться, чтобы никто не заболел и чтобы все мечты и ожидания, которые люди возлагают на эти учения, наилучшим образом осуществились. До сего дня, как мне кажется, нам это удавалось, учения проходили успешно.

‒ Говоря о развитии буддизма в России, намечал ли Его Святейшество в беседе с Вами или, быть может, оргкомитетом какие-либо основные направления, которые нужно развивать на этом этапе?

‒ Думаю, главный совет Его Святейшества ‒ развивать буддизм не только как религиозную традицию, но и его научную и философскую составляющие. Мы можем, взяв буддизм за основу, продвигать в общество светскую этику. Светская этика становится очень важной темой в XXI столетии. Почему? Потому что сегодня мы сталкиваемся с множеством трудных задач. Развивая общество в экономическом и материальном отношении, люди ищут финансовой выгоды. Конечно, в XXI веке нам никак не обойтись без материального роста, он необходим. И чем большего прогресса мы добиваемся в этом отношении, тем успешнее становимся. Однако если успех выливается в потерю этических, нравственных принципов, то вот тут нас и поджидают проблемы не только на местном уровне, но и на глобальном.

Взгляните на экономический кризис, с которым мы столкнулись в последние 4-5 лет, что стало его причиной? Он разразился не из-за какой-то одной допущенной кем-то ошибки, но из-за спекуляции и алчности. Когда вас захватывает чрезмерная алчность, вы хотите денег, имущества, то сама эта алчность становится свидетельством того, что материальное благополучие не приведет к душевному покою и счастью. Очень важно найти равновесие между материальным и духовным. Век XX-тый убедил нас в том, что невозможно удовлетвориться одним только материальным ростом. Свести все к духовному росту? В XXI веке такая постановка задачи звучит неубедительно. Значит, нужно искать равновесие. Если мы привнесем в бизнес этическую составляющую, то сможем выстроить добрые отношения ни с каким-то одним, но с множеством партнеров по бизнесу, ведь будем вести дела безупречно с нравственной, этической точек зрения.

‒ Российские буддисты сегодня отмечают расширение вашей международной деятельности. Вас стали чаще приглашать различные центры. Например, вы недавно посетили в Стэндфордский университет, один из ведущих университетов в США. Я знаю, что на базе этого университета под эгидой Его Святейшества Далай-ламы осуществляется диалог между буддизмом и наукой. Что знают на Западе о российском буддизме?


‒ В западном обществе информация о российском буддизме крайне ограниченная. И это одна из причин, почему меня пригласили выступить в Стэндфордском университете, а также в Совете ООН по правам человека в Женеве. Мой визит в Стэндфордский университет носил скорее академический характер. Студенты и преподаватели Стэнфорда хотели узнать больше об истории калмыцкого народа, как случилось, что мы оказались в России, как вошли в состав этой страны и как буддизм стал частью российской действительности. Интерес растет. Пока, конечно, немногие осведомлены о буддизме в России, но, уверен, число таких людей вырастет в самом ближайшем будущем.

Мое выступление в Совете ООН по правам человека опять же было связано с тем, что возникает вопрос, пользуемся ли мы правом практиковать и развивать буддизм в России. Ведь на международном уровне в зависимости занимаемой позиции есть страны, которые очень уважают Россию и поддерживают добрые отношения с нею, но есть и такие, кто отзывается критически, не зная истинного положения вещей. Выступая в Совете ООН по правам человека, я ставил перед собой цель заявить о том, что мы пользуемся полной свободой развивать буддизм, способствовать его процветанию. Таково положение дел не только в Калмыкии, но также в Бурятии, Туве и других буддийских регионах.

Знаете, многие политики и представители интеллигенции, которые участвуют в работе Совета ООН по правам человека, не были осведомлены о том, что буддизм ‒ традиционная религии Российской Федерации. Для них это оказалось новостью, и представленная мною информация была тепло воспринята многими участниками этого заседания.

Тэло Тулку Ринпоче о развитии буддизма в России и зарубежных странах‒ Я не случайно затронул тему «буддизм и наука». Считаете ли вы это направление важным для России? Нужно ли развивать его в России, и какую пользу мы могли бы из этого извлечь?

‒ Научная составляющая буддизма очень важна для России. Россия ‒ это страна многих великих мыслителей и ученых.

Ученый должен быть беспристрастным, он не должен питать слишком большую привязанность к своей области исследований или профессиональной деятельности. Если у тебя слишком много предвзятости, то ты не сможешь рассмотреть предмет анализа с разных сторон, не сможешь добиться глубины в своем исследовании. Если же ум ученого, мыслителя лишен предвзятости, то он сможет применить такой метод аналитического исследования, который будет способствовать развитию его области знаний.

Во время президентства Дмитрия Медведева в школьные программы был введен новый предмет, позволяющий детям изучать основы мировых религий. За этим шагом стоит гораздо больше, чем это представляется на первый взгляд. Нынешнее поколение детей воспитывается вне каких бы то ни было нравственных принципов, какой бы то ни было этики. И это оборачивается социальной проблемой: дети начинают употреблять спиртное, наркотики и так далее. Мы хотим предотвратить эти пагубные, а зачастую и противоправные действия. Что для этого нужно? Привить им дисциплину. Я говорю о дисциплине не только внешней, но и внутренней. Итак, этот новый предмет призван уберечь детей от противоправных действий, разрушительных действий, помочь им сделать свою жизнь благой, созидательной.

Научная составляющая буддизма может помочь в этом, помочь уберечь наше подрастающее поколение от неблагих поступков: алкоголизма, употребления наркотиков и так далее. Сегодня научная составляющая буддизма, пожалуй, даже более важна, чем это было 15-20 лет назад.

‒ Как развивается сейчас буддизм на Западе? И в чем отличие развития буддизма на западе и в нашей стране?

‒ Задавая этот вопрос, вы должны уточнить, какую составляющую буддизма вы имеете в виду. Философская составляющая буддизма развивается очень бурно. Религиозная ‒ здесь все зависит от конкретной личности. Научная оставляющая буддизма сегодня приобретает огромную популярность в западных странах, и тому есть объяснение. Очень многие представители современной науки: прежде всего, психологи, нейрологи сегодня проводят серьезные исследования, чтобы выяснить, как влияют практика буддизма на человека ‒ как воздействуют на мозг буддийские методы, например медитация, развитие сострадания, любви, доброты; помогают ли они справиться с умственными заболеваниями: депрессией, биполярным расстройством, стрессом и другими болезнями, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Так что научная составляющая буддизма сегодня приобретает все большую популярность, а сам буддизм становится не только духовной практикой, но также и инструментом научного исследования.

‒ Мне бы хотелось задать вам несколько вопросов по регионам. Монголия ‒ как развивается буддизм в этой стране? Что вы считаете наиболее важным для развития буддизма в Монголии на данном этапе? Каковы ваши планы по работе в этой стране?


‒ На пути развития буддизма в Монголии много сложных задач. За последние годы эта страна очень сильно изменилась в политическом, экономическом, материальном и духовном отношении. Как все мы знаем, Монголия находилась под влиянием коммунистической идеологии. В свое время Советский Союз оказал очень сильное влияние на Монголию, которая развивалась при его поддержке. Когда Монголия стала демократическим государством в начале 1990-х, и тогда же лишилась поддержки Советского Союза.

При коммунистического власти Монголия утратила многие ценности и традиции, в основном культурные, но также и религиозные.

Когда Монголии пришлось самостоятельно формировать свою экономику, и этот процесс пошел в гору, началась борьба ‒ все боролись за природные ресурсы, которые есть у этой страны, нужно было бороться, чтобы сделать шаг вперед. Монголия развивается очень быстро в экономическом, материальном отношении. Даже за последние пять лет произошли разительные перемены. Все меняется. Образ мысли людей меняется. Меняется одежда. Меняется то, как они разговаривают. Но если говорить о буддизме, то, на мой взгляд, налицо некоторое отставание. Кроме того, постепенно монголы утрачивают нравственные ценности. Шаг за шагом. Но поскольку влияние буддизма все еще велико, мы не наблюдаем полной утраты нравственности. В каком-то смысле их нравственные основы остаются незыблемыми. Как бы то ни было, нравственную этику в этой стране нужно развивать с опорой на буддизм, на буддийские ценности и принципы, чтобы сохранить уникальную самобытность Монголии.

В своем предыдущем воплощении я жил в Монголии, поэтому у меня, конечно же, есть кармическая связь с этой страной. Я чувствую ответственность, необходимость сделать что-то для Монголии, внести свой вклад, распространить Дхарму. Поэтому в последние годы я ездил в Монголию довольно часто. В этом году у меня уже запланирован ряд поездок. Мы хотим открыть в Монголии международный образовательный центр, где будет место не только религии, но также диалогу современной науки и буддизма, а также академическим знаниям.

‒ В прошлом году ушел из жизни духовный лидер Монголии Его Преосвященство Богдо-геген. Вы были с ним, можно сказать, до последней минуты. Есть ли у вас какая-то информация о его новом перерождении или какие-то мысли по этому поводу?

‒ Богдо-геген ушел из жизни всего лишь год тому назад. Пока еще слишком рано предсказывать или предвосхищать приход следующего воплощения. Конечно, у него очень много последователей не только в Монголии, но и в тибетском сообществе, а также в Бурятии, Туве и Калмыкии и других российских регионах, поскольку он неоднократно их посещал. Все эти буддийские сообщества, а также ученики Богдо-гегена чувствуют большую озабоченность. На мой взгляд, нет сомнений в том, что он снова переродится в Монголии и я практически уверен, что о нем будут очень хорошо заботиться. Мы же надеемся, что он продолжит свою линию преемственности, связанную с его именем легенду. Его труды по распространению Дхармы будут столь же обширными и упорными, как и у его предыдущего воплощения.

‒ В конце прошлого года вы посетили Туву, где состоялись ваши встречи с молодежью. Какие вопросы вам задавала тувинская молодежь? Что вы можете сказать о развитии буддизма в Туве?

‒ Мой визит в Туву, вне всякого сомнения, был очень успешным. Это был не первый визит. Я бывал там неоднократно. Я сразу почувствовал, что тувинская молодежь ‒ это очень умные, замечательные ребята. Острый ум. Они задавали очень много вдумчивых вопросов.

Помню, много лет назад меня просили проявлять осторожность, когда я еду в Туву, потому что считалось, что у тувинцев воинственный характер. Но я никогда всерьез не думал об этом. Причисляем мы себя к тувинцам, монголам, калмыкам, бурятам или другим народностям Российской Федерации, у нас есть одна общая черта: мы все ‒ люди. Поэтому для меня Тува ‒ это еще одно сообщество достойных людей. Конечно, тувинцы могут что-то позаимствовать из опыта Калмыкии. Но я не в коей мере не утверждаю, что Калмыкия успешнее Тувы. Калмыки, в свою очередь, могут многому поучиться у Тувы. Например, тувинцам во времена Советского Союза удалось очень хорошо сохранить свою самобытность и, прежде всего, свой родной язык. Так что мы можем многое у них перенять. Обмен мнениями, общение, обсуждение трудностей, с которыми мы сталкиваемся, ‒ все это очень важно, поскольку позволяет преодолеть многие проблемы, препятствия, устранить недопонимание. И мне кажется, мы существенно продвинулись в этом направлении.

‒ У вас очень близкие связи с центром «Ринпоче Багша» в Бурятии, возглавляемым досточтимым Ело Ринпоче. Планируете ли вы какие-либо совместные проекты? Ожидается ли визит Ело Ринпоче к нам в Калмыкию, ведь для многих здесь он является духовным наставником. Думаете ли вы посетить Бурятию, мы ведь знаем, что в июле в центре «Ринпоче Багша» состоится международный симпозиум.


‒ В Бурятии я тоже бывал неоднократно. Ело Ринпоче пользуется большим уважением в этой республике, а также в нашем сообществе, поскольку Ринпоче много раз посещал Калмыкию, даруя нам учения, посвящения, устные передачи. В течение последних нескольких лет мы тесно сотрудничаем с Ело Ринпоче. Пример тому ‒ совместно организованные нами Учения для буддистов России в Индии. Сотрудничество по этому проекту можно назвать долговременным.

В конце июля Ело Ринпоче проводит симпозиум «Современное буддийское искусство: традиции и инновации», мы с радостью окажем любое возможное содействие.

Что касается Буддийской традиционной сангхи России, то я знаком с Дамбой Аюшеевым уже много лет и на личном уровне нас связывают добрые отношения. Разумеется, разные организации могут иметь разные позиции по ряду вопросов, но это не означает, что мы должны быть противниками. Я лично ценю дружеские отношения с Дамбой Аюшеевым. Различие во взглядах всегда будет иметь место, однако небольшие расхождения во взглядах ‒ не повод считать себя противниками. И я надеюсь, что Дамба Аюшеев разделяет мое мнение.

Тэло Тулку Ринпоче о развитии буддизма в России и зарубежных странах‒ Следующий вопрос по Калмыкии. Какие у вас планы на этот год? Что вы планируете? В последние годы, по просьбе учеников, вы стали давать больше учений для буддистов Калмыкии и других регионов. Планируете ли вы продолжить эту деятельность?

‒ В последние три года у нас сложилась традиция приглашать учителей и ученых-философов из разных стран, представляющих разные направления в буддизме. Мы продолжим эту традицию. Например, в этом году нас вновь посетит Тензин Приядарши, который в последние три года бывает у нас ежегодно; доктор Барри Керзин, буддийский монах и одновременно ученый, практикующий врач. У него очень интересный опыт применения буддизма в медицине и научно-исследовательской работе, которым он может поделиться с нами. Нам очень повезло, что к нам приезжают такие замечательные лекторы. Хочется также назвать имя Алана Уоллеса, это еще один прекрасный лектор, который делает особый упор на преподавании и продвижении медитации випашьяна. Мы будем и впредь приглашать гостей. Одновременно я сам стал давать больше учений. По сути, это произошло потому, что прежде с нами был геше Дугда, который давал основные учения здесь, в Калмыкии. Мы опирались на него в том, что касалось преподавательской деятельности в Калмыкии. Но его больше нет с нами, однако заложенную традицию нужно продолжать, нужно даровать учения. Поэтому я принял решение свести к минимуму возложенную на меня административную деятельность и посвятить больше времени духовной практике, на которую у меня оставалось не так уж много времени из-за колоссальной административной нагрузки. Если мои учения приносят пользу и если у людей есть в них потребность, я безусловно продолжу работать в этом направлении

‒ Мне хотелось бы также спросить вас о предстоящих учениях Его Святейшества Далай-ламы. В конце 2013 года ожидаются ежегодные учения для буддистов России. Кроме того, сейчас большая группа российских паломников отправляется на учения Его Святейшества Далай-ламы в Швейцарии и обсуждается возможность поездки в Латвию и Литву…

‒ Его Святейшество Далай-лама не может приезжать в России так часто и так свободно, как в другие страны. Но поскольку российские буддисты чувствуют огромное желание видеть Его Святейшество, слушать его учения, мы взяли на себя обязательство организовывать поездки в соседние страны, которые посещает Его Святейшество. Например, в следующем месяце Его Святейшество направляется в Фрайбург, в Швейцарию, а это не так далеко от нас, и мы можем позволить себе такую поездку. Мы организовали группу из 200 российских паломников, которые примут участие в учениях в Фрайбурге. Убежден, российских паломников на учениях будет больше 200, поскольку очень многие едут в Швейцарию самостоятельно.

Осенью этого года Его Святейшество посетит Чехию, а также Латвию и Литву, пока у нас нет точных дат, но мы это выясним и продолжим формирование групп паломников, желающих увидеть и услышать Его Святейшество Далай-ламу в соседних странах.

‒ Вопрос, интересующий российских паломников, который много задают. Куда бы порекомендовали поехать на учения Его Святейшества ‒ в Индию или, например, в Швейцарию? Если человек хочет в первый раз увидеться с Его Святейшеством Далай-ламой и стоит перед выбором, что бы вы порекомендовали?

‒ Конечно, даже просто оказаться в присутствии Его Святейшества Далай-ламы ‒ это уже паломничество, странствие со святыми целями. Но если выбирать между Индией и другими, цивилизованными странами, например западными, то я бы, конечно же, порекомендовал Индию. Только потому, что святые места буддийского паломничества расположены в этой стране. Приезжая в Индию, мы получаем возможность увидеть их, узнать о них больше, получить благословение, которое дарует посещение этих мест паломничества. Если говорить о комфорте, то, конечно, предпочтительнее западные страны. Но ведь мы едем в паломничество не в поисках комфорта, а чтобы учиться, впитывать наставления, которые дает Его Святейшество. Поэтому, если говорить о моем мнении, то я бы посоветовал Индию. Пусть это и страна третьего мира, но тем не менее, всякий раз, когда я еду в Индию, для меня это совершенно особенная поездка. Поскольку в духовном отношении это очень богатая страна со множеством религиозных традиций.

Всякий раз, когда я еду в Индию, я возвращаюсь обогащенным духовно и счастливым, пусть это и страна третьего мира.

Поэтому все зависит от конкретной личности ‒ что человек ищет.

‒ Возвращаясь к вопросу о российском буддизме, сегодня он довольно разнообразен. В нашей стране представлены разные школы, разные буддийские традиции. Как вы считаете, должны ли эти традиции контактировать, общаться или же они должны развиваться изолированно?

‒ В последние годы практически все основные буддийские традиции в той или иной мере получили развитие в России. Безусловно, мне бы хотелось, чтобы российское буддийское сообщество придерживалось несектантского похода. Хотя сам я принадлежу к традиции гелуг, я тем не менее питаю огромное уважение к другим направлениям буддизма, а также к другим религиозным традициям. Думаю, чем больше мы общаемся на личном уровне, академическом, интеллектуальном, тем богаче становимся и тем больше у нас знаний. Я бы безусловно рекомендовал постоянно поддерживать контакты с представителями других буддийских сообществ. Никогда не знаешь, какой опыт сумеешь перенять у других традиций, а быть может, им нужна наша помощь, наставничество, чтобы укрепиться на правильном пути и затем распространять чистую линию преемственности Учения Будды, а не загрязненную Дхарму.

‒ Мы живем в XXI веке: это век научно-технического прогресса, информационных технологий. На какие буддийские практики необходимо делать упор в этом столетии?

‒ Я бы посоветовал развивать терпение; умение довольствоваться тем, что есть; дисциплину, а также нравственность. Мне кажется, эти практики приобрели особую значимость в современном мире, ведь мы живем в обществе, переживающем непростые времена. Мы то и дело соревнуемся друг с другом ‒ хотим добиться большего, стать лучше, чем кто-то другой. Прогресс, продвижение ‒ все это очень важно, но мы нередко забываем заглянуть глубже, проанализировать ситуацию. Сколько нам действительно нужно? Должны быть границы. Без них не обойтись.

Когда мы говорим о материальном, экономическом росте, столь важном для XXI века, нужно понимать, что он может оказаться весьма губительным, например для окружающей среды. Возьмем горнодобывающую промышленность ‒ мы нарушаем экологию земель, представляющих ценность не только для людей, но и для всех живых существ. Нанося урон земле, мы загрязняем и воздух, а загрязнение воздуха сказывается на нашем здоровье, а это оказывает негативное воздействие и на состояние нашего ума. Поэтому должны быть границы. Деятельность нужно вести так, чтобы не причинять вреда ни одной из стран, ни одному из сообществ.

Буквально на днях я смотрел фильм о продуктах питания, изготовленных из бобов сои. Речь шла о сельском хозяйстве Аргентины. Сельское хозяйство развивается очень бурно в последние десять лет, но это развитие пагубно сказывается на стольких живых существах, включая людей. При производстве соевых бобов, тоннами распыляются химикаты: пестициды и тому подобное. Так производители добиваеются быстрого роста сои, но химикаты пагубно сказываются на деторождении и это становится острой социальной проблемой. Дети рождаются с деформированными телами, с поврежденным мозгом, с недоразвитыми конечностями. Да, с экономической точки зрения налицо бурный рост сельского хозяйства. Многие корпорации извлекли из этого пользу, люди получили работу, но при этом такой рост пагубно сказался на местном сообществе и на экологии ‒ многие колодцы, природные запасы воды пересохли. Если взглянуть под таким углом, то нанесен огромный ущерб. Но вместе с тем у нас есть возможность положить конец такому безнравственному подходу к бизнесу, безнравственному образу жизни на планете.

‒ У вас сейчас очень большая деятельность: в Российской Федерации, в Республике Калмыкия, международная деятельность. Вы посещаете многие страны, многие регионы. Что на данном этапе вы считаете главным в своей деятельности? Какие приоритеты вы могли бы выделить сейчас в своей работе?

‒ За последние 20 лет многое было сделано, многое достигнуто. Но если вы спросите меня, доволен ли я этими достижениями, то я, конечно, отвечу, что у меня есть определенная доля удовлетворения достигнутым. Но одновременно я чувствую и неудовлетворенность, потому что многое нужно и можно совершить.

Я считаю, что мне отчасти мне присуща леность, и мне хотелось бы быть активнее, преодолеть эту леность и сделать больше. Я вырос в духовной среде, где нас воспитывали с единственной целью ‒ принести как можно больше пользы живым существам, населяющим эту планету. Существует множество разных способов приносить пользу всем живым существам. Поскольку я получил религиозное, духовное образование, то у меня есть преимущество ‒ я могу применять духовные методы, чтобы помогать разным людям. Это то, что могу сделать я. Кто-то оказывает помощь с опорой на медицину, кто-то работой в сфере экономики или науки и так далее. Но моя область ‒ духовная. Это буддизм. С его помощью мы можем способствовать продвижению общечеловеческих ценностей, гармони и в отношениях между разными религиями. Это два основных обязательства Его Святейшества Далай-ламы. Будучи последователями Его Святейшества Далай-ламы, его учениками, мы считаем, что не только Далай-лама должен продвигать эти ценности, но также и мы, его последователи. Мы стараемся делать все от нас зависящее, чтобы идти по стопам Его Святейшества и продвигать эти ценности.

‒ Мы построили это интервью на основании тех вопросов, которые приходят в Центральный калмыцкий хурул по электронной почте. Вы являетесь духовным лидером калмыцкого народа. Что бы вы как духовный лидер калмыцкого народа, как духовное лицо, пожелали тем, кто увидит это интервью или прочитает его в газетах?


‒ Тем, кто увидит это интервью, я бы сказал: у нас разные корни ‒ этнические, религиозные, разное материальное, финансовое положение. Но если все мы спросим себя, в чем смысл жизни, в чем ее цель, то ее цель ‒ обретение счастья. Когда мы говорим о счастье, то главный вопрос, который возникает здесь у любого человека ‒ как его достичь? Все мы по-разному добиваемся счастья ‒ с опорой на материализм или с опорой на духовность. Но если делать упор на экономическом развитии, то это само по себе не приносит нам полного удовлетворения или полного счастья. Какую-то пользу мы, безусловно, можем извлечь, но она будет ограниченной.

Одно из моих качеств ‒ оптимизм. Я никогда не сдаюсь и верю в светлое будущее. Если упорно работать, то, безусловно, увидишь плоды своих действий. Я бы предпочел, чтобы люди упорно работали, вместо того, чтобы сразу же опускать руки. Нам, людям, присущи умственные способности и мы должны использовать их, чтобы сделать свое будущее светлым. Я верю в светлое будущее, в счастливое будущее, в гармоничное общество. Поэтому призываю вас не сдаваться, не терять надежду и веру ‒ прежде всего, веру в себя. Мы будем двигаться вперед и нас ждут благие плоды.

Фото: Константин Мамышев
Просмотров: 4696  |  Тэги: Тэло Тулку Ринпоче, Калмыкия

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Апрель 2013    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
Также вы можете получать наши новости на страницах удобных для вас соцсетей и сервисов:

Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Фонд «Сохраним Тибет!»
2005-2024   |   О сайте   |   Поддержать
Адрес для писем:
Сайт: savetibet.ru