Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Глава 2. Древность и средние века

10 марта 2010 | Версия для печати
| Еще
Подобно многим другим народам, тибетцы возводили династии своих правителей к божествам. С Небом был связан древний клан Ча (Птицы).[1] Его резиденция — замок Юмбулаганг — был построен в долине Ярлунг, там, где сливаются реки Ярлунг и Дарпо. Это место находится к юго-востоку от Лхасы. По преданиям, здесь и появился предок тибетцев от брака бодхисаттвы и демоницы.

После того, как линия Ча прервалась, к власти в Ярлунге пришел царь Ньяти Ценпо, которого считали сыном Лха, спустившимся на землю, чтобы править людьми. Он основал Ярлунгскую царскую династию (китайские авторы называют ее Тубо — тибетская). Предполагают, что он был связан с кланом Ча: земной предок династии — Чати происходил из земли Часа, места жительства клана Ча. По преданию, Ньяти Ценпо по лестнице спустился с неба. Он сильно отличался от обычных людей: его веки закрывались, как у птицы, брови были из бирюзы, усы, как у тигра, зубы, как белые раковины, между пальцами рук и ног перепонки, как у водоплавающих птиц. Согласно же другой традиции, возникшей во времена буддизма в Тибете, древние цари этой страны вели свою родословную от людей, живших на территории современного индийского штата Бихар.[2]


Замок Юмбулаганг.
1 – в 1938–1939 гг. (Bundesarchiv, Bild 135-KB-06-088/Foto: Ernst Krause/License CC-BY-SA 3.0);
2 – после разрушения в Культурную революцию (DIIR Archive, Central Tibetan Administration);
3 – в 2005 г. (photo by Kyra/Creative Commons License).


Считали, что царь обладает особой харизматической силой Чаб-си, которую охраняли служители религии бон. [3] Когда царь сидел на троне, справа от него находился служитель бона, слева — министр. Оба они участвовали в управлении государством. Главной задачей царя на земле было избавить людей от смут и внешних врагов. Считалось, что божественное происхождение позволяет ему подчинить силы земли и мир мертвых, чтобы защитить от них живых. Отсюда титул тибетского царя — «тулку лха-цэнпо», то есть «воплощенное божество-царь». Есть сведения, что вначале власть переходила к младшему сыну, а затем — к старшему, причем царь должен был умереть, когда его старший сын достигнет зрелости. То же должно произойти и в случае его болезни. Первые цари умирали очень рано. По преданиям, тело умершего правителя помещали в медный сосуд и бросали в реку, где оно должно было попасть во власть божества Лу и вернуться к своим истокам. Позже этот обряд заменили сложным ритуалом мумификации и последующего погребения (на третий год после смерти). В древности у тибетцев, как и у многих других народов, вместе с царями убивали и хоронили их лошадей и людей — сначала ближайших сановников, потом гвардейцев и рабов. Затем человеческие жертвоприношения прекратились. Рабы и гвардейцы оставались жить при могиле, охраняли ее и содержали в порядке. Но им запрещалось контактировать с остальными людьми. Их называли «живыми мертвыми».

Ярлунгская династия правила с 95 г. до н.э. по 846 г. н.э. юго-востоком тибетского нагорья — областями Ярлунг, Ньянгпо, Конгпо и Пово. В ней насчитывают 42 царя.[4] Их биографии включают ряд сведений о сверхъестественном (связь с Небом, сверхъестественные рождения и т.д.). Некоторые из этих сведений перекликаются с эпизодами биографий средневековых монгольских ханов и князей — вероятно, вследствие не только заимствований, но и сходства менталитета народов, позже сформировавших тибето-монгольскую цивилизацию. В Европе первое упоминание о государстве Ярлунгской династии есть в «Географии» Клавдия Птолемея (около 87–165). Страна обозначена как «Батаи» (от тиб. bod).

Ранняя история Ярлунгской династии известна в большой мере по древним тибетским преданиям и содержит много легендарного. До сих пор в научной среде обсуждается вопрос о том, кто из этих царей был реальным, а кто — легендарным. Но ясно, что Ярлунгская династия, вероятно уходящая корнями в бронзовый и железный века, сыграла решающую роль в формировании тибетского народа. По тибетским преданиям, Ньяти Ценпо и следующие шесть царей при смерти вернулись на небо по «небесному канату», поэтому их могилы неизвестны.[5] Могила восьмого царя находится в Конгпо в У-Цанге. По преданию, он случайно перерезал «небесный канат» и не смог подняться на небо. Этого царя звали Дигум Ценпо. Монгольский летописец Саган-Сэцэн возводил к Ярлунгской династии линию великих ханов Монголии. Он писал, что младший сын царя Джати Ценпо, после убийства его отца министром, бежал в землю народа беде, жившего недалеко от Байкала и горы Бурхан-Халдун.

Во времена Ярлунгской династии развилась высокоразвитая цивилизация, основой которой были земледелие и скотоводство.[6] Население было разделено на две основные группы: земледельцев и жителей городов (тонде) и скотоводов-кочевников и полукочевников (догде). Территория государства расширялась. Цари Тагри Ньенсиг и Намри Сонцэн (570–620) вели борьбу за объединение тибетцев в едином государстве. Последний, по преданию, имел стотысячную армию, которая доходила на север до владений тюрок и на юг в Центральную Индию. Во времена его правления были восстания. Намри Сонцэн перенес столицу из долины Ярлунг в долину Кийчу, в поселение, называвшееся Раса (Огороженная земля). При последующих правителях здесь, на горе Марпори, был построен царский замок, а поселение переименовано в Лхаса (Земля богов).


Сонцэн Гампо (Chandra, 1999).
В VII в. н.э. Тибетское государство вышло на мировую арену, ненадолго став одной из главных сил, действовавших в Центральной Азии. В 613 г. (или 617 г.) родился великий царь Сонцэн Гампо, сын Намри Сонцэна. Он родился незадолго до образования китайского государства Тан, которое создал в 618 г. император Ли Юань (девиз правления — У-дэ).[7] К этому времени Тибетское государство на север простиралось до хребта Тангла, на юг — до Гималаев, на запад — до горы Кайлас, на восток — до р. Дричу (верховья Янцзы).[8] Сонцэн Гампо поставил целью укрепление государственности. При нем была разработана система землевладения и землепользования, во всех частях страны созданы фонды государственных земель, страна поделена на шесть провинций, во главе которых поставлены кхонпоны (генерал-губернаторы), проведено межевание земли, разработано новое законодательство, создана новая армия и т.д. (см. главу 6).

В царствование Сонцэна Гампо в Тибете ввели письменность. Вообще, по заключению Ю.Н. Рериха, в Тибете было пять попыток ввести письмо.[9] Но общепринятой стала система, разработанная Тонми Самбхотой. В 632 г. Сонцэн Гампо послал его в Кашмир. Будущий тибетский министр учился там письму и грамматике у индийских пандит (ученых). По возвращении в Тибет, он переработал пятьдесят индийских букв в тридцать тибетских согласных и четыре гласных. В основу алфавита были положены индийские письменности брахми и гупта,[10] в основу системы падежей — система падежей санскрита.[11] В системе грамматики, ранее использовавшейся в Тибете, которая возникла из системы страны Шангшунг, было много неудобных в использовании частиц и частей предложения. Тонми сильно сократил их число, сделав грамматику намного удобнее. Разработанный им письменный язык стал единым для всех тибетцев независимо от племенных различий разговорного языка.

Сонцэн Гампо сочетал внутреннее укрепление государства с активной внешней политикой, направленной на интеграцию тибетских и тибето-бирманских племен — то есть на то, чтобы объединить их в естественных национальных границах. Военной силой были приведены к покорности докпа (предки современных голоков) в долине р. Мачу и южнее; панака у оз. Кукунор (область Амдо) и на востоке Цайдама; хорпа к северу от хребта Тангла.[12] В первой половине VII в. началась интеграция цянов, сумпа, аша и других племен тибетского северо-востока.

В 634 г. тибетцы впервые атаковали дансянов[13] (предков тангутов), находившихся в зависимости от Тугухунь — государства племен сяньби, вероятных предков монголов.[14] Это государство занимало часть территорий современных китайских провинций Ганьсу, Цинхай, Сычуань и Синьцзян-Уйгурского автономного района. За семь лет до этого в Тугухунь приехали послы недавно образовавшегося китайского государства Тан (618 г.) для того, чтобы обезопасить танские пограничные области от нападений. Но тугухуньский хан не доверял китайцам. Он предложил заключить договор «хэ цинь» — «о мире и родстве»: прислать его сыну в жены танскую принцессу. В год нападения на дансянов тибетцы тоже прислали посольство в государство Тан. В ответ в Лхасу прибыло китайское посольство во главе с Фэн Дэцзя. Тибетцы, зная об отношениях Тугухунь и Тан, тоже просили для своего монарха танскую принцессу. Но китайцы воевали с сяньби и тюрками, а не с тибетцами, поэтому предмет для заключения мирного договора отсутствовал. Так что принцессы были отправлены в Тугухунь и к тюркам, а не в Тибет. По сведениям летописи «Красные анналы», тибетский царь в ответ пообещал прислать армию, взять принцессу силой, а Танское государство захватить. 12 сентября 638 г. тибетские войска вторглись в населенный дансянами округ Суйчжоу (современная провинция Сычуань), а в Чанъань — столицу государства Тан прибыл тибетский посол и пригрозил напасть на китайские земли.

Теперь повод для договора появился. В декабре 640 г. тибетский сановник Тонцэн Юлсун привез в Чанъань 5 тыс. ланов серебра и несколько сотен золотых вещей. В марте следующего года он отбыл в Лхасу, сопровождая китайскую принцессу Вэньчэн. Путь в Лхасу занял несколько лет, и Вэньчэн стала женой Сонцэн Гампо лишь в 646 г. В течение примерно пяти лет царь не правил: эти годы правил Гунсон Гунцай, сын Сонцэна Гампо от его тибетской жены Монса Тичам (других сыновей у него не было). По обычаю, он взошел на трон, достигнув 13 лет. Но в 18 лет он умер, и Сонцэн Гампо вновь был обязан царствовать. Предполагают, что Сонцэн Гампо временно потерял власть в борьбе со своим влиятельным советником, но сумел одолеть его.

Вэньчэн привезла с собой статую Будды — Чжово Шакьямуни, более 10 тыс. тюков вышитой парчи, много ящиков с китайскими классическими книгами, книгами по разным технологиям, с различной утварью, помогла буддийским монахам Юйтяня (Хотан) и других мест приехать в Тибет для строительства буддийских монастырей и перевода канона.[15] Но первой женой царя была непальская принцесса Бхрикути. Она привезла с собой изображения Майтреи, Тары и статую Будды в возрасте восьми лет.[16]

Сонцэн Гампо поздравил танского императора Ли Шиминя (девиз правления — Чжэнь-гуань) с победой на востоке Ляонина. Следуя этикету своего времени, он отмечал, что император завоевал все стороны Поднебесной, и выражал желание совместно с другими подавлять бунты, поднятые против него. Это послание говорит о союзнических отношениях обоих монархов. Но некоторые историки делают из него странный вывод: «Эти факты говорят о том, что Сонцэн Гампо считал Тибет под управлением местной администрации династии Тан».[17]

Женитьба тибетского царя на китайской и непальской принцессах была важным политическим актом. Но самым главным, несомненно, был духовный вклад обеих принцесс — в развитие буддизма в Тибете. Кроме того, это значительно укрепило связи Тибета с обеими странами. Из этого не следует, что Тибет стал подчиняться Китаю или Непалу. Зато благодаря Китаю тибетцы познакомились с бумагой и тушью — возможно, с мельничным жерновом и некоторыми другими ремеслами; перенимали отдельные черты китайской административной системы. Правда, неверно увязывать с этим начало тибетского земледелия, как это делают китайские авторы.[18]

В те же годы тибетцы завоевали часть верхней Бирмы, а в 640 г. — Непал, где оставались несколько лет.[19] В Непале установили колонну, на которой выбили надпись о дани, причитавшейся тибетскому царю. Тибетские пришельцы, осевшие в Непале, дали начало непальским племенам цанг, лама, шерпа и таманг. В 643 г. вассалом царя Тибета стал царь Шангшунга. В 645 г. китайский император отправил посольство в одно из государств Северной Индии ко двору царя Харши. Ко времени прибытия посольства царь умер, а престол занял его министр Арджуна, нетерпимо относившийся к буддизму. По его приказу были убиты прибывшие китайцы. Спасся лишь глава миссии с несколькими людьми. Он бежал в Непал и попросил помощи у Сонцэна Гампо. Тот отправил в Индию войско из непальцев и тибетцев. Китайский император был так благодарен Сонцэну Гампо, что завещал у своей могилы поставить статую тибетского царя. Это была честь, но с подвохом: обычно у могилы императора ставили статуи его сановников и министров.

В 649 г. Сонцэн Гампо умер от инфекционной болезни, вызывавшей жар.[20] По преданию, он растворился в маленькой деревянной статуе Будды, привезенной из Непала и помещенной в статую бодхисаттвы Авалокитешвары, установленной в Джокханге — главном буддийском храме Тибета в Лхасе.

После смерти Сонцэна Гампо престол перешел к его внуку Мансонг Мангцэну. Но фактическая власть принадлежала Тонцэну Юлсуну — представителю древнего клана Гар. Эту власть клан удерживал до 698 г. Вскоре после смерти Сонцэна Гампо в 655 г. Тонцэн Юлсун заявил о претензиях на государство Тугухунь как на древние пограничные земли Тибета. Тугухуни стали просить о помощи танского императора, но он им отказал.[21] Тугухуньский сановник Тохэгуй, родственник правящей династии, бежал к тибетцам и рассказал им об этом. В 663 г. тибетцы захватили Тугухунь, разгромив армию этой страны. В 667–670 гг. тибетцы стали уничтожать цзими — вассальные, но не входившие в состав империи Тан округа и уезды. Они были созданы китайцами на землях цянов, попавших от них в зависимость. В 670 г. тибетцы в союзе с тюрками вторглись в долину р. Тарим. В ответ в августе 670 г. стотысячная китайская армия под командованием Сюэ Жэньгуя вторглась в район оз. Кукунор. Тибетская армия под командованием Тидин Гара разгромила китайцев у р. Бухайн-гол.

Одновременно тибетцы развивали наступление на западе. В 656 г. они захватили Вахан и поставили под свой контроль Болор, к 670 г. отбили у китайцев Хотан и Кашгар, а к концу 670-х гг. подчинили себе почти весь бассейн Тарима и горы к юго-западу от него. Китайцы лишились своих форпостов в Восточном Туркестане. Это принудило их отказаться от вмешательства в корейские дела и перенести внимание на Тибет. Но летом 678 г. тибетцы разбили китайскую армию в Кукуноре. После этого война между Тибетом и государством Тан временно прекратилась в связи со смертью правителей обеих стран и последующими внутренними пертурбациями.

В 687 г. тибетцы атаковали г. Куча (в современном Синьцзяне). Китайцы выслали на помощь своим вассалам армию, которую тибетцы разгромили летом 689 г. В 692 г. выступила новая танская армия во главе с Ван Сяоцзе. Вскоре тибетцы оставили Кашгарию. Неизвестно, было это вызвано победой китайцев или тем, что тибетский царь Дуйсонг Мангдже велел вывести войска.[22] Последние могли быть нужны ему для борьбы с кланом Гар, который держал власть благодаря внешним победам. Теперь царь поставил Гарам в вину поражение в войне. В последующие два года тибетцы потерпели новые поражения от китайцев на северо-восточной и западной границах, где союзниками китайцев были тюрки.

Однако в 695 г. тибетцы нанесли китайцам серьезный удар в направлении Ланьчжоу и предложили мир, угрожая в противном случае перерезать им связь с Западным краем. Зная о внутриполитической борьбе в Тибете, китайцы стали затягивать переговоры, надеясь на падение клана Гар, столь успешно воевавшего с ними. Действительно, в 698 г. Дуйсонг Мангдже напал на Гаров, захватил около 2 тыс. чел. их клана и казнил. Тидин Цэндо Гар пытался сопротивляться, но был разгромлен и покончил с собой, а его брат и сыновья бежали к китайцам. Однако восстановление реальной власти царя не привело к изменению внешней политики Тибета. В 700 и 701 гг. тибетцы возобновили боевые действия у Ланьчжоу и на северо-востоке. В последующие несколько лет военные действия перемежались переговорами. В 703 г. начались восстания против тибетцев в Непале и Индии. При их подавлении в 704 г. погиб Дуйсонг Мангдже, а вскоре умерла танская императрица У-хоу, довольно долго правившая Китаем.

Новые переговоры в 706 г. завершились проектом «клятвенного союза годов под девизом царствования Шэнь-лун», по которому разграничивались два государства — Тибетское царство и империя Тан. В 707 г. китайцы согласились на то, чтобы это был договор «хэ цинь» («о мире и родстве»), и в 710 г. в Тибет была отправлена принцесса Цзиньчэн. [23] Танский император лично сопровождал ее часть пути. В приданое монарху Тибета были даны земли Хэси-цзюцюй к востоку от оз. Кукунор и по обоим берегам в верхнем течении Хуанхэ. В 713 г. Цзиньчэн стала женой царя Тидэ Цугтэна (по прозвищу Меагцом — Седовласый).

В 714 г. тибетцы предприняли наступление на Линьтао — Ланьчжоу, в 716 и 717 гг. — на границы Тан в современных провинциях Сычуань и Ганьсу. На западе они действовали в союзе с арабским полководцем Кутейбой ибн-Муслимом. Насаждая ислам в Средней Азии, воины Кутейбы варварски уничтожали «языческие» культуры. Но тибетцы не понимали опасности экспансии арабского халифата. Арабы рассматривались ими лишь как один из слабых народов, который может быть союзником или противником. Впрочем, поддержка тибетцев не имела большого значения: в 715 г. танские войска, укомплектованные западными тюрками, разбили арабов в Фергане. Позже, в 736–737 гг. тибетцы вместе с тюрками (Тюргешским каганатом) воевали со своими бывшими союзниками — арабами, которые стремились захватить Ташкент и Фергану. Теперь уже арабы пытались наладить контакты с китайцами, однако договор заключить не смогли.
Одновременно с боевыми действиями Тидэ Цугтэн пытался заключить мир с государством Тан в 716, 718 и 719 гг. Эти попытки не увенчались успехом. В 724 г. возобновилась война, продолжавшаяся до 729 г. Чередование побед и поражений привело к ситуации, которую китайский сановник Чжан Юэ обозначил «как наличие примерного равенства в победах и поражениях».[24] Обе стороны обвиняли в агрессивных действиях пограничных начальников и заверяли в своем стремлении к миру. В 730 г., после 60 лет войны, между империей Тан и Тибетом был заключен мир. Большую роль в этом сыграли тибетский посол, хорошо владевший китайским языком, и китайская жена царя Тибета. Стороны согласились, что границей обоих государств будут хребет Чилин (отождествляется с горами Улан-Шара-Дава к востоку от Синина, современная провинция Цинхай) и хребет Ганьсунлин (уезд Сунпань, провинция Сычуань). Предполагают, что демаркация границы так и не была доведена до конца из-за того, что через семь лет война возобновилась.
В 736 г. тибетцы напали на Гилгит в Кашмире. В 737 г. китайцы напали на тибетцев в районе Кукунора. После этого стычки стали расширяться, причем были уничтожены пограничные столбы на хребте Чилин. В 741 г. умерла Цзиньчэн. Тибетцы возобновили набеги на пограничные районы Тан, захватывая хлеб, который выращивали китайцы. Они захватили китайский город Шипу и удерживали его до 748 г.[25] В 747–750 гг. китайцы отправили на запад большую армию и сумели отобрать у тибетцев Гилгит, Шипу, княжества бассейна Тарима, но в 751 г. потерпели поражение от арабов у реки Талас.[26] В 751–752 гг. тибетцы покорили государство Наньчжао на юго-востоке (современная провинция Юньнань). В 750 г. они заключили договор с тайцами. Тайский правитель был там назван «младшим братом» тибетского царя.


Тисонг Дэцэн.
Вскоре умер Тидэ Цугтэн, а в Китае произошло восстание Ань Лушаня. Новый тибетский царь Тисонг Дэцэн, воспользовавшись ослаблением соседей, захватил обширные территории в современных китайских провинциях Ганьсу и Сычуань. Он восстановил влияние Тибета в Западном крае. Совместно с уйгурами тибетцы предложили китайцам помощь в подавлении восстания, взамен потребовав договора «о мире и родстве». Китайцы согласились удовлетворить требование уйгуров, но не тибетцев. Царь Тибета воспользовался этим отказом как предлогом для войны с империей Тан. На китайскую столицу были посланы войска с двумя командующими: Шанчим Гьелцэг Шултэнгом и Тактра Луконгом. Произошло большое сражение. Танские войска были разбиты, император бежал. 18 ноября 763 г. тибетские войска заняли танскую столицу — г. Чанъань. Тибетцы посадили на китайский престол Ли Чэнхуна, правнука Ли Чжи. Ли Чэнхун объявил правление под новым девизом — Да-шу. Обоих полководцев тибетский царь в виде награды освободил от уголовных наказаний (включая смертную казнь) за любые проступки, кроме измены своему царю.

В ознаменование победы установили стелу. На ней, в частности, было выбито, что Тисонг Дэцэн завоевал много танских крепостей, танский император и его подданные просили тибетского царя разрешить им платить ему дань в 50 тыс. кусков шелка, но следующий император отказался платить дань, тибетцы послали армию, победили китайцев, император бежал из своей столицы.[27]

Через 15 дней тибетские войска покинули столицу Тан, но развили военный успех в последующие годы. К 781 г. в руках тибетцев были Хами, район Дуньхуана, города Ланьчжоу, Ганьчжоу, Сучжоу. Империя Тан лишилась важнейшей дороги на запад. В 783 г. в Циншуе был заключен мирный договор между Тибетом и Тан. В этом договоре были четко обрисованы новые границы между двумя странами, причем китайцы пошли на большие территориальные уступки. По современным китайским оценкам, «район Хэланьшань к северу от Хуанхэ выделялся в качестве нейтральных земель. Пограничная линия проводилась к югу от Хуанхэ по горам Люпаньшань, в Лунъю, вдоль реки Миньцзян, реки Дадухэ и на юг до мосо и всех маней (современный район Лицзян, провинция Юньнань). Все, что к востоку от нее (этой пограничной линии), принадлежало Тан, все к западу — Тибету».[28] Таким образом, империя Тан признала фактическое господство тибетцев над районом Хэлун и теряла контроль над Западным краем.

По заключении договора тибетцы помогли китайцам подавить мятеж сановника Чжу Цы. За это китайцы обещали им предоставить управление районами Аньси и Бэйтин, но не сдержали обещания. В ответ тибетцы напали на танские крепости в Ордосе, а в 787 г. подошли к Чанъаню. В последующие годы тибетцы воевали также с уйгурами и арабами. В итоге к 791 г. тибетцы овладели значительной частью Восточного Туркестана.



[1] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[2] Шакабпа, 2003.
[3] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[4] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[5] Шакабпа, 2003.
[6] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[7] Шакабпа, 2003.
[8] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[9] Рерих, 1958, с. 109.
[10] Шакабпа, 2003.
[11] Намкай Норбу, 2008, с. 170–171.
[12] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[13] Названия многих древних племен, городов, государств, имена людей и т.д. дошли до нас только в китайском варианте: из китайских хроник. Некитайские (то есть названия и имена на языке оригинала) в этих случаях неизвестны, потому что не сохранилось письменных источников, языки были бесписьменными и т.д.
[14] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[15] Коротко о Тибете...
[16] Царь Сонгцен Гампо...
[17] Tiang J. The Administrative System...
[18] См. в кн.: Кычанов, Мельниченко, 2005.
[19] Шакабпа, 2003.
[20] Шакабпа, 2003.
[21] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[22] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[23] Шакабпа, 2003.
[24] Кычанов, Мельниченко, 2005, с. 52.
[25] Шакабпа, 2003.
[26] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[27] Ngapo, 1988.
[28] Сицзан цзяньши, 1993 — цит. по: Кычанов, Мельниченко, 2005, с. 56.


C.Л. Кузьмин «Скрытый Тибет»: вернуться к оглавлению
Просмотров: 5325  |  Тэги: Лхаса

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Март 2010    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100