Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Анонсы Статьи О центре О фонде
 

Поиски решения

11 апреля 2008 | Версия для печати
| Еще
С 1959 года по 1979 год тибетское правительство в эмиграции и китайское правительство не имели контактов. Однако все это время Далай-лама не терял надежды найти мирное решение проблемы Тибета посредством сношений и переговоров с китайским правительством. 20 июня 1959 года, вскоре после прибытия в Индию, в Массур, Далай-лама сделал заявление в печати, в котором подчеркнул следующее: "Хотя недавние действия и политика китайских властей в Тибете рождают глубокую горечь и негодование в отношении Правительства Китая, мы, тибетцы - миряне и монахи,- не испытываем чувств вражды и ненависти к китайскому народу... Мы должны также стремиться к созданию благоприятного климата посредством незамедлительного принятия существенных мер по подготовке мирных переговоров".

10 марта 1978 года в связи с политическими изменениями в Китае Далай-лама обратился с заявлением к тибетскому народу: "Китайцы должны разрешить тибетцам навещать своих родителей и родственников, находящихся в изгнании. Такая же возможность должна быть предоставлена и тибетцам в изгнании. При такой договоренности мы сможем получать информацию о действительном положении дел в Тибете".

В конце 1978 года директор Агенства Синьхуа г-н Ли Цзюй-синь с помощью общего знакомого связался в Гонконге с г-ном Гьяло Тхондупом, одним из старших братьев Далай-ламы. Встреча состоялась в январе 1979 года, в ходе которой г-н Ли передал г-ну Тхондупу приглашение г-на Дэн Сяо-пина приехать в Пекин, чтобы обсудить тибетскую проблему. С разрешения Далай-ламы в последних числах февраля 1979 года г-н Тхондуп посетил Пекин как частное лицо.

Г-н Тхондуп в Пекине встретился с высшими китайскими руководителями. Ему сообщили, что в результате деятельности "банды четырех" Китай испытывал нестабильность, что повлияло на развитие промышленности и сельского хозяйства. Они отметили, что и Тибет страдал по той же причине, и добавили, что восстание 1959 года в Тибете было инспирировано многими факторами, которые не имеют отношения ни к Далай-ламе, ни к тибетскому народу.

В ходе встречи с г-ном Тхондупом г-н Дэн Сяо-пин сказал, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, и пригласил тибетских беженцев всех возрастов посетить Тибет и самим познакомиться с действительным положением дел на их родине. Далее он высказал готовность Китая обсуждать и решать вместе с тибетцами все проблемы, кроме проблемы полной независимости Тибета.

Далай-лама и Его правительство ответили тем, что послали три экспертные делегации в Тибет в 1979 и в 1980 гг. Была также подготовлена и четвертая делегация, состоявшая из 16 представителей различных школ тибетского буддизма и представителей других социальных слоев. Однако 6 августа 1980 года Китай заявил о том, что он не может принять эту делегацию на том основании, что власти не способны оказать делегатам должный прием, так как "в Тибете становилось уже холодно и, кроме того, работы по улучшению положения еще не закончились".Таким образом, этот визит не состоялся. После нескольких напоминаний китайскому правительству о приглашении Дэн Сяо-пина четвертой делегации, возглавлявшейся Калоном В.Дж.Кунделингом, было разрешено посетить только северо-восточную часть Тибета в 1985 году. В конце визита делегация сообщила китайскому правительству о том, что, по ее мнению, должно быть изменено, и попросила это сделать. С тех пор ни одной делегации не было разрешено посетить Тибет.

Тем не менее, Далай-лама и тибетское правительство продолжали предпринимать искренние попытки развить более близкие отношения и улучшить взаимопонимание с китайским правительством. Далай-лама и тибетское правительство предприняли ряд конкретных мер по укреплению доверия.

21 июля 1980 года было предложено частично снять ограничения для тибетцев, желающих посетить своих родственников в Тибете и за его пределами. Но в этом было отказано. Мотивы желаний тибетцев посетить их родственников за пределами Тибета тщательно изучались, и, как правило, от них требовалось предоставление членов своих семей в заложники. В то же время от тибетцев-беженцев, пожелавших посетить родину, требовалось, чтобы они имели подготовленные китайской стороной проездные документы, в которых их статус определялся понятием "китаец, проживающий за рубежом".

В сентябре 1980 года эмиграционное правительство предложило послать на помощь в Тибет 50 хорошо подготовленных преподавателей тибетского языка. Отвечая на это предложение, Китай не принял его, ссылаясь на то, что молодые тибетские преподаватели, воспитанные и обученные в Индии, в хороших условиях, столкнутся с трудностями, приспосабливаясь к плохим условиям жизни в Тибете. И вместо этого они предложили, чтобы преподаватели были посланы работать в национальные школы в самом Китае. На что тибетское правительство в эмиграции ответило, что добровольцы-преподаватели хорошо осведомлены о плохих условиях жизни в Тибете. Не имея больше серьезных оснований для отказа, китайское правительство выдвинуло неприемлемые условия, предлагая, чтобы преподаватели, прежде всего, приняли китайскую национальность.

Примерно в то же время не было принято тибетское предложение об открытии тибетского представительства в Пекине с целью налаживания более тесных контактов.

14 декабря 1980 года тибетское правительство в эмиграции обратилось к китайским властям с просьбой разрешить одиннадцати тибетским ученым, живущим в Тибете, принять участие в тибетологической конференции. На что был получен полный отказ.

13 марта 1981 года Далай-лама написал письмо Дэн Сяо-пину, в котором, кроме многих других вещей, коснулся следующего: "Пришло время, чтобы проявить взаимные мудрость, терпение и добрую волю, чтобы с новыми силами обеспечить счастливую жизнь тибетскому народу. Что касается меня, то на мне лежит обязанность, в меру своих сил, служить на благо всех живых существ, и, особенно, на благо слабых и обездоленных, не различая при этом людей по национальности. И надеюсь, Вы ответите мне, что Вы думаете об этом".

Но на это письмо ответа не было. Вместо него 28 июля 1981 года Генеральный секретарь Ху Яо-бань передал г-ну Гьяло Тхондупу документ, названный "Пять положений относительно Далай-ламы", содержание которого сводилось к определению личного статуса Далай-ламы.

Но поскольку в действительности дело касалось будущего тибетского народа, то 12 апреля 1982 года Далай-лама послал высокую делегацию из трех человек в Пекин, чтобы в переговорах с китайским руководством получить объяснения действий китайской стороны. Эта делегация выдвинула для рассмотрения китайскими лидерами ряд широких предложений.

В феврале 1983 года Далай-лама выказал пожелание посетить Тибет примерно в 1985 году. Но тем временем, в ходе так называемой "кампании борьбы с загрязнениями", прокатилась новая волна политических репрессий в Тибете, приведшая к аресту и заключению в тюрьму большого количества людей.

В октябре 1984 года другая высокая делегация из трех человек была отправлена в Пекин, чтобы потребовать от китайского правительства прекращения политических репрессий в Тибете, обсудить подготовку возможного визита Далай-ламы и определить перспективы дальнейших переговоров. На все это китайцы ответили отрицательно. Вместо того, чтобы сохранить конфиденциальность этих двусторонних дискуссий, китайское правительство решило гласно, через средства массовой информации, выразить свой отказ на предложение тибетцев.

Из того, что было сказано выше, становится ясным, что Далай-лама и его правительство старались начать основательные, прямые двусторонние переговоры с китайским правительством. Когда все попытки оказались безуспешными, Далай-лама, не имея больше выбора, публично представил свою позицию и обратился за поддержкой к другим странам.

21 сентября 1987 года Далай-лама направил заседанию Конгресса США по правам человека свой "Мирный план из пяти пунктов":

1.Превращение всего Тибета в зону мира.
2.Отказ Китая от политики перемещения населения, угрожающей самому существованию тибетцев как нации.
3.Уважение основных прав человека и демократических свобод для тибетского народа.
4.Восстановление и охрана естественной окружающей среды и отказ Китая от использования Тибета для производства ядерного оружия и в качестве свалки ядерных отходов.
5.Проведение открытых переговоров о будущем статусе Тибета и о связях между тибетским и китайским народами.

17 октября 1987 года китайское руководство, отвергнув этот план, обвинило Далай-ламу в усилении конфронтации между ним и китайским правительством. Несмотря на грубый ответ, Далай-лама еще раз открыто попытался разъяснить тибетскую позицию в подробной ноте из четырнадцати пунктов, переданной китайскому правительству 17 декабря 1987 года.

15 июня 1988 года в Страсбурге на заседании Европарламента, Далай-лама внес еще одно, тщательно разработанное предложение, представлявшее собой подробное изложение последнего пункта "Мирного плана из пяти пунктов".

Копия текста Его речи была заранее представлена китайскому правительству через его посла в Нью-Дели. Затем, 22 и 29 августа, представитель Далай-ламы в Нью-Дели встретился с поверенным в делах Китая в Нью-Дели, чтобы устранить некоторые опасения китайского правительства, высказанные в прессе в различных заявлениях. Кроме многого другого, представитель Его Святейшества указал на то, что Страсбургское обращение очень близко заявлению Дэн Сяо-пина, представленному в 1979 г. Гьяло Тхондупу, когда было сказано, что могут обсуждаться все вопросы, кроме вопроса о предоставлении независимости. И в Страсбургском обращении Далай-лама подчеркнул скорее возможность взаимосвязи двух сторон, а не отделения одной от другой.

21 сентября 1988 года посол Китая в Нью-Дели сообщил старшему чиновнику Далай-ламы, что его правительство намеревается провести переговоры с представителем Далай-ламы, время и место которых оставляются на выбор последнего.

23 сентября 1988 года Кашаг следующим образом приветствовал заявление Китая: "Мы надеемся, что этот положительный ответ на наше предложение есть свидетельство того, что китайцы искренне хотят заняться этой проблемой в ближайшее время".

25 октября 1988 года через посла в Нью-Дели китайскому правительству сообщили, что местом переговоров могла бы стать наиболее удобная и нейтральная Женева и их следовало бы начать в январе 1989 года.

В начале ноября 1988 г. г-н Ян Мин-фу, глава Единого фронта, сказал г-ну Гьяло Тхондупу, что, хотя обе стороны по-разному понимают некоторые пункты Страсбургского обращения, все же оно может быть обсуждено и возможно принятие какого-то решения.

Однако 18 ноября 1988 года, через своего посла в Нью-Дели, китайское правительство выдвинуло следующие предварительные условия переговоров:
- Китайское правительство не согласно с объявленным местом и временем предложенных переговоров. Наиболее приемлемым местом для переговоров является Пекин.
- Неприемлем состав делегации из шести членов, возглавляемый Далай-ламой, так как все делегаты всегда занимались раскольнической деятельностью. Невозможно также присутствие датского юриста, поскольку переговоры касаются только внутренних проблем государства.
- Китайское правительство хотело бы вступить в переговоры непосредственно с Далай-ламой. Однако оно также готово принять доверенное лицо Далай-ламы, например Гьяло Тхондупа.
- Страсбургское обращение не может быть основой для переговоров. Предварительные условия проведения переговоров необходимо принять и поддержать таким образом единство "родины-матери".

Естественно, что тибетское правительство было разочаровано этим сообщением, поскольку оно не согласовывалось с более ранними публичными заявлениями и официальными сообщениями, присланными китайским правительством.

5 декабря 1988 года тибетское правительство ответило на это следующим образом:

-Поскольку Китайское правительство предоставило выбор места и времени переговоров Далай-ламе, Он, руководствуясь доброй волей, предложил Женеву как место переговоров и дату их начала - январь 1989 года.
- Много раз, публично и через послания, передававшиеся Тибетскому правительству, Китайское правительство заявляло, что оно намерено начать переговоры с теми предствителями, которых назначит Далай-лама, поэтому Тибетское правительство не может понять причину отказа китайской стороны принять делегацию, назначенную Далай-ламой, тем более, что назначение членов делегации является прерогативой только Далай-ламы. Д-р Майкл ван Уолт ван Прааг - только юрист-консультант и не член делегации.
- По предложению Китайского правительства г-н Гьяло Тхондуп будет включен в состав тибетской делегации в качестве советника.
- Честные и серьезные переговоры о будущем Тибета могут иметь место только в случае отказа сторон от выдвижения предварительных условий. Предложения, содержавшиеся в Страсбургском обращении, представляют приемлемые и реалистические основания для таких переговоров.

В феврале 1989 г. в Тибете скончался Панчен-лама, в связи с чем Далай-лама предложил послать в монастырь Ташилунпо в Шигацзе и другие места Тибета, такие как Лхаса, Кубум и Таши-кьил, тибетскую религиозную делегацию из десяти человек, чтобы помолиться ради покойного Панчен-ламы и проделать ритуал Калачакры. Китай отказал в этой просьбе, сославшись на то, что молебнов такого масштаба не проводилось и что два руководителя делегации не могут быть приняты, поскольку они являются членами Кашага. Тибетское правительство согласилось исключить их из состава делегации и вновь обратилось с тем же предложением к китайскому правительству.

17 марта 1989 г. через китайское посольство пришел ответ: Китай согласился принять только двух или трех лам как представителей Далай-ламы. Но ламы могли посетить только Ташилунпо, к тому же, приехав через Пекин; затем, сразу после молебна, они должны были вернуться в Индию. В этом же послании китайское правительство обвинило тибетское правительство в эмиграции в подготовке "волнений" в Лхасе, а также критиковало Далай-ламу за Его обращение к руководителям разных стран оказать помощь в отмене военного положения в Тибете.

23 марта 1989 года тибетское правительство передало следующий ответ в китайское посольство:

"Отказ в разрешении религиозной делегации посетить Тибет, чтобы осуществить молебен и совершить ритуал Калачакры ради покойного Панчен-ламы, даже после того, как мы согласились изменить состав делегации и показали необходимость того, что для проведения ритуала Калачакры необходимо определенное минимальное число монахов, явился еще одним отрицательным опытом для нас. Понятно, что посылать только двух или трех монахов не имеет смысла. Мы также категорически еще раз отрицаем голословное утверждение, что мы виновны в недавних событиях в Тибете и что мы участвуем в террористической деятельности, засылая в Тибет диверсантов и оружие.

Мы хотели бы, чтобы правительство (Китая. - Пер.) предоставило существенные доказательства этих серьезных обвинений, а также позволило бы независимой международной комиссии посетить Тибет, чтобы определить истинные причины волнений в стране.

Человек имеет право обратиться за помощью, когда он попадает в безвыходное положение, для того чтобы избежать крови и насилия. Его Святейшество Далай-лама обратился к лидерам разных стран, в том числе и к Председателю Дэн Сяо-пину. Хорошо известна Его последовательная нацеленность на прямой диалог и мирное решение проблемы.

Мы еще раз призываем Китайское правительское, не откладывая, начать предложенные переговоры. Любая попытка под тем или иным предлогом отклонить их не принесет пользы. Его Святейшество сделал это предложение в июне прошлого года, предполагая начать переговоры в январе этого года. После 5 декабря 1988 года через посольство в Нью-Дели были сделаны письменные и устные предложения рассеять сомнения и ответить на все возражения Китайского правительства. Последнее обвинение в наш адрес в подрыве атмосферы доверия и намеренной отсрочке начала переговоров, по крайней мере, несправедливо.

По нашему опыту мы чувствуем, что Правительство КНР не может еще преодолеть свой авторитаризм и тактику запугивания. Если это будет продолжаться, появится необходимость в третьей стороне предполагаемых переговоров, чтобы быть уверенным, что больше не будет обвинений и запугиваний".

Даже после введения закона о военном положении в Тибете Далай-лама предложил послать нескольких представителей в Гонконг, чтобы провести подготовительные встречи с представителями китайского правительства. Для создания способствующей диалогу атмосферы, Далай-лама попросил заранее отменить военное положение. В ответе, полученном 17 мая 1989 г. через китайское посольство, Китайское правительство оправдывало введение закона о военном положении "борьбой с небольшим количеством преступников, виновных в убийствах, разбоях и бандитизме", и заявило о том, что просьба отменить этот закон равносильна поддержке этих "преступников". Далее в ответе говорится, что предложение Далай-ламы о превращении всего Тибета в зону мира никогда не будет принято; и ничего не было сказано о тибетском предложении по предварительным переговорам в Гонконге.

На свое предложение о переговорах Далай-лама ждал от китайского правительства ответа два года. Затем, в 1991 году, в своей речи 10 марта Далай-лама предупредил китайское правительство, что, если оно безотлагательно не ответит положительно на Его предложение, то Он будет считать себя свободным от всяких обязательств, принятых в Страсбургском обращении.

25 марта 1991 года через китайское посольство в Нью-Дели китайское правительство было проинформировано, что Далай-лама хочет помочь в поиске подлинного перерожденца покойного Панчен-ламы. Чтобы упростить это дело, китайскому правительству сообщили, что Далай-лама хочет послать делегацию высших лам и настоятелей монастырей к священному озеру Лхамой Лацо, близ Лхасы, чтобы воздать молитвы и наблюдать пророческие образы в озере, которые помогут найти подлинного перерожденца. Более чем через три месяца, китайское правительство ответило, что не видит нужды в привлечении посторонних сил для этого и что перерождение Панчен-ламы будет определено ответственными лицами монастыря Ташилунпо.

Вопреки всему этому негативному опыту, Далай-лама не прекратил своей миротворческой деятельности. В своей речи в октябре 1991 года в Йельском университете Он выступил с новой инициативой, предложив лично посетить Тибет вместе с высокопоставленными китайскими руководителями, чтобы на месте оценить действительное положение в Тибете.

Имея такие же намерения, в декабре 1991 года Далай-лама стремился встретиться в Индии с премьер-министром Китая Ли Пеном. Но и эти позитивные и конструктивные инициативы были отвергнуты.

В свете этих фактов Собрание народных депутатов Тибета 23 января 1992 года приняло резолюцию, согласно которой тибетское правительство в эмиграции не должно было более предпринимать новых шагов в поисках переговоров с Китаем до тех пор, пока не изменится позиция китайского руководства. В резолюции, тем не менее, отмечалось, что тибетское правительство не будет иметь препятствий для переговоров, если предложение о них будет исходить или непосредственно от китайского правительства, или через посредника.

В апреле 1992 года китайский посол в Дели позвонил г-ну Гьяло Тхондупу и сказал ему, что раньше позиция Китая была "консервативной", но что она могла бы быть более "гибкой", если бы тибетцы смогли бы быть "реалистичными". Затем он пригласил г-на Тхондупа посетить Китай. В июне 1992 г., с разрешения Далай-ламы и тибетского правительства в эмиграции, г-н Тхондуп отправился в Пекин.

После своего возвращения он доложил Далай-ламе и Кашагу о своих встречах с китайскими официальными лицами. Его доклад обсуждался на третьей сессии Собрания народных представителей Тибета. Но не произошло того, о чем говорил китайский посол г-ну Тхондупу: признаков гибкости в позиции китайского правительства не обнаружилось. На самом деле были сделаны очень серьезные обвинения в адрес Далай-ламы и тибетского правительства в эмиграции. Поэтому появилась необходимость послать в Китай делегацию во главе с г-ном Тхондупом, чтобы объяснить и разъяснить позицию правительства в эмиграции по вопросам, поставленным китайским правительством. Делегация также должна была доставить личное письмо и подробную ноту Далай-ламы Дэн Сяо-пину и Цзян Цзе-мину. Была назначена делегация из трех человек, она встретилась 17 сентября 1992 года с Чен Жуй-шеном, китайским послом в Нью-Дели, чтобы обсудить подготовку к переговорам.

Далай-лама и тибетское правительство твердо верят в то, что существует единственный способ начать переговоры по мирному решению проблемы Тибета, - это переговоры без предварительных условий с обеих сторон. Обнадеживает то, что многие правительства поддерживают эту позицию.
Просмотров: 4276  |  Тэги: Лхаса

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Апрель 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2021
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru