Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Глава 10. Восстановление и модернизация

10 марта 2010 | Версия для печати
| Еще
Председатель КНР Ху Цзиньтао сказал: «Доверие к выдающимся достижениям Тибета за последние 50 лет восходит к принятию мудрых решений и правильному руководству трех поколений центрального коллективного руководства Партии с товарищами Мао Цзэдуном, Дэн Сяопином и Цзян Цзэминем в сердцевине соответственно разным историческим периодам развития Тибета».[1] О периоде Мао Цзэдуна мы уже знаем. Теперь посмотрим, что было дальше.

После смерти «великого кормчего» в КПК одержали верх Дэн Сяопин и его реформаторская группа. Бывший политкомиссар Юго-западного военного округа, один из организаторов вторжения в Тибет, затем мишень Культурной революции — он руководствовался старой китайской пословицей: «Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Значит, в экономике цвет может быть и не красным... С 1978 г. он начал реформы, призванные вывести КНР из глубокого кризиса. «Социализм с китайской спецификой — продукт соединения основных положений марксизма с делом модернизации Китая, научный социализм... В этом процессе развития неизбежно приходится отказываться от отдельных положений наших предшественников, несущих в себе в силу исторической ограниченности утопические элементы, отрекаться от догматического понимания марксизма и ошибочных взглядов, приписываемых марксизму».[2] В общем, как и предупреждал Мао Цзэдун, «пройдет не так много времени... как во всей стране неизбежно произойдет контрреволюционная реставрация, марксистско-ленинская партия наверняка превратится в ревизионистскую партию».[3] А «приход ревизионизма к власти и есть приход к власти буржуазии».[4]


В тибетской школе, около 1980 г.


Китайский народ с энтузиазмом поддержал новый курс. С тех пор весь мир восхищается успехами ханьцев в частном предпринимательстве. В КНР появились миллионеры и миллиардеры. Многие члены КПК — успешные бизнесмены. Пошло прахом коммунистическое воспитание масс, которым до самой смерти занимался Мао Цзэдун.

Успех реформ Дэн Сяопина во многом связан с тем, что Китай привлек зарубежные (западные) инвестиции, а потом вписался в глобализацию.[5] В январе 1979 г. КНР и США установили дипломатические отношения, а в июле того же года подписали Соглашение о торговых отношениях, по которому взаимно предоставили статус наиболее благоприятствуемой страны. С тех пор их связи развиваются столь успешно, что к концу XX в. США стали вторым по значимости торговым партнером Китая (после Японии), а Китай — пятым торговым партнером США. Америка стала важнейшим источником инвестиций в китайскую экономику. К 2005 г. степень зависимости КНР от зарубежных технологий достигла 50%.

Иностранные государства сыграли важную роль в установлении и сохранении власти КПК. Без СССР не могло быть КНР, а без держав Запада — китайского экономического чуда. Беспочвенны все разговоры о том, что США пытаются расколоть КНР.
В 1981 г. ЦК КПК признал, что основные положения Мао Цзэдуна, служившие обоснованием Культурной революции, «не отвечают ни марксизму-ленинизму, ни китайской действительности».[6] Но при этом «товарищ Мао Цзэдун — великий марксист, великий пролетарский революционер, стратег и теоретик. Его заслуги занимают главное, а ошибки — второстепенное место. Никогда не померкнут его заслуги в создании и развитии нашей партии и НОАК, в освобождении всех народов Китая».

Такая оценка неудивительна. Для коммунистов революция может быть только хорошей, а контрреволюция — только плохой. Поэтому они решили, что Культурная революция не была революцией. Напротив, ее делали «контрреволюционные группировки» во главе с Линь Бяо и Цзян Цин. А ведь последняя честно признавалась: «Я была псом председателя Мао. Кого председатель Мао велел мне кусать, того я и кусала».[7]

Часто считают, что в КНР маоизм остался в прошлом. Это не совсем так. Его никто не отменял. Сейчас КПК, согласно уставу, «руководствуется в своей деятельности марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина и важными идеями тройного представительства».[8] Идеи тройного представительства следующие. КПК — представительство передовых производительных сил, передовой китайской культуры и абсолютного большинства китайского народа.[9] «Идеи Мао Цзэдуна как результат применения и развития марксизма-ленинизма в Китае представляют собой правильные, подтвержденные практикой теоретические принципы и обобщение опыта китайской революции и строительства, квинтэссенцию коллективного разума Коммунистической партии Китая. Твердое отстаивание социалистического пути, демократической диктатуры народа, руководства со стороны КПК и марксизма-ленинизма, идей Мао Цзэдуна — основа основ нашего государства».[10]

10 января 2001 г. председатель КНР Цзян Цзэминь сказал: «Наше государство — это социалистическое государство, и если поколебать наш духовный стержень, то есть марксизм-ленинизм, идеи Мао Цзэдуна, теорию Дэн Сяопина, поколебать общий идеал строительства социализма с китайской спецификой, можно прийти к идейному разброду, социальному хаосу, что обернется бедой и для государства, и для нации. Поэтому установка твердо придерживаться тезиса о руководящем положении марксизма и общего идеала социализма с китайской спецификой связана с судьбой партии и государства»[11]. Таким образом, буржуазная экономика в КНР сочетается с коммунистической идеологией. Этим КПК легитимирует свою власть в новых условиях.

После смерти Мао Цзэдуна положение тибетцев улучшилось. В конце 1977 г. из тюрем освободили часть осужденных, некоторых вернули на высокие посты. Около 90% освобожденных составили чиновники бывшего тибетского правительства, люди высокой квалификации. Поначалу их поставили в основном пастухами или сельскохозяйственными рабочими.[12] Но в настоящее время власти КНР стараются поддерживать тех представителей старшего поколения тибетцев, которые относились к правящему классу. Они получают материальную поддержку, почетные должности.[13]

С 1979 г. стали проводиться переговоры между представителями китайского правительства и Далай-ламы XIV. В 1978 г. освобожденный Панчен-лама Х вновь стал членом ПК НПКСК КНР. В феврале 1979 г. он подтвердил, что уровень жизни тибетского народа намного превзошел таковой в старое время.[14] В 1980 г. в Пекине прошел 1-й рабочий форум по Тибету. На него пригласили Панчен-ламу Х. Он заявил, что остается на позициях, высказанных в послании из 70 тыс. иероглифов. Годы тюрьмы не сломили его. Панчен-лама открыто раскритиковал партийную позицию, оправдывавшую кампанию против правых. Той же позиции придерживался и Пунцог Вангьял, которого не реабилитировали. На форуме решили, что основной причиной провала политики КПК в ТАР был левый уклон. Заменили 1-го секретаря комитета КПК ТАР. Найти подходящую кандидатуру было трудно: весь партактив состоял из «леваков».

22–31 мая 1980 г. Тибет посетил секретарь ЦК КПК Ху Яобан с делегацией. Он был шокирован бедностью населения и констатировал, что миллионы юаней потрачены впустую, китайские кадры работают плохо. На закрытом заседании он сказал, что видимые результаты китайской роли в Тибете напоминают колониализм (имея в виду экономическую сторону).[15]


Вид на Лхасу с Поталы, 2008 г. (фото: С.Л. Кузьмин).

Вернувшись в Пекин, Ху Яобан потребовал провести радикальные реформы в ТАР: освобождение от налогов, требований бесплатной работы и обязательных квот государственных закупок на три года; деколлективизацию земледелия и скотоводства и дальнейшую приватизацию земли и собственности; автономия в ТАР должна признавать его особые обстоятельства; в тибетских административных органах уездного уровня должно быть не больше двух — трех ханьцев, а на более высоком уровне — не более 30%.[16] Ханьские кадры, за исключением НОАК, надлежало сократить на 85%, а те, кто остается, должны были учить тибетский язык (это распоряжение спустили на тормозах). Кроме того, следовало начать либерализацию и диверсификацию экономики, увеличить китайские субсидии, оживить тибетскую культуру и религию, финансировать восстановление некоторых памятников культуры и монастырей. Новые директивы партии должны были изучить и руководители провинций, где есть тибетские земли.

Появился ряд публикаций о необходимости преодоления левацкой линии в Тибете. В частности, было объявлено, что сводить национальный вопрос к классовой борьбе неверно, его суть — в фактическом неравенстве наций, сохранившемся при социализме.[17] Это противоречило концепции Мао. Объявили об исправлении одной из ошибок коллективизации, когда в 1970 г. богатых крестьян выделили в отдельный слой населения — кулаков. Теперь объявили, что в старом Тибете кулаков не было. Объявили о реабилитации тех, кто был зачислен в разряды богатых скотоводов и земледельцев, их агентов, а также землевладельцев и скотовладельцев. Признали, что в эти разряды попали многие зажиточные «крепостные». Конфискованные у них скот и орудия труда подлежали компенсации. Вслед за ними реабилитировали торговцев, которых в 1975 г. выделили в разряд капиталистов, — выяснилось, что в феодальном Тибете не было капиталистов.

Населению разрешили носить национальную одежду, выполнять религиозные обряды, возрождать обычаи. Местные законы стали допускать сохранение семей, в которых одна жена имеет несколько мужей или один муж имеет несколько жен, при условии, что такие семьи сложились до момента обнародования тибетского закона о браке и при отсутствии у членов такой семьи требования изменить статус-кво.[18] Разрешили традиционные виды погребения: небесное (скармливание трупа хищным птицам) и водное (бросание в реку).
На реформы выделили деньги. Однако значительная часть грантов и субсидий не попала по назначению из-за коррупции и неграмотности управленцев. Китайские кадры, возвращавшиеся из Тибета, старались прихватить с собой как можно больше добра, особенно золота, произведений искусства и деревянной мебели, которая тогда была дефицитом в Китае.[19] Когда из сельской местности убрали большинство ханьских кадров, население стало восстанавливать ступы, стены с молитвами и т.д. Родители впервые смогли отправлять детей к монахам для воспитания. Молодое поколение впервые получило возможность узнать правду об истории и культуре Тибета. Были частично сняты ограничения для беженцев, желающих посетить родственников дома.

В 1980-х гг. КПК провела чистку трех категорий людей, совершивших преступления в годы Культурной революции. Однако в Тибете такой чистки не было: здесь коммунистам больше не на кого было положиться. На словах одобрив новый курс партии, «леваки» остались радикальными. Они считают, что надо уменьшать влияние религии, что тибетская культура — отсталая и т.п. В 1983–1984 гг. в КНР реабилитировали многих «леваков». Появилась тенденция игнорировать «ошибки» прошлого в надежде, что все разрешится благодаря новой политике. В 1984 г. Ху Яобан заявил, что тибетские кадры старой закалки могут реформироваться.[20] Он стал их продвигать. Спасение «леваков» произвело удручающее впечатление на новых китайских коммунистов в ТАР. Позже Панчен-лама жаловался на то, что «леваки» в Тибете не отказались от левацких пережитков и, несмотря на преступления, совершенные ими в Культурную революцию, партия дала им новые посты. Дальше мы увидим, что это имеет серьезные последствия до сих пор.

С 1985 по 1988 г. секретарем парткома ТАР был У Цзиньхуа. Свою первую речь на этом посту он произнес, надев тибетскую одежду.[21] По его распоряжению в ТАР убирали плакаты и лозунги, оставшиеся со времен Мао Цзэдуна, улучшали ситуацию с религией и т.д.
В январе 1987 г. консерваторы в КПК добились отстранения от власти Ху Яобана после «критики своих ошибок». Говорят, «леваки» в ТАР праздновали это событие.[22] Однако 28 марта 1987 г. Панчен-лама в Пекине на заседании Постоянного комитета СНП позитивно оценил его политику и деятельность в Тибете. Он сказал, что это был единственный высший руководитель, который уделял какое-то внимание Тибету. Речь Панчен-ламы была выдержана в критических, но конструктивных и лояльных КНР тонах.[23] Он привел некоторые подробности истребления тибетцев во время восстания 1959 г. и сказал, что наряду с хорошим правление коммунистов принесло и плохое. «Если вы привязаны к такому отношению, при котором вы всегда правите и подавляете национальные меньшинства, в будущем возникнут серьезные проблемы». Эти слова оказались пророческими.


Паломники в тибетском квартале Лхасы, 2008 г. (фото: С.Л. Кузьмин).

В конце 1988 г. секретарем комитета КПК ТАР был назначен Ху Цзиньтао, который до того занимал тот же пост в провинции Ганьсу. По отзывам его сотрудников, он старался как можно больше времени проводить в Пекине, а не в Тибете.[24] Это принесло плоды. В 1992 г. его перевели из ТАР в центральные партийные органы. Ху Цзиньтао поддерживал тибетского партфункционера Рагди. Последний в свое время возглавлял «бунтарей», а затем стал видным членом местного ревкома.[25] По официальной биографии,[26] в 1959–1961 гг. он учился в Центральной школе политических наук и законодательства (Пекин), в 1961 г. вступил в КПК, с 1962 по 1966 г. работал в органах безопасности уезда Нагчу, в 1966–1968 гг. — «рабочим» в комиссии военного контроля Нагчу, в 1968–1979 гг. — зампредседателя ревкома Нагчу, а затем ТАР. С 1982 г. — член ЦК КПК. Теперь он укрепил свои позиции в тибетском руководстве. В 1993 г. он стал председателем Постоянного комитета СНП ТАР, с 2003 г. — зампредседателя правительства ТАР, в 2008 г. — почетным председателем Комитета развития ТАР. Важные позиции занимали и другие выдвиженцы Культурной революции (подробнее см. ниже).

Неудивительно, что китайская политика в ТАР стала ужесточаться, в ход пошли приемы и фразеология времен Культурной революции. Причины ужесточения были не только кадровые. Важную роль сыграл рост напряженности между компартией и религией. Повышение благосостояния народа и либерализация экономики вызвали значительный приток денег в монастыри в виде пожертвований, что не устраивало КПК.[27] Кроме того, политику Ху Яобана многие считали угрозой китайскому владычеству в Тибете.

На совещании в политбюро КПК в 1988 г. решили ускорить экономическую интеграцию Тибета в Китай, усилить механизмы безопасности, подобрать партийные кадры, отказаться от возможности возвращения Далай-ламы.[28] На 3-м рабочем форуме по Тибету в апреле 1994 г. приняли две важнейшие стратегии: ускорение экономического развития ТАР путем привлечения значительных капиталовложений и рабочей силы, а также реформирование тибетского буддизма.[29] В 2002 г. Ху Цзиньтао стал генсеком КПК, в 2003 г. — председателем КНР. Не удивительно, что бескомпромиссная политика в Тибете не изменилась. При этом КНР проигнорировала Резолюцию 1991/10 Подкомиссии ООН по предотвращению дискриминации и защите прав малых народов от 23 августа 1991 г., содержавшую серьезную обеспокоенность по поводу непрекращающихся нарушений фундаментальных прав, создающих угрозу уничтожения культуры, религии, национальной идентичности тибетского народа, с призывом к правительству КНР уважать эти права.

Борьба тибетского народа, Далай-лама и тибетские беженцы

В 1977 г. Нгапо Нгаванг Джигме заявил, что Далай-лама XIV может вернуться в Тибет, «если он хочет быть со своим народом».[30] В 1979 г. Гьело Тхондуп, старший брат Далай-ламы, прибыл в Пекин по приглашению правительства КНР. Дэн Сяопин сообщил ему, что готов обсуждать любые вопросы, кроме независимости Тибета.[31] Правда, в 2008 г., уже после смерти Дэн Сяопина и многократного провала переговоров заместитель заведующего рабочим отделом Центрального объединенного фронта ЦК КПК Чжу Вэйцюнь заявил, что Дэн Сяопин никогда этого не говорил, а все придумали тибетцы.

2 августа 1979 г. делегация из пяти человек, тщательно отобранных Далай-ламой, выехала из Дели в Тибет через Пекин.[32] Китайские власти приняли предложение первоиерарха по отправке еще трех делегаций. Несмотря на меры, принятые китайскими властями, делегацию и в ТАР и в Амдо восторженно встречали тысячные толпы тибетцев. Поэтому, когда делегаты приезжали в Шигацзе, Сакья и Гьянцзе, местных тибетцев отправляли на сельские работы.[33] Один из посланников случайно услышал фразу, брошенную высокопоставленным кадром: «Все усилия последних 20 лет пошли насмарку за один день».[34] Вернувшись в Пекин, делегаты сказали, что были шокированы бедностью и безысходностью тибетцев. В 1979–1980 гг. КНР посетили три делегации Далай-ламы. Была подготовлена и четвертая.[35] Но 6 августа 1980 г. Китай заявил о том, что он не может ее принять. После нескольких напоминаний ей лишь в 1985 г. разрешили посетить северо-восток Тибета. С тех пор ни одной делегации не разрешали посещать регион. Правда, в июле 2002 г. Гьело Тхондуп посетил Пекин и Лхасу, но не в качестве официального представителя.


Паломница в новом квартале Лхасы, 2008 г. (фото: С.Л. Кузьмин).

В 1982 г. посланцы Далай-ламы вновь провели переговоры с китайскими властями, предложили объединить Большой Тибет в одну политико-административную единицу в составе КНР и предоставить Тибету статус, подобный Гонконгу.[36] То есть реализовать принцип «одна страна, две системы». Власти отказали. На переговорах 1984 г. они согласились обсуждать лишь статус Далай-ламы и условия его возвращения. Отказ обусловили ссылкой на то, что китайско-тибетские отношения уже были установлены Соглашением из 17 статей.[37] Между тем это Соглашение было разорвано (см. главы 7 и 11).

Синьхуа так детализировало причину отказа: «Далай-лама заявляет о стремлении внедрить в Тибете формулу “одна страна, две системы”. Это также безрассудная ложь. То, что существовало в старом Тибете, — это феодально-рабовладельческий режим, в котором государство и церковь были одним целым. Этот режим был ликвидирован еще в 1959 г. в ходе начатых тогда демократических реформ. Так неужели надо восстанавливать в ТАР феодально-крепостническую систему? Далай афиширует свою приверженность “демократии” и “свободе”, заявляя о необходимости восстановить в Тибете “демократию” и “свободу”. Это — еще более чудовищный абсурд. Далай-лама, как главный представитель трех крупнейших хозяев в старом Тибете, насаждал варварское и темное господство феодалов-рабовладельцев. Могли ли в этих условиях быть демократия и свобода? Сегодня же он рядится в тогу ревнителя “демократии” и “свободы”, что звучит лишь грубой насмешкой и сатирой над демократией и свободой».[38]

Это извращение фактов. Истинная причина проста: в Гонконге большинство ханьцев, которые должны быть лояльны Пекину «по определению», а в ТАР — тибетцев, среди которых большинство «сепаратистов». Далее, еще до эмиграции Далай-лама XIV начал менять «феодально-крепостническую»[39] систему (см. главу 6), а после ухода в Индию провел демократические преобразования в эмигрантском сообществе и предложил план демократизации всего Тибета (см. ниже). О том, чье господство в Тибете было более «варварским и темным» — феодалов или коммунистов и что является подлинной сатирой, можно судить по предыдущим главам. Как метко указал китайский ученый Л. Сун, «как китайцы не любят “две системы”, так тибетцы не любят “одну страну”».[40]

В 1980-х гг. Далай-лама XIV и его народ сумели добиться интернационализации тибетского вопроса. Это стало важным достижением. Возникло всемирное движение за Тибет, участники которого привлекают внимание народов, властей и международных организаций к ситуации, организуют помощь беженцам и т.д. Во многих странах образовались неправительственные группы поддержки Тибета.[41] В России есть общества друзей Тибета в Москве, Петербурге, Калмыкии, Бурятии и Туве. Правительство Тибета в эмиграции сумело открыть свои представительства в Вашингтоне, Нью-Йорке, Лондоне, Токио, Цюрихе, Москве. Открыто много тибетских культурных и буддийских центров. Особенно важны такие центры для стран, где все или часть населения традиционно исповедуют тибетский буддизм: России, Монголии, Бутана, Непала, Индии, КНР (такой центр есть в Гонконге; возможно, и в других местах).

Несмотря на «закручивание гаек» в Тибете, контакты представителей Далай-ламы и китайских властей продолжились. 21 сентября 1987 г. на заседании Комитета по правам человека Конгресса США Далай-лама обнародовал Мирный план из 5 пунктов. Эти пункты следующие: «1. Превращение всего Тибета в зону мира. 2. Отказ Китая от политики перемещения населения, угрожающей самому существованию тибетцев как нации. 3. Уважение основных прав человека и демократических свобод для тибетского народа. 4. Восстановление и охрана естественной окружающей среды и отказ Китая от использования Тибета для производства ядерного оружия и в качестве свалки ядерных отходов. 5. Проведение открытых переговоров о будущем статусе Тибета и о связях между тибетским и китайским народами»[42].


Северная, центральная и восточная улицы
Лхасы, 2008 г. (фото: С.Л. Кузьмин).
План из пяти пунктов был расширен в Страсбургской инициативе Далай-ламы 15 июня 1988 г. Его основные положения следующие: «Весь Тибет, известный как Чолка Сум, должен стать политической единицей в составе КНР с демократическим самоуправлением, созданной на основе законодательства и с согласия населения, в интересах всеобщего блага, защиты людей и окружающей среды. Правительство КНР может по-прежнему нести ответственность за внешнюю политику Тибета. При этом правительство Тибета через свой МИД будет самостоятельно развивать и поддерживать международные отношения в области религии, торговли, образования, культуры, туризма, науки, спорта и в других неполитических сферах. Для этого Тибет должен войти в состав соответствующих международных организаций.

Правительство Тибета должно быть сформировано на основе конституции. В конституции должны быть заложены принципы демократического управления... Это означает, что правительство Тибета будет иметь право принимать решения по всем вопросам, касающимся Тибета и его населения. Правительство Тибета будет стремиться обеспечить такую свободу, действуя в полном соответствии с принципами, изложенными во Всемирной декларации прав человека, включая свободу слова, свободу собраний и вероисповедания. Правительство Тибета будет особо охранять и развивать религиозные свободы, так как на религии основана национальная самобытность тибетцев, а духовные ценности лежат в самом сердце богатой культуры Тибета. Правительство должно состоять из избранного народом главы правительства, двухпалатного законодательного органа, а также независимой судебной системы. Штаб-квартира правительства должна находиться в Лхасе. Социально-экономическая система Тибета должна быть построена, исходя из интересов тибетского народа, и с учетом необходимости повысить уровень жизни всего населения страны.

Правительство Тибета примет строгие законы, защищающие диких животных и растения. Разработка природных ресурсов будет тщательно регулироваться. Должен быть наложен запрет на производство, испытание, хранение ядерного и других видов оружия, а также на использование атомной энергии и других технологий, создающих опасные отходы. В задачу тибетского правительства будет входить превращение Тибета в крупнейший природный заповедник на планете. Необходимо провести региональную конференцию за мир, с тем чтобы посредством демилитаризации действительно превратить Тибет в подлинную зону мира. До проведения такой конференции и начала процесса демилитаризации и превращения Тибета в нейтральную зону Китай может иметь право оставить в Тибете ограниченный военный контингент исключительно в оборонительных целях. ...Правительство Китая должно прекратить нарушения прав человека в Тибете и отказаться от политики переселения китайцев в Тибет»[43].

Таким образом, Далай-лама отказался от требования независимости Тибета. Все, что он предложил, полностью соответствует принципам народной власти, самоуправления, автономии, народного волеизъявления и т.п. — то есть всему тому, что декларируется китайской пропагандой.

Миротворческая деятельность Далай-ламы XIV принесла ему всемирное признание. В разные годы он получил много наград и почетных званий от научных, религиозных и общественных организаций. 10 декабря 1989 г. Далай-лама был удостоен Нобелевской премии мира за мирную и ненасильственную борьбу за свободу Тибета, сохранение его исторического и культурного наследия. В своей речи Далай-лама конкретизировал Мирный план, предложив создать Зону ахимсы:


Новый квартал Лхасы, 2008 г. (фото: С.Л. Кузьмин).
«Все Тибетское нагорье должно быть демилитаризовано; производство, испытание и хранение ядерного оружия и других вооружений на Тибетском нагорье должны быть запрещены; Тибетское нагорье должно стать крупнейшим в мире природным или биосферным парком. Должны быть приняты строгие законы по защите животного и растительного мира; разработка полезных ископаемых должна производиться под тщательным контролем, чтобы не нанести урон соответствующим экосистемам; а будущая программа развития населенных районов Тибета должна включать в себя охрану природы; следует запретить производство и использование ядерной энергии и других технологий, имеющих вредные отходы; национальные ресурсы и политика должны быть направлены на действенное поддержание мира и охрану окружающей среды. Тибету надлежит стать гостеприимным домом для организаций, которые выступают за укрепление мира и в защиту всех форм жизни; следует поощрять создание в Тибете международных и региональных организаций, выступающих за расширение прав человека и в их защиту»[44].

Руководство КНР отвергло Страсбургскую инициативу и уклонилось от переговоров. Далай-лама сделал новое предложение, изложенное в его обращении к Йельскому университету в октябре 1991 г.[45] Он хотел посетить Тибет в сопровождении кого-нибудь из китайских руководителей, чтобы оценить ситуацию на месте. Во время визита премьер-министра КНР Ли Пэна в Индию в декабре 1991 г. Далай-лама попытался добиться встречи с ним, но безуспешно. Далай-лама предложил переговоры без предварительных условий и послал в 1993 г. в Пекин делегацию с личными письмами к Дэн Сяопину и Цзян Цзэминю. Он вновь подчеркнул готовность к компромиссу. И это предложение было отвергнуто.

По утверждению Синьхуа, «в 1992 и 1993 гг. соответствующие ведомства Центрального правительства дважды принимали личных представителей Далай-ламы. При этом указанные представители обещали не сообщать другим странам ни о контактах, ни о содержании переговоров с Центральным правительством. Однако после упомянутых встреч они многократно нарушили свои обещания и не только рассказывали иностранцам о контактах, но и безрассудно искажали содержание переговоров, пытаясь представить в ложном свете истинное положение вещей».[46] В действительности все было наоборот. Группы поддержки Тибета безуспешно пытались получить от Дхарамсалы хоть какие-то сведения о сути этих переговоров, но тибетцы молчали. И только в конце 2006 г., после того, как информация об этих встречах была несколько раз запущена в СМИ из КНР, Лоди Гьяри (специальный представитель Далай-ламы на этих переговорах) впервые открыто выступил по данному вопросу, так как был вынужден отреагировать на искажение содержания переговоров, «сброшенное» китайцами в средства информации.

Между тем беженцы сделали ряд демократических изменений во властных структурах и Конституции будущего Тибета, выработали процедуры передачи власти от властных структур в современном Тибете и в эмиграции. В январе 1992 г. Далай-лама представил «Рекомендации для будущего общественного строя Тибета и основные черты его Конституции», где заявил, что не будет «выполнять каких-либо обязанностей в будущем правительстве Тибета» и будет сам определять свою традиционную политическую позицию[47]. «Будущее правительство Тибета, — сказал первоиерарх — будет избираться народом на основе возрастного избирательного ценза». Он также заявил, что в течение некоторого периода между выводом китайских войск и вступлением в силу конституции обязанности по управлению государством будут возложены на тибетских чиновников, которые сейчас работают в Тибете. Во время этого переходного периода будет назначен президент, которому Далай-лама передаст свою политическую власть и обязанности. Тибетское правительство в эмиграции прекратит существование по факту.

В 2002 г. Далай-лама сложил с себя обязанности политического руководителя Тибета. Главой правительства Тибета в эмиграции стал Самдонг Ринпоче. В настоящее время в Дхарамсале действуют три ветви власти Центральной тибетской администрации: законодательная (парламент), исполнительная (правительство — тиб.: Кашаг) и судебная (Тибетская высшая судебная комиссия). Действует конституция, известная как «Хартия тибетцев в эмиграции». Из 46 членов парламента 43 избираются народом, три выдвигаются Далай-ламой. Кашагу подчиняются следующие основные департаменты: образования, финансов, религии и культуры, внутренних дел, информации и международных отношений, безопасности и здравоохранения.


В новом квартале Шигацзе, 2008 г. (фото: С.Л. Кузьмин).

За время эмиграции тибетцам под руководством Далай-ламы удалось возродить религиозные практики и сохранить культурные традиции, пришедшие в упадок на родине. В Индии были возрождены монастыри Сэра, Дрепунг, Ганден и др.; в полном объеме возобновили религиозное образование, тантрические практики, получение пророчеств от государственных оракулов, поиски переродившихся лам. Далай-лама видит свою задачу в поддержании не только традиции школы Гэлуг, к которой он принадлежит, но и традиций всех остальных тибетских школ и конфессий.

По данным департамента информации и международных связей тибетского правительства в эмиграции, на 2007 г. численность тибетских беженцев составила около 145 тыс. чел. Они живут в разных странах, но в основном в Индии, Непале и Бутане, где насчитывается 58 тибетских поселений. Тибетские эмигранты основали более 200 мужских и женских монастырей, в них живут около 20 тыс. монахов.[48] В Индии, Непале и Бутане действуют более 84 тибетских начальных, неполных и полных средних школ. Многие поступают в колледжи. Доля студентов колледжей от общей численности эмигрантов 7,5%, а в КНР — 0,85%, тот же показатель для университетов — 4,3 и 0,7%.[49] Эмигранты издают более 40 периодических изданий, в том числе более 10 газет. Они имеют больше возможностей для образования и доступа к информации, чем их соотечественники в КНР.

Растет число организаций тибетских эмигрантов. Не все они разделяют компромиссный подход Далай-ламы. В 1991 г. для помощи бывшим политзаключенным было создано движение Гу Чу Сум. В настоящее время в него входят все, кто до эмиграции участвовал в политических акциях в Тибете, подвергся арестам и пыткам. Они считают, что целью должно быть восстановление независимости Тибета. Члены Конгресса тибетской молодежи, основанного в 1970 г. и сейчас насчитывающего в своих рядах около 30 тыс. чел., ставят одной из целей борьбу за полную независимость Тибета даже ценой своей жизни.[50] Это самая крупная из тибетских партий. Жители Тибета тоже требуют полной независимости, возвращения Далай-ламы, вывода войск и вообще ухода КНР из их страны. Массовые народные волнения, бунты и демонстрации под такими лозунгами — следствие недовольства народа, а не «заговора клики Далая».

В этих условиях политика Срединного пути, с которой выступает Далай-лама, является весьма умеренной и не противоречит основе, на которой соглашался вести переговоры Дэн Сяопин. Политика Срединного пути содержит следующие важные компоненты: «1. Отказываясь от борьбы за независимость Тибета, Центральная тибетская администрация стремится восстановить территориально-политическую единицу, которая бы включала все три традиционные провинции Тибета. 2. Такая единица должна пользоваться подлинным статусом национальной и региональной автономии. 3. Во главе такой автономии должны стоять избираемые демократическим путем в ходе всенародного голосования органы законодательной и исполнительной власти. Кроме того, в автономии должна действовать независимая судебная система. 4. После предоставления Тибету правительством КНР указанного статуса, Тибет не будет стремиться к отделению, но будет оставаться в составе КНР. 5. До того, как Тибет будет превращен в зону мира и ненасилия, правительство КНР вправе сохранять в Тибете ограниченный военный контингент в оборонительных целях. 6. Центральное правительство КНР несет ответственность за политические аспекты международных отношений Тибета и оборону, а тибетский народ берет на себя управление всеми остальными аспектами жизни Тибета, такими как религия, культура, образование, экономика, здравоохранение, экология и охрана окружающей среды. 7. Правительство КНР обязано прекратить политику нарушения прав человека в Тибете и переселения китайского населения на тибетские территории. 8. В целях урегулирования тибетского вопроса Его Святейшество Далай-лама несет основную ответственность за проведение честных переговоров и достижение перемирия с правительством КНР»[51].

В 2007 г. Далай-лама был награжден Золотой медалью Конгресса США — высшей гражданской наградой этой страны. Несмотря на противодействие властей, это событие было отмечено и в Тибете. Китай заявил дежурный протест в связи с «вмешательством в его внутренние дела».


Современные магазины в Лхасе, 2008 г. (фото: С.Л. Кузьмин).

Несмотря на то, что после смерти Мао ситуация улучшилась, политические преследования не прекратились. В мае 1982 г. 115 тибетских политических активистов были арестованы, объявлены «преступниками» и «дельцами черного рынка».[52] Последовали новые аресты и казни. К концу ноября 1983 г. в одной Лхасе арестовали 750 политических активистов. С 1986 г. в разных местах Большого Тибета почти каждый год происходят выступления против китайского правления.

После того как Далай-лама обнародовал Мирный план из пяти пунктов, китайская пропаганда обрушилась на него с критикой. В ответ 27 сентября и 1 октября 1987 г. в Лхасе прошли демонстрации под лозунгами независимости Тибета, организованные монахами Дрепунга и Сэра.[53] Полиция стреляла по демонстрантам, убив и тяжело ранив многих и арестовав, по крайней мере, 2500 чел.[54] В 1988 г. китайские власти в Лхасе приказали монахам провести праздник Монлам[55]. Но те сочли невозможным устраивать торжество, когда множество их соплеменников арестовано. Праздник все равно заставили отмечать. Это вылилось в новое противостояние 5 марта. Полиция штурмовала Джокханг, сообщалось об убийствах монахов. 10 декабря 1988 г. была еще одна демонстрация у Джокханга. Западный журналист свидетельствовал, что, по крайней мере, один из офицеров приказал солдатам: «Убивайте тибетцев!» Результат — 15 убитых, 150 тяжело раненных, около 2500 арестованных.[56]

5 марта 1989 г. в Лхасе начались новые волнения, которые длились три дня. По мнению китайского журналиста Тан Дасяна, находившегося там, убили несколько сот человек, несколько тысяч ранили и 3 тыс. арестовали.[57] По официальным данным, было убито и ранено свыше 100 чел., разгромлено более 900 магазинов, 24 правительственных учреждения, предприятия и учебного заведения, сожжено 20 автомашин.[58] Ху Цзиньтао, незадолго до того назначенный секретарем комитета КПК ТАР, ввел военное положение и комендантский час. Армия взяла под контроль все монастыри и храмы, запретили все религиозные мероприятия и въезд журналистов. Если до этого в Тибете висели портреты Далай-ламы XIV, то с этих пор их запретили. Военное положение в Лхасе длилось с 7 марта 1989 г. по 1 мая 1990 г.

10 апреля 1991 г., в преддверии 40-й годовщины оккупации Тибета, были арестованы 146 «преступников», после чего объявили о еще больших арестах на массовых митингах протеста.[59] В день юбилея в Лхасе объявили комендантский час. В феврале 1992 г. провели облавы. Группы китайского персонала по 10 чел. вламывались в дома тибетцев и арестовывали каждого, у которого находили крамолу: фотографии Далай-ламы, аудиозаписи и книги, содержащие его речи и учения. Арестовали более 200 чел.



Портреты классиков марксизма-ленинизма в магазине г.Шигацзе, 2008 г.
(фото: С.Л. Кузьмин).


По данным тибетских эмигрантских организаций, с сентября 1987 до середины 1995 г. в ТАР было более 200 выступлений. С 1993 по 1998 г. по сравнению с 1987–1992 гг. произошел их рост почти наполовину, в других тибетских регионах — на 130%, количество арестов в Лхасе возросло на 15%, в других частях ТАР — на 250%.[60] По данным Тибетского центра за права человека и демократию, с 1987 по 2007 г. по политическим мотивам было арестовано более 5 тыс. тибетцев, из них более тысячи приговорены к различным срокам заключения, документирована смерть 88 чел. в тюрьмах от пыток и жестокого обращения.

В 1990–1991 и 1998 гг. массовые протесты прошли в тюрьме Драпчи.[61] В 40-ю годовщину восстания 1959 г. власти ввели в Лхасу большие полицейские силы, организовали круглосуточное патрулирование улиц и жесткий контроль мест скопления людей. Нескольких человек, начавших было выкрикивать протибетские лозунги, сразу арестовали. Через громкоговорители передавали предупреждения о плохих последствиях для тех, кто попробует организовать выступления.[62] В 2000–2007 гг. репрессии продолжились — за скандирование запрещенных лозунгов, вывешивание запрещенного тибетского флага, распространение антикитайских памфлетов, плакатов и листовок, пение песен о независимости, но особенно — хранение фотографий, CD, видео и книг Далай-ламы XIV, призывы к свободе и т.д.

Даже зная о тяжелых последствиях, тибетские патриоты не прекратили открытые протесты. Например, 1 августа 2007 г. в районе Литанга арестовали крестьянина Ронгьяла Адрака.[63] На местном празднике он поднялся на трибуну, где в присутствии чиновников и толпы тибетцев призвал к возвращению Далай-ламы, освобождению Панчен-ламы ХI[64] и к независимости Тибета. Он призвал соотечественников прекратить конфликты из-за земли и воды и осудил монаха, активно участвовавшего в «патриотическом воспитании». Несмотря на демонстрации поддержки, его посадили на 8 лет. Его земляки и племянник получили от 5 до 10 лет за «связь с сепаратистами», «раскольническую деятельность» и «разглашение государственных тайн»: информация об этих событиях попала за рубеж.[65] Местных тибетцев обещали сажать за акции солидарности на 3–10 лет.

В 2008 г. произошли выступления тибетцев, которые стали самыми масштабными с 1959 г.[66] Они привели к закрытию ТАР и некоторых других тибетских земель. В них участвовали многие тысячи людей. Демонстрации начались в марте, были посвящены 49-й годовщине восстания 1959 г. и приурочены к намеченным на август 2008 г. олимпийским играм в Пекине. Далай-ламу обвинили в попытке срыва игр. Но сам он всегда поддерживал эти игры, выступал против предложений бойкотировать китайские товары.

Все началось 10 марта. Вечером около 300 монахов Дрепунга начали мирное шествие к улице Баркхор в Лхасе. Путь им преградила полиция, дорогу к монастырю перекрыли, несколько человек, по-видимому, задержали. В тот же день около 15 монахов Сэра попытались организовать протест на Баркхоре. По сообщениям, их арестовали. На следующий день протесты продолжились. Дрепунг и Сэра блокировали силовики. По сведениям тибетских эмигрантов, в Кардзе в тот день были убиты три и ранены десять тибетцев. 12 марта блокировали Ганден, затем другие монастыри, храмы Джокханг и Рамоче. 13 марта в Лхасе ввели ограничения на перемещения студентов, особенно вокруг университета, пятерых арестовали.

14 марта в Лхасе произошли массовые выступления и погромы ханьцев. От беспорядков пострадали и некоторые мусульмане. Однако Федерация тибетской мусульманской молодежи опубликовала меморандум, в котором возложила ответственность за это на китайское правительство и поддержала миротворческую деятельность Далай-ламы.[67] По китайским данным, во время беспорядков погибли 19 жителей, ранения получили 623.[68] Было подожжено 120 жилых домов, 84 автомобиля, свыше тысячи ханьских и государственных магазинов, предприятий, банков, полицейских участков и т.п. Это был взрыв народного негодования против китаизации Тибета. По сообщению «Жэньминь жибао», в одной Лхасе ущерб китайских коммерсантов составил около 200 млн. юаней. Большинство ханьцев покинуло тибетскую часть города и скопилось в китайской. Есть сведения (достоверность которых не проверена), что погромы спровоцировали агенты китайских спецслужб, переодетые тибетцами: целью был арест недовольных перед олимпиадой.[69] Одновременно западные СМИ растиражировали фотографию китайских солдат, переодевающихся монахами.[70] Позже выяснилось, что это кусок старых съемок художественного фильма...

Протесты произошли более чем в 60 пунктах Большого Тибета, в Пекине и Ланьчжоу. Почти везде их подавили китайские силовики — независимо от того, были это бунты или мирные демонстрации. По китайским данным, с 10 по 25 марта в районах компактного проживания тибетцев в ТАР, Сычуани, Цинхае и Ганьсу произошло 150 серьезных актов насилия, вылившихся в избиения, погромы, грабежи и поджоги, в ходе которых пострадало много людей, тысячи домов были сожжены.[71] Участников демонстраций разгоняли, арестовывали, иногда по толпе стреляли боевыми пулями. Были сообщения о гибели женщин и несовершеннолетних. По тибетским источникам, власти разоружили тибетских полицейских, поскольку не доверяли им.[72] Силовики врывались в монастыри, проводили аресты, избиения и обыски монахов в поисках «подрывных материалов».[73] Среди монахов были случаи самоубийства. В Лхасе прошли сплошные зачистки домов тибетцев. Житель Лхасы вспоминал: «Мы спали, не раздеваясь, поскольку за нами могли прийти и даже не дать времени натянуть штаны».[74] Есть сведения о погромах в домах, куда врывалась полиция[75].

Тибетцы, в отличие от ханьцев, надолго лишились свободы религии и передвижения. 15 марта высший суд, высшая прокуратура и бюро общественной безопасности ТАР издали извещение № 1, в котором предложили участникам бунта сдаться до 17 марта.[76] За это обещали легкое или смягченное наказание. За укрывательство обещали строго наказывать, а за доносы — награждать. По свидетельству очевидца,[77] местное телевидение все время рекламировало такое вознаграждение, но в действительности платили в 10 раз меньше. Тюрьмы были переполнены, задержанных избивали.

Примерно такие же методы усмирения использовали вне Лхасы. Например, у монастыря Кирти (Нгаба, Сычуань) арестовали 572 монаха и десятки мирян.[78] Были убиты 8 чел., два монаха покончили с собой. Часть арестованных провезли в грузовике по поселку, чтобы запугать жителей. С арестованными обращались, например, так. 38-летнюю тибетку, мать четверых детей, арестовали за то, что она первая потянула на себя дверь поселкового офиса во время демонстрации. Отягчающим обстоятельством было то, что ее муж скрывался от властей. После восьми суток ареста ее отпустили. На теле было множество синяков, она не могла говорить и есть, испытывала постоянную тошноту и затруднение дыхания. В больнице ее обслуживать отказались. Через 22 дня она умерла. Власти запретили монахам проводить по ней заупокойные ритуалы.

Тибетцев, задержанных за мирные протесты в Лабранге, били дубинками, называли «животными» и «дураками» за то, что они не понимали команды, отдаваемые по-китайски.[79] В монастыре распространили вопросник: кто члены семьи, зачем пришли в монастырь, что думаете о состоянии буддизма, слушаете ли иностранные передачи, бывали ли за рубежом и т.п.[80] В приказе № 2 народного правительства округа Ганьцзы (Кардзе) говорилось, что те из монахов, кто не принимал прямого участия в волнениях, но и не выразил к ним четкого отношения, кто не смог хорошо руководить монахами, принявшими в этих волнениях участие, — должны подвергнуться тщательной проверке во время критики и перевоспитания, их поведение должно быть «детально исследовано» перед лицом общего собрания братии.[81]

3 апреля в Министерстве общественной безопасности КНР сообщили, что правоохранительные органы ТАР, провинций Сычуань, Цинхай и Ганьсу конфисковали «в общежитии монахов» 185 и 2139 единиц огнестрельного и холодного оружия, 14367 патронов и 3862 кг взрывчатых веществ.[82] Конфисковали также много запрещенных флагов, плакатов и печатных изданий. Арестовали 2200 человек, включая свыше 500 монахов.[83] Но непонятно, почему же это оружие (если оно действительно было у восставших) не было использовано во время беспорядков? Зафиксировали только восемь слабых взрывов в уезде Маркхам, от которых никто не пострадал.[84] За них были задержаны десятки монахов, четверо получили от 4 до 8 лет заключения. Правда, взрывчатку они легально приобрели для строительных работ...


Вывоз леса из Тибета в Китай.

По сообщениям тибетцев, всего во время столкновений было застрелено 120 тибетцев, арестовано 6500 чел., тысяча пропала без вести.[85]Из арестованных 1157 чел. отпустили.[86] Церемонию прибытия олимпийского огня в Лхасу сократили до 2 час. под предлогом землетрясения в провинции Сычуань, происшедшего незадолго до этого. После олимпиады власти отпустили часть арестованных, как и обещали. Осенью 2008 г. объявили приговоры десяткам монахов.[87] Они получили от одного до 20 лет заключения. 27 октября еще пятеро тибетцев получили от восьми лет до пожизненного.[88] Такие сроки дали не за убийства или терроризм, а за распространение CD, «содержащих идеи раскола страны», листовок «с призывом к восстанию», «нелегальную передачу за границу» информации о событиях в Лхасе и т.п. Из поджигателей магазинов двоих приговорили к смертной казни (одного — с отсрочкой исполнения).[89] По китайским данным, к февралю 2009 г. в ТАР под арестом были 953 подозреваемых в причастности к насильственным актам. По сведениям Тибетского центра за права человека и демократию, к марту 2009 г. были подтверждены данные о гибели примерно 70 тибетцев; из 6500 чел. арестованных около 5 тыс. оставались в заключении.

В монастырях усилили «патриотическое воспитание», начатое еще Мао. Помимо обычного «промывания мозгов», в него включили экзамены, от которых зависит дальнейшее пребывание монахов в монастыре. В апреле 2008 г. в уезде Нгаба эту кампанию распространили на мирян. Под угрозой ареста требовали признать следующие пункты: я противостою Далай-ламе; не буду хранить дома его фотографии; Далай-лама не влияет на мое мышление; не буду следовать сепаратизму и заговору по расколу национальностей; люблю компартию; во всем буду следовать ей; почитаю ее великую заботу.[90] В ТАР провели чистку парторганов. Некоторые тибетцы лишились постов, всем коммунистам запретили быть верующими, иметь дома предметы культа и тибетские религиозные тексты,[91] предписали вернуть домой детей, обучающихся в Индии.[92]

Власти организовали информационную блокаду Тибета, пропагандистскую кампанию против Далай-ламы и волну ханьского национализма по всему миру. Национализм четко дозировался из опасений, что начнут предъявлять претензии к самой КПК. 4 сентября 2008 г. на Интернет-сайте «Жэньминьван» открылся фан-портал поклонников председателя Ху Цзиньтао и премьера Вэнь Цзябао.[93] Только за четыре дня на нем зарегистрировалось 40 тыс. чел. Правда, через 5 мес. китайский премьер разделил участь американского президента Дж. Буша-младшего, инициатора оккупации Ирака. 2 февраля 2009 г. во время выступления Вэнь Цзябао в Кембриджском университете аспирант бросил в него ботинок. 2 июня 2009 г. британский суд оправдал его.[94]

Появились публикации про то, что Тибет всегда был частью Китая — например, книги «Настоящий Тибет» и «История освобождения Тибета». В сочинении последней приняли участие более сотни ученых, старых партработников и генералов, которые участвовали в «освобождении».[95]


Ронгьял Адрак – борец за свободу Тибета (TCHRD).
30 апреля в Пекине открылась выставка «Тибет сегодня и в прошлом», призванная показать горестную жизнь тибетцев при феодализме и счастье при социализме.[96] Такие выставки были в Тибете перед Культурной революцией (см. главу 8), а в 1991 г. — в Пекине. Многие фотографии, как и раньше, были тенденциозны и сомнительны, источники и места съемок — неизвестны. Тибетцы мне говорили, что ослепленный человек, фотография которого постоянно фигурирует в этой пропаганде, — бывший китайский шпион. В 1959 г. журналист М. Домогацких на подобной выставке в Джокханге видел фотографию ослепленного — не ту ли самую? Тогда к корреспондентам пришел некто и поведал, что его ослепили во время восстания на востоке Тибета.[97] Известная писательница Восер, знающая ситуацию в Китае и Тибете изнутри, доказывает, что правительство КПК умышленно демонизирует историю старого Тибета.[98] Можно добавить, что есть данные о фабрикации в Китае и других материалов. Например, существуют детальные сведения о фальсификации ряда фотографий, используемых как доказательства зверств японской армии в г. Нанкин во вторую мировую войну.[99]

Появилось множество «независимых» лиц и объединений, которые занялись продвижением позиции КПК в Интернете на разных языках, в том числе на русском. Вновь появились типовые «воспоминания крепостных» о горестях феодализма.[100] Стали тиражировать выдумки, призванные опорочить Далай-ламу. Например, будто его наставником был Г. Харрер (об этом см. главу 4), а «большинство вероучений и религиозных требований “Аум Синрикё” заимствовано у Далай-ламы».[101] Это утверждение, озвученное Интернет-порталом «Жэньминь жибао он-лайн», — неправда. Полезно вспомнить передачи этой секты, шедшие в начале 1990-х гг. на волне российского радио «Маяк», и дальнейшее развитие событий.

Все это дополнили массовой рассылкой вирусных программ, для того чтобы дезорганизовать работу протибетских Интернет-сайтов, а заодно скачать адреса «внутренних врагов».[102] В иностранные чаты и форумы стали внедрять агентов влияния КПК в большом количестве. На специальных курсах Интернет-пропаганды к маю 2008 г. прошли обучение 127 китайских чиновников.[103] Пекин озаботился набором PR-менеджеров для поднятия своего престижа.

Но далеко не все ханьцы поддались пропаганде. Даже в КНР, где информация тщательно фильтруется, некоторые из них не только поддержали борьбу тибетцев, но и стали открыто критиковать линию своего руководства. Некоторые смельчаки попали под домашний арест, некоторые — в тюрьму, были сообщения о пытках. Зато в других странах в изобилии нашлись граждане других народов, которые проявили себя как агенты влияния КПК.

Российские СМИ в целом давали сдержанную картину событий. Но во многих из них проводилась четкая линия: КНР борется с сепаратизмом, организованным США через Далай-ламу; события в Тибете написаны по тому же сценарию, что в Косово и Боснии (но, конечно, не в Абхазии и Южной Осетии). Аргументы те же, что в пекинской пропаганде. Примечательно, что такой трактовки придерживались как левые, так и некоторые правые и евразийские СМИ. Вовсю тиражировались байки о том, что Тибет из «мрачного средневековья» вышел на светлый путь модернизации, а реакционеры толкают его назад. Но ведь именно так большевики оправдывали уничтожение «эксплуататорских классов», религий и всей старой России. А теперь это транслировали СМИ, декларирующие правую ориентацию, православие и традиционализм! Дошло до того, что КНР с ее ассимиляторской политикой записали в свои союзники некоторые из тех, кто объявляет себя евразийцами, — видимо, плохо разобравшись в трудах классиков этого движения.

Западные СМИ, имевшие больше информации, передавали и больше фактов. Вместе с тем, они, по обыкновению, раздували тему «прав человека», хотя суть проблемы, по моему мнению, не в этом, а в угрозе гибели тибето-монгольской цивилизации. По привычке они делали неправомерные параллели с СССР. Пекинская пропаганда успешно использовала их технические и фактические ошибки. Был открыт «независимый» Интернет-сайт «Против CNN». Там тщательно фиксировали эти ошибки, а рядом гневно повторяли официальную пропаганду. Иногда позицию КНР озвучивали либеральные западные СМИ, например радио «Свобода».[104]




[1] Hu Jintao Full Text of Speech...
[2] XIII всекитайский съезд, 1988, с. 63.
[3] Великая пролетарская культурная революция, 1970, с. 20.
[4] Мао Цзэдун. Выступления и статьи...
[5] О торговом балансе...; О торгово-экономических отношениях...; Степень зависимости...
[6] Решение по некоторым вопросам, 1981, с. 34, 58–59.
[7] Юн Чжан, Холлидей, 2007, с. 631.
[8] Устав Коммунистической партии...
[9] Современный Китай...
[10] Устав Коммунистической партии...
[11] Цзян Цзэминь, 2004, с. 567.
[12] Tenpa Soepa, 2008, p.127.
[13] Гарри (в печати).
[14] Далай-лама, 2000; Shakya, 1999, p.382.
[15] Smith, 1996, p.568.
[16] Smith, 1996, p.569.
[17] Богословский, 1996.
[18] Национальная районная автономия...
[19] Smith, 1996, p.582–583.
[20] Shakya, 2002.
[21] Karmel S.M. Ethnic tension...
[22] Shakya, 1999.
[23] His Holiness the Panchen Lama’s Warning to China...
[24] Tibet 2002.
[25] Tibet 2002.
[26] ChinaVitae: Raidi...
[27] Дракон в Стране снегов...
[28] Тибет под властью коммунистического Китая, 2001.
[29] Андреев, 2006а, с. 398.
[30] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[31] Gyalo Thondup reconfirms Deng Xiaoping’s offer...
[32] Далай-лама, 1992, с. 230–231.
[33] Smith, 1996, p.567.
[34] Далай-лама, 1992, с. 230–231.
[35] Тибет: правда, 1993; Tibet 2002.
[36] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[37] Song, 2007, p.41.
[38] Переговоры или раскольническая деятельность...
[39] Или «феодально-рабовладельческую»? Некоторые функционеры путают феодальную и рабовладельческую формации, а ведь должны бы знать исторический материализм.
[40] Song, 2007, p.42.
[41] Подробнее см.: Worldwide Tibet Movement...
[42] Далай-лама, 1992, с. 248.
[43] Цит. по: Далай-лама. Страсбургское предложение...
[44] Далай-лама, 1991.
[45] Биография Его Святейшества Далай-ламы...
[46] Переговоры или раскольническая деятельность...
[47] Тибет: правда, 1993.
[48] Tibetan exile monasteries...
[49] Decision of History, 2008, p.3.
[50] Tibetan Youth Congress...
[51] Политика Срединного пути, 2007.
[52] Тибет: правда, 1993.
[53] Кычанов, Мельниченко, 2005.
[54] Тибет: правда, 1993.
[55] The New Times, 2008.
[56] Тибет: правда, 1993; Smith, 1996, p.617.
[57] Events in Lhasa March 2nd-10th 1989, Tang Daxian, London: TIN, 1990, June 15 — цит. по: Тибет: правда, 1993.
[58] Поборник мира или вдохновитель беспорядков...
[59] Тибет: правда, 1993.
[60] Marshall, 1999, p.6 — цит. по: Тибет под властью коммунистического Китая, 2001.
[61] Behind bars: prison conditions in Tibet...
[62] Atmosphere of «martial law» ...
[63] A Tibetan arrested in Lithang...
[64] Об этой проблеме см. ниже.
[65] Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2007; Никольский В. В провинции Сычуань...
[66] Хронологию событий см.: Uprising in Tibet 2008...
[67] Memorandum from the Tibetan Muslim...
[68] Сканави А. Крутой поворот...
[69] Chinese regime...
[70] Напр., Tibet riots orchestrated...
[71] Закулисная сторона...
[72] Путешествие француза в Тибет...
[73] Woeser Ts. A record...
[74] Путешествие француза в Тибет...
[75] Uprising in Tibet 2008, p.103.
[76] China’s midnight deadline...
[77] Письмо из Лхасы...
[78] China arrest over 572 monks...; Никольский В. Китайские власти...
[79] Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2008, p.21–30.
[80] Его перевод см.: Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2008, p.102–104.
[81] Полный текст см.: Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2008, p.117–118.
[82] Правоохранительные органы Китая... Данные другого источника (www.phayul.com) отличались: 176 ружей, 13013 патронов, 19000 динамитных шашек, 7725 фунтов взрывчатки, две ручные гранаты и 350 кинжалов.
[83] В ряде монастырей...
[84] Никольский В. Трое тибетских монахов арестованы...
[85] Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2008.
[86] Освобождены более тысячи участников беспорядков...
[87] Никольский В. Трое тибетских монахов...
[88] Никольский В. TCHRD...
[89] Обвиняемый в поджогах...
[90] Human Rights Situation in Tibet: Annual Report, 2008, p. 92.
[91] Габуев, 2008; Тибетские коммунисты...
[92] Никольский В. Служащим госучреждений...
[93] Фан-портал...
[94] Никольский В. Суд оправдал немецкого аспиранта...
[95] В Китае издана книга...
[96] В Пекине открылась гала-выставка...
[97] Домогацких, 1962, с. 44.
[98] Тибетская писательница...
[99] China: 20th Century...
[100] См., напр.: Тибетка — бывшая крепостная...
[101] В свете истины: дружеские отношения...
[102] Nichols S. Malware writers target...; Cyber attacks target...
[103] Китайские агенты...
[104] Эх, «Свобода»...


C.Л. Кузьмин «Скрытый Тибет»: вернуться к оглавлению
Просмотров: 5224

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Март 2010    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100