Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Видео. Далай-лама о будущем Тибета

14 января 2018 | Версия для печати
| Еще






Обращение Его Святейшества Далай-ламы к участникам форума "Пять-пятьдесят: формирование политического будущего Тибета", организованного департаментом информации и международных отношений Центральной тибетской администрации (Дхарамсала, Индия). 7 октября 2017 г.

Перевод: Ольга Селезнева
под редакцией Натальи Иноземцевой
Озвучивание: Игорь Янчеглов
savetibet.ru

Расшифровка видео:


Я хотел бы сказать несколько слов о Тибете и унаследованной нами тибетской буддийской традиции. Тибет называют Страной снегов, о которой пророчествовал сам Будда. Кроме того, Тибет славится богатейшей историей. В древние времена в Азии существовало три великих империи — китайская, тибетская и монгольская. Тибет был мощной, независимой державой, которая с течением времени распалась на части. Если обратиться к истории, то совершенно очевидно, что нашим лидерам, политическим и религиозным, порой не хватало дальновидности, и Тибету пришлось платить за это сполна. Однако Тибету как государству удалось сохранить свою целостность благодаря общему языку, тибетскому языку и общей письменности. На тибетском языке до наших дней дошли коллекции Кангьюра и Тенгьюра, собрание буддийской литературы.

Общая система письменности, язык, на который переведены собрания Кангьюра и Тенгьюра. Их изучают не только по всему Тибету, но также в Ладаке, Моне и многих других регионах, и наша общая система письменности стала, я думаю, ключевым фактором, благодаря которому тибетский народ остается единым.

Итак, тибетцы остаются единым народом. Сегодня Тибет переживает трудные времена, но благодаря решимости и воле тибетцев, а мы единый народ уже на протяжении более тысячи лет, я уверен, что мы преодолеем эти трудности.

Я думаю, чтобы сэкономить время, а также, чтобы общение было непосредственным, я, наверное, воспользуюсь своим ломаным английским языком. Не судите меня строго, английский Далай-ламы оставляет желать лучшего.

В последние 60 лет ситуация в Тибете крайне тяжелая, хуже всего было во времена культурной революции. Китайцы систематически пытаются искоренить тибетские традиции и не чуждаются при этом никаких средств, нередко прибегая к грубой силе, убийствам, арестам, пыткам, а также промыванию мозгов в учебных заведениях, а в некоторых случаях к деньгам, посулам экономического благополучия. Но к каким бы методам ни прибегали Китайцы, в последние 60 лет тибетский дух остается непреклонным. Если бы тибетцы в Тибете не проявляли такой твердости духа, то китайскому правительству можно было бы не беспокоиться по поводу Тибета. Почти 60 лет назад, когда в 1959-м году мы ушли в изгнание, я думаю, многие приверженцы жесткой линии в руководстве Китая верили, что, подавив восстание в Тибете в 59-м году, они избавились от тибетского вопроса и его можно считать закрытым. Я думаю, в то время ни один из китайских лидеров не предполагал, что спустя более 50-ти лет тибетский вопрос будет стоять так же остро. Но дух тибетцев, особенно внутри Тибета, остается необыкновенно сильным. Такова реальность. Что касается тибетского вопроса, все тибетцы, живут ли они он в Тибете, в Индии, в Америке, в Австралии или Европе, где бы они ни были, не должны забывать, что в наших жилах течет тибетская кровь. С рождения и до самой смерти наш нравственный долг искать возможности и не жалеть сил для решения этого вопроса.

В то же время на встречах с друзьями и сторонниками Тибета я часто повторяю: «Вы не столько защитники Тибета, сколько борцы за справедливость. Наша проблема – это проблема справедливости. Более того, существует множество людей, множество сообществ, которые борются за свободу, но нередко насильственными методами. Однако в нашем случае, какие бы испытания ни выпадали на нашу долю, мы твердо придерживаемся принципа ненасилия. Неправильно считать, что мы получим победу, добившись поражения другой стороны. Нужно всегда стремиться к взаимовыгодному решению, отвечающему интересам обеих сторон.

Я сам большой поклонник духа Европейского Союза. Его страны-участницы преодолели разногласия и поставили на первое место общие интересы. Так появился Европейский Союз. Главная причина, по которой я восхищаюсь Европейским Союзом, в том, что не будь его, в последние несколько десятилетий, я думаю, Европа могла бы стать ареной множества кровопролитных конфликтов между разными странами. Но поскольку был создан Европейский Союз, он по меньшей мере гарантировал неприменение насилия друг к другу его участниками.

Великобритания решила покинуть Евросоюз. Не знаю, какие у них были причины. Быть может, поддались эмоциям, порой эмоции нас так одолевают, что заглушают доводы разума. И тогда люди принимают много неверных решений. Я считаю, что мы, тибетцы, тоже должны действовать, опираясь не на эмоции, а на доводы разума. Поэтому, я думаю, Великобритания... есть здесь англичане? Да, вон там… мой стародавний друг (смеется). Извините, английский образ мысли, вероятно, и можно считать исключением, но я убежден, что дух Европейского Союза поистине прекрасен. Я также верю и часто говорю об этом: рано или поздно Россия тоже должна стать частью Европейского Союза, а потом подобные союзы должны появиться и в Африке, Латинской Америке. А затем должен появиться Азиатский союз, в который войдут Китай, Индия, Япония и другие страны. И таким образом, шаг за шагом произойдет разоружение во всем мире. Это просто моя мечта, моя надежда. Я думаю, мы, тибетцы, в силах внести хотя бы небольшой вклад и послужить интересам не только шести миллионам тибетцев. Во-первых, мы можем показать другим, что несмотря на все трудности, на все страдания, мы продолжаем сохранять взаимоуважение и признаем, что китайцы – великий народ. Я думаю, что именно так мы в конце концов придем к взаимовыгодному решению. Я убежден, что это возможно. В то же самое время очень важно напоминать сторонникам жесткой линии в руководстве Китая, что применяемые ныне меры никогда не решат тибетской проблемы. Пока китайские лидеры не начнут смотреть на происходящее более трезво, они никогда не решат этой задачи.

В свете этого, конференции, подобные нынешней, а также встречи с друзьями Тибета из других стран, очень важны. Я всегда говорю на таких встречах, что в нынешней ситуации даже приверженцы жесткой линии в руководстве Китая оказываются в затруднительном положении, потому что не понимают, как справиться с тибетской проблемой. К настоящему времени они уже более-менее уже осознали, что текущая политика не приносит желаемых плодов. В такие периоды поддержка Тибета со стороны международного сообщества может принести колоссальную пользу. Поэтому нынешняя конференция, которую вы организовали, очень нужна, спасибо вам огромное.

Что касается моих личных обязательств, я хотел бы сказать, что с 2001 года политические дела тибетского сообщества в эмиграции главным образом находятся в руках выборного политического руководства. Профессор Самдонг Ринпоче был одним из них, у него всегда такое серьезное выражение лица, не то что у меня. И затем в 2011 году я полностью удалился от политических дел. Вся политическая власть сегодня сосредоточена в руках выборных руководителей, молодых, энергичных, получивших современное образование. Поначалу некоторые тибетцы с опаской это воспринимали, но с годами дело пошло на лад. Я не просто сам вышел в отставку как политический руководитель, но я также положил конец почти четырехсотлетней традиции, начатой Пятым Далай-ламой, по которой Далай-ламы становились во главе как духовной, так и светской власти Тибета. Я прекратил эту традицию официально, с гордостью и по доброй воле. И теперь, даже если после моего ухода институт Далай-лам продолжит свое существование, будущие Далай-ламы не будут обладать никакой значимой политической властью. Но китайцы не хотят этого понять, они всерьез озабочены проблемой следующего, Пятнадцатого Далай-ламы, их этот вопрос весьма беспокоит, гораздо больше, чем меня самого. Меня это мало волнует, но китайцы, похоже, тревожатся не на шутку.

Как бы то ни было, мне кажется, что в прошлом некоторые религиозные институты, и не только в Тибете, но и во многих других странах мира, обладали особой властью, руководили обществом или были близки к власти – таким было феодальное общество. Поэтому во время Французской революции погибла королевская семья, во время большевистской революции в России свергли и убили царя и его семью. Почему так произошло? Некоторые люди считают, что революции были направлены против религии, но я в это не верю. Что такое религия? Религия – это любовь, сострадание, вот что такое религия. Кто пойдет против этих идей? Даже животные благодарны, когда к ним проявляют любовь и сострадание. А в ходе большевистской революции в России и французской революций люди поднялись против религиозных институтов, которые были тесно переплетены с феодальной системой.

И в нашем случае тоже, институт Далай-лам, стоящих во главе и светской, и духовной власти, – это пережиток прошлого. С самого детства я искренне восхищался демократической системой. Я видел, что у нашего собственного государственного устройства немало недостатков. Поэтому, как только я принял на себя политическую ответственность, в первые же несколько лет я учредил комитет по реформам и попытался начать изменения. Мы не добились успеха, поскольку у китайцев был собственный план реформирования Тибета. Реформы, инициированные тибетским народом, естественным образом отвечали бы требованиям реальности. Однако, по-видимому, тибетская реформа не совпадала с тем, к чему стремились китайцы.

В 1959 году мы оказались в изгнании, в свободной стране и начали процесс демократизации; его итогом, как я уже упоминал, стало выборное демократическое руководство. И сегодня, поскольку я полностью сложил с себя все политические полномочия, как буддийский монах я все свои скромные силы направляю на труд ради блага других. Буддисты молятся о всех живых существах, но если вы действительно искренни в своих молитвах и действительно хотите блага для всех живых существ, то не должны сидеть сложа руки. Мы не можем ничем помочь жителям других галактик – только тем, кто живет в одном мире с нами. И даже на нашей планете живут бесчисленные живые существа – насекомые, птицы, животные, рыбы – для них мы ничего не можем сделать, только молиться. Когда мы наблюдаем их боль и страдания, порой со слезами на глазах, мы можем только молиться, больше ничего для них сделать мы не в силах. Но если мы искренне, на самом деле радеем о благе всех живых существ, то поймем, что в реальности, с практической точки зрения, мы в состоянии помочь только семи миллиардам людей, живущих на нашей планете. У нас у всех одинаковый мозг, и, хотя мы говорим на разных языках, мы в состоянии друг с другом общаться. Поэтому я решил посвятить остаток своей жизни тому, чтобы постараться сделать человечество счастливее.
В современном мире люди повсюду ведут очень материалистичный образ жизни, мы построили весьма материалистическую культуру. Мы не можем винить в этом только самих людей, ведь этому их научила система образования, которая вращается исключительно вокруг материальных ценностей. Нас учат стремиться к материальным благам, но материальные ценности удовлетворяют только органы чувств: зрение, слух, обоняние, прикосновение, в том числе и секс – все это приносит органам чувств некоторое временное удовольствие, но оно весьма недолговечно.

В то же время переживания на уровне ума дают нам внутреннюю силу, покой ума, автоматически снижают страх, эти внутренние ценности, внутренние переживания не полагаются на восприятие органами чувств. Когда мы с западными учеными ведем обсуждения об устройстве ума, они, как правило, говоря об уме, сознании, подразумевают только сознание, связанное с органами чувств, но не ментальное сознание.

Я сам ученик древней индийской традиции монастыря-университета Наланда, и эта традиция, кроме буддийских учений, содержит богатейшие знания о человеческом сознании, человеческом уме, а также методы обуздания разрушительных эмоций. Мы черпаем эти знания из буддийской литературы, но их не стоит считать религиозной практикой, их нужно изучать академически. И сегодня я часто повторяю, что точно так же, как в школах учат правилам физической гигиены, нам необходимо обучение гигиене эмоций. Ведь на самом деле настоящие проблемы создает не физическая болезнь, а наш образ мыслей. Кризис, с которым мы сталкиваемся сегодня повсеместно, мы сотворили своими собственными руками. Почему? Слишком много эмоций, отрицательных эмоций. Нам не хватает уважения к правам и интересам других. Мы видим лишь свою собственную правоту. И убиваем не задумываясь.

Таким образом, чтобы построить более счастливый и мирный мир, нам нужны знания об устройстве человеческих эмоций; это поможет обрести внутренний мир и покой. В этом отношении знания традиции Наланды, по моему мнению, необыкновенно актуальны и по сей день. Поэтому я посвятил свою жизнь продвижению идеи о единстве всех семи миллиардов людей.

Посмотрите на происходящее вокруг нас. Природа учит нас действовать сообща, как единое сообщество людей. Глобальному потеплению нет дела до государственных границ или религиозных различий. Глобальная экономика тоже не признает границ. Такова реальность. В нынешних обстоятельствах нам следует взращивать идею о единстве всех семи миллиардов людей. Несмотря на незначительные разногласия, по сути, мы все одинаковые люди, братья и сестры. Мы обязаны научиться жить дружно. Вот такое обязательство я принял на себя. Сколько мне еще осталось жить, не знаю, быть может, лет десять, пятнадцать. Но как бы там ни было, все оставшееся мне время я буду без устали напоминать людям о внутренних ценностях без опоры на ту или иную религию. Как только мы затрагиваем религию, сразу появляются разногласия.

Второе главное обязательство моей жизни – продвижение межрелигиозной гармонии. Я часто повторяю, что Индия – живое свидетельство тому, что это возможно. Несмотря на то, что в этой стране живет больше миллиарда людей, и зачастую возникают проблемы, здесь процветает удивительная межрелигиозная гармония. Конечно, то там, то здесь случаются трения, это вполне понятно. Все индийцы, а их больше миллиарда, конечно не бодхисаттвы, а обычные люде. Поэтому среди них есть и преступники, и обманщики, так и появляются время от времени проблемы, но это понятно. Однако в общем и целом в этой стране, кроме местных религиозных традиций… '

...прервалось что-то?

…это благословение богов (смеется)…

Итак… кроме местных религий, в Индии прижились все основные религиозные традиции мира – зороастризм, иудаизм, христианство, ислам. В духе этой межрелигиозной гармонии гуру Нанак, основатель сикхизма, который сам был родом из индуисткой семьи, специально совершил паломничество в Мекку. Сикхизм впитал в себя тысячелетние индийские традиции межрелигиозной гармонии и взаимоуважения между религиями. Поскольку в этой большой, сложно устроенной стране все вероисповедания уживаются в ладу и согласии, почему бы и жителям всех остальных стран не последовать примеру индийцев, задействовав в полной мере свои интеллектуальные способности. Ведь если посмотреть на вещи шире, в межрелигиозной гармонии нет ничего невозможного. Таким образом, второе главное обязательство моей жизни – продвижение этой идеи.

Теперь, что касается Тибета. Политические вопросы решают политики, выборное демократическое руководство, у которого в руках вся полнота власти. Я же направляю свои усилия, во-первых, на защиту окружающей среды Тибета. Много-много лет назад, когда я еще жил в Тибете, я и представления не имел о важности экологии. Только оказавшись в Индии, после бесед с экологами, учеными, я осознал, насколько серьезеный этот вопрос. Эта планета – наш единственный дом. Если мы задумываемся о будущих поколениях, будущих столетиях экологические проблемы современного мира приобретают необыкновенную важность. Поэтому, мы, люди, живущие на Земле, естественным образом несем ответственность за состояние окружающей среды.

Когда великая страна, США... есть здесь граждане США? Великая страна, я всегда называю США ведущей державой свободного мира, но ваш нынешний президент не слишком печется об экологии и решил выйти из Парижского соглашения. У меня по этому поводу есть некоторые сомнения. Но в любом случае, его избрали американцы, поэтому я должен проявлять уважение. Итак, это первая часть моего обязательства по отношению к Тибету.

Во-вторых, я делаю все возможное для сохранения тибетской культуры, в том числе тибетского языка. Сегодня я прекрасно вижу, что тибетский язык, тибетская письменность – это наилучший посредник для изложения знаний традиции Наланда, с ее богатейшими объяснениями по логике и психологии. Последние несколько десятилетий мы ведем серьезный диалог с современными учеными, в том числе с психологами, логиками, философами, и я понял, как бесценны знания монастыря-университета Наланда, которые мы бережно хранили более тысячи лет. Шантаракшита, великий философ, великий логик, и это не только исторические свидетельства, мы можем изучать, и мы на самом деле изучаем его труды. Благодаря им мы и знаем, каким выдающимся философом, мыслителем и логиком он был. Как ученик традиции Наланда, последователь Шантаракшиты и Камалашилы, я сегодня прекрасно понимаю, как эти знания важны и своевременны, ведь они учат нас обуздывать свои эмоции. Люди нередко ищут забвения и расслабления в наркотиках и алкоголе, но это неверный путь. Вы получаете передышку на несколько мгновений, но проблемы как были, так и остались.

Понять, как справиться с трудностями, можно лишь сохраняя покой ума и обладая всей полнотой знаний о сложившейся ситуации. Мы никогда не увидим реальности, если будем смотреть лишь с одной стороны, под одним углом. Чтобы увидеть реальное положение дел, нужно смотреть с самых разных сторон, с трех, четырех, шести сторон. Но мы в состоянии провести подобное исследование только, если наш ум спокоен. Возбужденный ум не способен исследовать реальность. Когда в уме чересчур много гнева или желаний, мы слепы. Поэтому древние индийские знания об устройстве ума и эмоций, методы их укрощения, наставления о том, как обрести внутренний покой и мир, хотя раньше и были частью религиозной практики, сегодня должны изучаться как академическая дисциплина.

В этом отношении тибетский язык может сослужить колоссальную службу. На китайском языке невозможно передать все тонкости буддийской философии, современный хинди тоже безнадежен в этом отношении. Эти знания пришли из буддийской литературы, собраний Кангьюра и Тенгьюра, изначально записанных, наверное, на непальском языке, но современный непальский тут абсолютно бесполезен. Только тибетский язык. Таким образом, чтобы сохранить эти знания, тибетский язык крайне важен. Поэтому сохранение тибетского языка важно не только для шести миллионов тибетцев, но и для всего буддийского мира, и более того, это в интересах всех семи миллиардов людей. Я глубоко убежден, что благодаря нашим знаниям тибетцы могут принести пользу всему человечеству, помогая людям обрести внутренний мир не с опорой на молитвы, а благодаря тренировкам ума, которые помогают избавиться от гнева, крайнего эгоизма, чрезмерного сосредоточения на себе, узколобости – вот здесь очень пригодится тибетское наследие. Я уже упоминал, что более 30 лет веду плодотворный диалог с современными учеными, и многие из них начали питать самый живой интерес к нашим знаниям, к нашим методам обуздания разрушительных эмоций. Я на самом деле верю, что эти знания и наш язык необходимо сохранять. Таково мое обязательство по отношению к Тибету.

В политическом отношении, как я упоминал раньше, более тысячи лет назад, в 9-м веке (в 7-м, 8-м и начале 9-го столетий Тибет был единым), Тибет распался на части, и с тех пор тибетцы остаются единым народом только благодаря буддийской традиции. Что касается будущего, то пока жив тибетский дух, рано или поздно мы придем к взаимопониманию и урегулированию. Но тибетский вопрос никогда не решить, если придерживаться деления на своих и чужих и прибегать к насилию и убийствам. Это тупиковый путь. Посмотрите на другие регионы мира. Применение грубой силы, насилия, ненависть, гнев никогда не решают проблему. Даже если Соединенные Штаты, сильнейшая держава в военном отношении, полагаясь на свою боевую мощь, стараются урегулировать конфликт в мире, они не добиваются успеха, это очевидно. Даже когда сильнейшая страна мира прибегает к грубой силе, она не добивается своей цели. Таким образом, для решения любой проблемы на нашей планете, в том числе и проблемы Тибета, мы должны опираться на уважение к другим и учитывать интересы обеих сторон. Вот так я считаю.
Просмотров: 870  |  Тэги: Тибет, Далай-лама

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100