Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Вторжение и незаконная аннексия Тибета (1949-1951 гг.)

11 апреля 2008 | Версия для печати
| Еще
Введение

По международному праву, договоры скрепляются подписями представителей стран, заключающих их, если они не навязаны силой, или если одна из стран не принуждена к подписанию договора под угрозой силы. Это отражено в Венской конвенции по нормам заключения договоров, которые рассматриваются как отражение обычного международного права. Китайская Народная Республика очень чувствительна к этому принципу, особенно когда это относится к договорам и соглашениям, которые Китай вынужден был подписать под давлением Запада во времена, когда страна была слаба. Особенно КНР настойчива в том, что такие "неравноправные" договоры не могут быть действительными, причем неважно, кто их подписывал и по каким причинам.

После того как военное вторжение в Тибет началось и маленькая тибетская армия была разбита, КНР навязала тибетскому правительству договор, по которому Тибет провозглашался частью Китая, хотя и с предоставлением ему широких прав автономии. В "Белой книге" утверждается, что договор был заключен тибетским правительством абсолютно добровольно и что Далай-лама, тибетское правительство и тибетский народ всецело поддержали его. Факты указывают на совершенно противоположное, а именно: на то, что заключение так называемого "Соглашения из семнадцати пунктов по мирному освобождению Тибета" не было добровольной акцией и что оно было отвергнуто тибетским народом. Далай-лама в одной из своих книг приводит слова тибетского премьер-министра Лукхангвы, сказанные им китайскому генералу Чжан Цзин-у в 1952: "Абсурдно ссылаться на условия "Соглашения из семнадцати пунктов". Наш народ не принял это "соглашение", да и сами китайцы периодически нарушали его условия. Их армия еще оккупировала Восточный Тибет. Эта территория не возвращена правительству Тибета, хотя это должно было быть сделано." [My Land and My People. Dalai Lama / New York. 1992. Fourth Edition. P.95]


Дипломатическая активность и военные угрозы

Вскоре после того, как коммунисты победили гоминьдан и 1 ноября 1949 года объявили о создании КНР, Радио Пекина объявило, что НОАК должна освободить все китайские территории, включая Тибет, Синьцзян, Хэнань и Тайвань. Частично в ответ на эту угрозу и для того, чтобы решить давние споры о границах, 2 ноября министерство иностранных дел Тибетского правительства в своем письме предложило Мао Цзе-дуну провести переговоры, чтобы уладить все территориальные вопросы. Копии этого письма были посланы правительствам Индии, Великобритании и США.

Хотя все эти три правительства считали распространение коммунизма угрозой стабильности в Южной Азии, они посоветовали тибетскому правительству вступить в прямые переговоры с китайским правительством, поскольку другие варианты улаживания конфликта могли бы спровоцировать военные действия, Тибетское правительство решило послать двух старших чиновников Цепона Шакабпу и Цечхага Тубтена Гьялпо для переговоров с представителями КНР в третьей стране - СССР, Сингапуре или Гонконге. Эти посланники должны были обсудить с китайской стороной письмо министерства иностранных дел Тибета Председателю Мао Цзе-дуну и продолжавшиеся, как прежде, угрожающие сообщения китайского радио о близком "освобождении Тибета". Они должны были получить гарантии того, что территориальная целостность Тибета не будет нарушена, и заявить, что Тибет не потерпит внешнего вмешательства.

Когда тибетские делегаты обратились в Дели за визами в Гонконг, китайцы сказали им, что скоро в Нью-Дели должен прибыть их новый посол в Индии и что переговоры нужно начать с ним. В ходе же переговоров китайский посол в Индии Юань Чжэн-синь потребовал от тибетской делегации принять предложение из двух пунктов: 1) национальная оборона Тибета должна управляться Китаем и 2) Тибет должен быть признан частью Китая. Затем они должны были последовать в Китай для утверждения этого соглашения. Будучи проинформированным о требованиях китайской стороны, тибетское правительство предложило делегатам отвергнуть такую постановку вопроса. Таким образом, переговоры были отложены.

7 октября 1950 года сорокатысячное китайское войско под руководством политического комиссара Ван Це-ми с восьми сторон атаковало административный центр Восточного Тибета - Чамдо. Незначительные тибетские силы, состоявшие из восьми тысяч солдат и милиции, были разбиты. Чамдо был взят через два дня, и калон (министр) Нгапо Нгаванг Джигме, административный глава региона, был арестован. Четыре тысячи тибетских бойцов погибли.

Китайская агрессия шокировала Индию. В резкой ноте министерства иностранных дел Индии от 26 октября 1950 года, направленной в Пекин, говорилось: "Сейчас, когда китайское правительство предприняло вторжение в Тибет, навряд ли можно совместить с этими событиями мирные переговоры, и естественно, часть тибетцев будет опасаться, что эти переговоры пройдут под давлением. При современном положении дел вторжение китайских войск в Тибет не может быть рассмотрено иначе, как удручающее событие, не согласующееся с интересами самого Китая в налаживании мира в регионе. Так считает индийское правительство".

Многие страны, включая США и Британию, выразили поддержку позиции индийского правительства.

В ноябре 1956 года была созвана чрезвычайная сессия Национальной ассамблеи Тибета, на которой депутаты просили Далай-ламу, которому в то время было только шестнадцать лет, принять на себя полноту власти главы государства. И затем Его попросили уехать из Лхасы в Дромо, ближе к границе с Индией, чтобы он был в безопасности. В то же время министерство иностранных дел Тибета опубликовало следующее заявление: "Тибет един и возглавляется Далай-ламой, который принял всю полноту власти... Мы призываем мир к невоенному вмешательству в эту неспровоцированную агрессию".

7 ноября 1950 года тибетское правительство отправило письмо Генеральному секретарю ООН, призывая эту всемирную организацию вмешаться в конфликт. В частности, в этом письме говорилось: "Мы сознаем, что наша страна не может остановить наступление Китая. И мы готовы к переговорам с Китаем на основе взаимоуважения. ...Хотя мало надежды на то, что мирный народ сможет сопротивляться жестоким, натренированным в войне людям, мы думаем, что ООН решила останавливать любую агрессию, где бы она ни случилась".

Через десять дней Эль Сальвадор официально предложил поставить вопрос об агрессии Китая против Тибета в повестку дня Генеральной Ассамблеи. Однако вопрос не обсуждался на Генеральной Ассамблее, поскольку индийская делегация заявила, что мирное решение проблемы может быть достигнуто тремя заинтересованными сторонами - Тибетом, Индией и Китаем. Второе письмо тибетской делегации, направленное в ООН 8 декабря, положения не изменило.

В условиях оккупации Восточного и Северного Тибета, поражения и уничтожения своей маленькой армии, нашествия десятков тысяч войск НОАК в Центральный Тибет и отсутствия активной поддержки со стороны мирового сообщества Далай-лама и тибетское правительство приняли решение послать в Пекин свою делегацию для переговоров с китайскими руководителями.


"Соглашение из семнадцати пунктов"


В апреле 1951 года тибетское правительство послало в Пекин делегацию из пяти человек, возглавлявшуюся калоном Нгапо Нгавангом Жигме. Тибетское правительство уполномочило свою делегацию поставить в известность о своей позиции и выяснить китайскую точку зрения. Вопреки содержащемуся в "Белой книге" утверждению, будто делегация обладала "полнотой власти", она не имела полномочий заключать какой-либо договор. Делегатам было приказано все важные вопросы переадресовывать правительству.

29 апреля переговоры начались с представления китайской стороной краткого проекта договора. Тибетская делегация полностью отвергла предложения китайской стороны, тогда последняя предложила видоизмененный проект того же договора, но и он не был принят тибетцами. В такой ситуации китайские представители Ли Вей-хань и Чжан Цзин-у разъяснили, что условия, которые они выдвинули, являются окончательными и тождественны ультиматуму. С тибетской делегацией разговаривали резко и в оскорбляющих выражениях, угрожая физической расправой. Фактически, члены делегации оказались пленниками. Дальнейшая дискуссия была невозможна, и, в противоположность утверждениям китайской стороны, тибетской делегации не предоставлялась возможность проконсультироваться со своим правительством. Был предложен унизительный выбор: или подписать "Соглашение", пользуясь своими полномочиями, или принять на себя ответственность за незамедлительную оккупацию Лхасы.

Под сильнейшим давлением Китая тибетская делегация подписала 23 мая 1951 года "Соглашение между Центральным народным правительством и автономным правительством Тибета о мерах по мирному освобождению Тибета", будучи неспособной проинформировать свое правительство. Делегаты предупредили китайскую сторону, что они подписали договор, основываясь только на своей компетенции, но ни Далай-лама, ни тибетское правительство не уполномочивали их делать это. Но ничто не остановило китайское правительство, и оно провело церемонию подписания и объявило миру о заключении договора о "мирном освобождении Тибета." Даже печати, скрепившие договор, были подделаны китайцами с целью придать договору видимость подлинности.

Семнадцать статей "соглашения", включавшие различные положения санкционировали, в частности, введение китайских военных сил в Тибет и предоставляли китайскому правительству право осуществлять внешние сношения Тибета. С другой стороны, гарантировались неизменность политической системы Тибета и непокушение на установленный статус, функции и власть Далай-ламы или Панчен-ламы. Тибетский народ должен был бы получить региональную автономию и сохранить свои верования и традиции. Реформы в Тибете должны были бы осуществляться после консультации с тибетским руководством и без принуждения.

Полный текст того, что стало известно как "Соглашение из семнадцати пунктов", был передан "Радио Пекина" 27 мая 1951 года. В этот день Далай-лама и тибетское правительство впервые познакомились с этим разбойничьим документом. Реакции в Дромо, где тогда находился Далай-лама, и в Лхасе были одинаковы: это были состояния шока и неверия.

Немедленно было отправлено послание делегации в Пекин, в котором ее действия осуждались за подписание "соглашения" без консультаций с правительством. Было приказано выслать текст подписанного документа и ожидать новых инструкций. Между тем была получена телеграмма от делегации, в которой говорилось, что китайский представитель генерал Чжан Цзин-у находится на пути в Дромо, следуя через Индию. Кроме того, сообщалось, что некоторые делегаты возвращаются также через Индию, а глава делегации возвращается прямо в Лхасу.

Далай-лама и тибетское правительство воздержались на время от публичного непризнания "соглашения". 17 августа 1951 года Далай-лама вернулся в Лхасу в надежде заключить с китайцами более приемлемый договор.

9 сентября 1951 года около трех тысяч китайских солдат вошли в Лхасу, вскоре за ними пришли еще двадцать тысяч из Восточного Тибета и из Восточного Туркестана (Синьцзян). НОАК заняла основные города: Рутхок и Гарток, затем - Гьянгце и Шигацзе. С оккупацией основных городов Тибета, включая Лхасу, большой концентрацией войск по всему Тибету с востока на запад военный контроль над Тибетом был, фактически, установлен полностью. При таком раскладе сил Китай отказался возобновить переговоры, и Далай-лама оказался лишенным какой-либо возможности принять или отвергнуть тибето-китайский договор. Однако при первой же возможности высказаться свободно, которая предоставилась 20 июня 1959 года, после бегства в Индию, Далай-лама официально отверг "Соглашение из семнадцати пунктов" как "навязанное тибетскому правительству и народу под угрозой военной силы".

В оценке "Соглашения из семнадцати пунктов о мерах по мирному освобождению Тибета" и оккупации Тибета есть два решающих критерия. Первый - это масштаб нарушения международного права Китаем, когда войска НОАК вошли в Тибет; второй - последствия подписания "соглашения".

Заключение договоров основывается на общепризнанном принципе свободного и согласованного принятия договорных обязательств договаривающимися сторонами: согласие без принуждения есть необходимая основа договора. Договоры, заключенные под угрозой силы, лишены своего юридического основания, особенно если насилие применено к стране и правительству, а не к участникам переговоров. В связи с оккупацией Китаем больших территорий Тибета и открытой угрозой захвата Лхасы в случае отказа подписать договор, это "соглашение" оказалось недействительным ab initio , и оно не могло стать законным оттого, что тибетское правительство вынуждено было молчать в этой ситуации.

Далай-лама и тибетское правительство не подписали договор по доброй воле, как это утверждается в китайской "Белой книге". Сам Мао Цзе-дун в Директиве Центрального Комитета КПК по политической работе в Тибете, опубликованной 6 апреля 1952 г., фактически, признал это: "Не только два силона (т.е. премьер-министра), но и Далай-лама со своей кликой сопротивлялись принятию Соглашения и не хотят осуществлять его. До сих пор у нас нет материальной базы для полного осуществления соглашения, не имеем мы и поддержки среди масс населения и высшего слоя общества". [Selected Works of Mao Tsetung / Foreign Language Press, Peking. 1977. Vol.5, P.75]
Просмотров: 7165

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Апрель 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100