Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Глава 10. Восстановление и модернизация (часть 2)

10 марта 2010 | Версия для печати
| Еще

Народная вооруженная полиция
с группой тибетских детей,
задержанных на перевале
Нангпа при попытке уйти из
Тибета в Непал
(Dangerous Crossing,
2006/фото: П. Козжек).
Запад оказал умеренное давление на КНР, стараясь в то же время не портить отношения. А МИД РФ полностью поддержал китайские меры. 10 апреля Европарламент принял резолюцию, призывающую лидеров Европейского Союза рассмотреть возможность неучастия в церемонии открытия олимпиады 8 августа 2008 г., если власти КНР не возобновят диалог с Далай-ламой. Пекин воспринял это всерьез. Но его репутация была подмочена. Многие страны захлестнули демонстрации против китайский политики в Тибете. По опыту пекинской олимпиады Международный олимпийский комитет весной 2009 г. отменил на будущее всемирную эстафету олимпийского огня.[105]

К июлю 2008 г. в КНР состоялись два раунда переговоров с представителями Далай-ламы, проведенных по инициативе первоиерарха. К сожалению, результата не было. Китай лишь использовал их для пропаганды олимпиады. Реакция КПК на компромиссные предложения Далай-ламы осталась той же, что раньше:[106] он должен на деле отказаться от политики независимости Тибета; прекратить деятельность, направленную на «раскол родины»; открыто заявить о признании Тибета неотъемлемой частью Китая, Тайваня — одной из провинций КНР, правительства КНР — единственно законным для всего Китая. Поскольку ни программа из пяти пунктов, ни новые предложения, по мнению китайской стороны, «не исключили в корне требования независимости Тибета», эти документы, как они считают, не могут служить основой для переговоров.[107] Тибетская сторона должна полностью согласиться не только с современным положением дел в Тибете, но и с пропагандистской фальсификацией истории: признать, что Тибет и раньше был частью Китая.

По утверждению Синьхуа, «Далай-лама... и его последователи по-прежнему не прекращают подстрекательскую пропаганду в Тибетском автономном районе, нацеленную на раскол Родины. В Лхасе и других местах они провоцируют волнения, организуют взрывы и другие насильственные террористические акты».[108] Это не так. Далай-лама постоянно выступает за ненасилие. Выступления в марте 2008 г. закончились после его угрозы об отставке, «если насильственные действия не прекратятся». Походы мира, плебисциты и вообще любая активность Далай-ламы, направленная на привлечение внимания к проблемам тибетского народа, трактуется Пекином как «деятельность по расколу родины», а требование подлинной автономии — как попытка вернуть феодализм. В действительности, руководство КПК не желает соглашений, но переговоры нужны КНР для международного имиджа. Китайская сторона постоянно пытается подменить даже их тему: вместо положения в Тибете говорить лишь о статусе Далай-ламы в случае его возвращения.

В этой ситуации в июле 2008 г. тибетская делегация была вынуждена отказаться от продолжения переговоров в таком формате. «Мы не видим ни малейшей пользы от продолжения диалога, поскольку очевидно отсутствие политической воли со стороны китайского руководства для серьезного обсуждения тибетского вопроса», — заявил тибетский посланник Келсанг Гьелцен. Тем не менее, в октябре 2008 г. прошли новые переговоры, которые опять не дали результатов. В результате в ноябре в Дхарамсале был созван чрезвычайный съезд тибетцев, в котором участвовали более 500 делегатов. Большинство одобрило «срединный путь» Далай-ламы, но в «жестком варианте» — требование подлинной автономии Тибета. По решению совещания, правительство Тибета в эмиграции объявило о прекращении бесплодных переговоров с КНР.[109]

В 2009 г. в разных частях Тибета вновь прошли стихийные протесты, но менее интенсивные. Люди выкрикивали лозунги в пользу независимости и долголетия Далай-ламы, разбрасывали листовки и т.д. Протестующих избивали и задерживали.[110] Протесты начались с приближением Лосара (тибетского Нового года) 25 февраля и 50-й годовщины Народного восстания 10 марта. В январе на стенах в тибетских кварталах Лхасы появились рукописные листовки с призывом к отказу от празднования Лосара: «Тысяча человек арестована, еще тысяча исчезла без вести. Добросердечные тибетцы, оставшиеся в безопасности, сделайте две вещи. Не надо петь, танцевать, играть и не надо пускать петарды. Только эти две вещи. Давайте вспомним о погибших и помолимся о живых».[111]

В ответ власти приняли беспрецедентные меры, позволившие избежать серьезных выступлений. Фактически, тибетские земли блокировали на месяцы. На них разместили тысячи солдат и вооруженной полиции.[112] В Лхасе провели рейды и задержания. Вокруг Джокханга появились многочисленные вооруженные патрули, на крышах — снайперы, у закрытой в те дни Поталы — патрули и переодетые агенты; тибетцам, живущим вне Лхасы, запретили въезд в столицу. Во время Лосара власти устроили официальные празднества. В некоторых местах даже отключили мобильную связь. Сообщалось о наказаниях тибетцев за передачу за рубеж СМС-сообщений о ситуации в Тибете, о замене в некоторых местах спутникового телевидения на кабельное, чтобы нельзя было смотреть зарубежные программы.

Российский очевидец, успевший «проскочить» до блокады, был вынужден менять гостиницы (хозяевам предписывали не принимать его), скрываться от слежки, использовать горные тропы, чтобы обойти блокпосты.[113] Это при том, что его документы были в порядке, формальных претензий у проверяющих не было. Он узнал, что в годовщину восстания все-таки были волнения голоков и кампа. Но китайское телевидение не сообщало ни об этом, ни о фактическом введении военного положения.


Обморожение пальцев ног тибетского
беженца после перехода через горы
в Непал (ITC).
К 50-й годовщине восстания власти придумали новый «праздник» — «День освобождения от крепостного рабства». Его назначили на 28 марта — день подписания известного приказа о роспуске тибетского правительства и проведении демократической реформы (см. главу 8). Этот «праздник» оскорбляет национальные чувства тибетцев.[114] К нему приурочили ряд мероприятий: пляски и революционные песни, международные турне партийных тибетологов, массированную кампанию в СМИ и т.д. Изготовили памятный значок красного цвета, со знаменем КНР над горами. В основе идеи — маоистский гимн «Над снежными горами взошло красное солнце». Одним из наиболее значимых было открытие нового китайского сайта — на сей раз о «правах человека» в Тибете.[115] Введение этого «праздника» тибетское правительство в эмиграции сочло провокационным, способствующим дестабилизации в регионе.[116]

Как отмечал Далай-лама в своем Заявлении по случаю 50-летия тибетского восстания 1959 г., «ультралевые китайские руководители с марта прошлого года развернули колоссальную пропагандистскую кампанию с намерением внести раскол между тибетским и китайским народами и породить в них враждебное отношение друг к другу».[117]

Непосредственно перед «праздником» и после него новостные выпуски на канале ТАР (XZ TV) являли серии бесконечной партконференции в Лхасе.[118] Пять-шесть китайских и тибетских партократов и три китайских генерала по очереди вещали с трибуны об успехах ТАР (кит.: Сицзан). Завершались новости показом тибетских песен и плясок перед делегатами. Прочие места громадного зала театра заполняли примерно в равной пропорции солдаты НОАК и тибетцы-статисты в национальных одеждах. Интервалы между выпусками этих новостей заполняли пропагандистские документальные фильмы и серии бесконечного «киномыла» из тибетской жизни середины XX в. Документальных фильмов было не больше 5–7, они все время повторялись. Их крутили также на канале провинции Цинхай и еще на 2–3 каналах. Работала одна и та же схема: как было плохо и как стало хорошо. Кадры хроники были тщательно отобраны: счастливые тибетцы аплодируют колоннам НОАК, вступающим в Лхасу; старая тибетка надевает ката на портрет Мао; солдаты НОАК плечом к плечу с тибетскими крестьянами обмолачивают зерно, строят дома, убирают урожай и пр. Идеологически верных эпизодов нашли очень мало: одни и те же кадры хроники повторялись через 7–8 минут.

Поведение властей представляется нелогичным: вместо того, чтобы разрядить ситуацию, они искусственно обостряют ее. В чем причина? Известная тибетская и китайская писательница Церинг Восер, хорошо знакомая с ситуацией в ТАР, где родилась и выросла, считает, что такая политика выгодна тибетским чиновникам, выдвинувшимся во времена Культурной революции. В одном интервью она перечислила людей, занимающих высокие посты в ТАР, которые выдвинулись из хунвэйбинов и цзаофаней. Вот кем были раньше эти чиновники:[119]

Рагди: возглавлял «Великий объединенный центр» (группировку цзаофаней) в уезде Нагчу во время Культурной революции; в 1975–2003 гг. — замсекретаря ТАР (другие посты см. выше). Легчог (или Лэгчоэ): возглавлял «Великий объединенный центр» в уезде Шигацзе; к 2008 г. — председатель СНП ТАР. Пасанг: возглавляла «Младшую красную гвардию» и «Великий объединенный центр» в уезде Лхока (кит. Шаннань); в 1971–2003 гг. — замсекретаря ТАР, к 2008 г. — зампред Всекитайской федерации женщин. Лобсанг Дондуп (или Лобсанг Дхунжуп) — «начальник штаба» «Войны крепостных» (группировка «бунтарей») в Тибетском национальном университете в Китае; к 2008 г. — зампред СНП ТАР. Лхагба Пунцог (или Лаба Пхунцо): главный редактор «Бури войны» — газеты «Великого объединенного центра»; в 2008 г. — главный ответственный секретарь Китайского центра тибетских исследований. Джампа Пунцог (или Цзяньпа Пхунцо): «начальник штаба» «Войны крепостных»; к 2008 г. — замсекретаря ТАР. Цзяньцо: возглавлял «Великий объединенный центр» на механической фабрике Таму; к 2008 г. — зампред ТАР. Деки Цомо: возглавляла «Войну крепостных» в Тибетском национальном университете Китая; к 2008 г. — член Постоянного комитета КПК ТАР. Бхучунг (или Бучонг): возглавлял «Великий объединенный центр» в волости Чонгье уезда Лхока; к 2008 г. — замсекретаря ТАР и секретарь районной комиссии дисциплинарной инспекции ТАР. Пасанг Дондуб (или Басанг Дхунжуп): с ноября 1969 по декабрь 1970 г. служил тибетским переводчиком в НОАК; к 2008 г. — член Постоянного комитета КПК ТАР, зампред Политического консультативного собрания ТАР, министр рабочего отдела Объединенного фронта ТАР. Еше Тензин (или Иси Тензин): первоначально был связан с «Центром бунта» (еще одна группировка «бунтарей»), но позже присоединился к «Великому объединенному центру»; к 2008 г. — зампред Политического консультативного собрания ТАР.

Восер пишет, что они постоянно занимаются кампаниями против Далай-ламы, по насаждению китайского национализма. По мнению писательницы, эта правящая прослойка торпедирует переговоры китайского правительства с представителями Далай-ламы. «Фактически, можно сказать, что эти китайско-тибетские чиновники, пришедшие к власти во время китайской Культурной революции в Тибете, создали частное феодальное владение, позволяющее им всем говорить в один голос». Писательница рекомендовала китайскому правительству удалить этот «камень преткновения», если оно хочет решения тибетского вопроса. Но может ли оно это сделать? Очевидно, оно пока не смогло найти другой опоры в тибетском народе.

Неудивительно, если бывшие цзаофани используют штампы Культурной революции. Интереснее, как пекинская пропаганда преподносит их миру. Ее методы принципиально не изменились: факты вырываются из контекста, передергиваются, перемежаются лозунгами, фальсификациями и вымыслами. Я уже отмечал, что неискушенному читателю трудно разобраться, где в ней правда, а где нет, и в итоге он все принимает на веру.[120] На это и сделан расчет. Если сравнить пропаганду времен Мао и современную, то выяснится, что на смену восхвалениям председателя, компартии и коммунизма пришли рассуждения о демократии, достатке, экономическом подъеме и т.п., исполненные в стиле, принятом в «мировом сообществе». Но основное содержание осталось прежним: Тибет со средних веков был частью Китая, компартия всегда права, народ выбрал социализм, волнения в Тибете инспирированы из-за рубежа. Сохранились и левацкие термины, начиная с «мрачного и отсталого крепостного строя». Многие из них взяты из арсенала большевиков: «хозяева своей страны», «единый фронт», «агенты империализма», «отсталый феодальный строй», «демократические реформы», «разоблачение предательской деятельности» и т.п.[121]


Спутниковые тарелки, конфискованные
у тибетцев, чтобы перекрыть им доступ
к информации из-за рубежа. Лабранг,
Амдо, 20 мая 2009 г. (Никольский В.,
Новая цензурная инициатива...).
К настоящему времени деятельность китайских интернет-пропагандистов и хакеров приобрела глобальный характер. Несомненно, она направляется из КНР, в то время как китайские спецслужбы и армия занимаются компьютерной разведкой.[122] Допотопная красная пропаганда распространяется с помощью новейших электронных и пиар-технологий. К 2009 г. общее число страниц китайского Интернета перевалило за 2 млн. Там можно найти сотни тысяч страниц, озвучивающих пекинскую позицию по Тибету, в том числе на русском языке. Агрессивность и некорректность пропаганды свидетельствуют о ее несостоятельности. Но, как говорил П.Й. Геббельс, «ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой».

Немецкий ученый К.А. Хольц доказывает, что влияние КПК за рубежом не ограничивается пропагандой. По его мнению, совместные исследования иностранных и китайских ученых проводятся только приемлемым для КПК образом, некоторые западные востоковеды имеют родственников в Китае, другие владеют там квартирами, многие эксперты по Китаю годами учили китайский язык и построили свою карьеру на этой большой инвестиции.[123] Хольц подчеркивает, что связи в Китае приносят прибыль. Чтобы сохранить их, главное — не раздражать КПК. В результате самоцензура принимает много форм. Терминология компартии проникает в западные публикации и преподавательскую деятельность; партпропаганда проникает в западное мышление. Некоторые западные экономисты, работающие с Китаем, открыто принимают услуги КПК. Хотелось бы верить, что Хольц сгущает краски, а прокитайская позиция некоторых российских ученых, экспертов, политологов и чиновников не связана с подобными причинами.

Угроза восстановления феодализма и жестокость наказаний при этом строе в Тибете — до сих пор важный пункт коммунистической пропаганды. В главе 6 были перечислены все пытки и казни, известные в феодальном Тибете, и рассказано об их применении. Период Мао сопровождался гораздо большей жестокостью (главы 7–9). Посмотрим, как обстоят дела теперь.

Для выявления крамолы налажена слежка. На крупных улицах тибетской части Лхасы, в том числе на Баркхоре вокруг Джокханга, установлены видеокамеры, в городе много стукачей и сотрудников спецслужб в штатском. Их мало интересуют сами иностранцы — они хотят знать, с кем эти иностранцы разговаривают.[124] С тибетцами лучше не вести разговоры, которые могут стоить им свободы...

Законодательство КНР запрещает пытки и призвано обеспечить заключенным нормальные обращение и содержание. Вот официальные китайские данные: «Законные права лиц, совершивших преступление, охраняются законом. Дискриминация в отношении нацменьшинств и верующих, совершивших преступления, не допускается. Более того, их обычаи уважаются. Материальные условия содержания преступников, включая питание, одежду и жилье, обеспечиваются государством. С учетом обычаев и привычек в отношении питания представителей нацменьшинств, находящихся в местах заключения и в тюрьмах Тибета, действуют специальные пищеблоки, которые регулярно снабжают заключенных «цзаньба» (тибетское блюдо из муки, масла и соли), чаем со сливочным маслом, сладким чаем и т.д. В тюрьмах Тибета налажено медико-санитарное обслуживание. В среднем на одного заключенного здесь приходится большее число врачей, чем в других тюрьмах страны. Заключенные имеют право отдыхать в выходные дни, дни государственных и национальных традиционных праздников. Отбывая срок наказания, заключенные в соответствии с законом имеют право на ежемесячные свидания со своими родственниками, право получить снисхождение в форме смягчения наказания или условно-досрочного освобождения, а также награждения»[125].

Существуют три типа досудебного задержания: принудительный вызов, криминальный арест и просто арест, а также два типа наказания, не связанные с лишением свободы без юридического рассмотрения: контроль местонахождения сроком до трех лет и ожидание суда под залогом. Человек может находиться под арестом до 7 мес., а если находятся новые обстоятельства, — еще дольше. Арестованному могут объявить, что он является таковым, через несколько дней, месяцев или даже лет. Другой недостаток этой системы правосудия — что там почти не используются показания очевидцев со стороны защиты.[126] В период предварительного заключения не возникает вопрос о необходимости извещения родственников задержанного, поскольку формально он не арестован. Ордера на арест выдаются или предъявляются не всегда.[127]

Зато почти всегда применяются пытки. Сведения о них поступают не от властей, а в основном от бывших арестантов. Где-то, вероятно, есть преувеличения. Но сведения о пытках носят массовый характер, поступают из не связанных источников, в разное время, из разных мест. Все это говорит о частом применении пыток и позволяет сделать некоторые выводы. Известен китайский принцип — «мягкость к сознавшемуся, суровость к сопротивляющемуся».[128] Один полицейский признался, что в Амдо подвергаются пыткам 100% задержанных, а один судья из Синина говорил, что ни одно дело не поступает в суд, чтобы задержанного не избивала полиция, а если это тибетский политзаключенный, — то избивают гораздо сильнее.[129] В арестах и пытках участвуют тибетцы.

Один сбежавший из Восточного Тибета сотрудник китайской службы безопасности рассказал о 33 видах пыток заключенных.[130] При этом все время изобретаются новые пытки. По свидетельствам бывших политзаключенных, их бьют (ногами, руками, прикладами, железными прутьями, кастетами и др.), подвешивают за руки, унижают, запугивают, заставляют смотреть на чужие пытки, пытают электротоком, прижигают сигаретами (иногда еще сыплют сверху жгучий перец), травят собаками, долго держат на высокогорном солнце, женщин держат без одежды перед мужчинами-следователями, женщин и несовершеннолетних насилуют и т.д. Женщинам в уши, влагалище или анус вставляют электрические дубинки и включают на разряд, что имеет серьезные последствия для здоровья.[131] Некоторым арестованным пускают мочу в рот через резиновый шланг, загоняют бамбуковые иглы под ногти, бьют палкой с изогнутыми гвоздями или с несколькими ремнями на конце, бьют по лодыжке молотком, ставят перед дымокуром, чтобы дым шел в глаза, могут брызнуть в лицо кипятком или горячей едой с перцем.


Пытки политзаключенных в тюрьмах
Тибета (TCHRD). Схема подвешивания
(Kuxing…, p.50).
Из пыток чаще всего используют электрические дубинки (86% случаев), долгое стояние на ногах (86%), нахождение на солнце (69%), насильственный забор крови (50%).[132] Обычный метод — избиения, не оставляющие следов, но с серьезными внутренними повреждениями. Вскрытие некоторых, выданных после смерти родственникам, показало множественные переломы костей, разрывы внутренних органов и т.д. При пытках широко используют наручники и ножные кандалы разного веса. Некоторых заставляют работать в кандалах. Их могут не снимать до 12 дней, наручники — до 22 дней.[133] На некоторых надевают наручники с зубцами внутри. Арестованных надолго помещают в одиночки 2 х 1 м. После осуждения обычные методы «воспитания» в тюрьмах — тяжелая работа, насильственное взятие крови, недостаток воды или пищи, грязная вода и «перенапряжение».[134] Религиозная деятельность, включая молитвы, чтение мантр и т.д., запрещена. Муштруют, как в армии. Только хуже кормят и за все бьют: если не можешь стоять 4 часа, не шелохнувшись; если не выполнил норму работы и т.д.[135]

Монахиня Нима рассказывала, что ее арестовали за скандирование «сепаратистских» лозунгов в центре Лхасы.[136] В участке ее били кулаками, сапогами, ремнями, стульями, поливали кипятком, прижигали сигаретами, тыкали в рот деревянной палкой. Иногда заставляли подолгу сидеть неподвижно. Для контроля на голову ставили чайник с водой, а между колен и под руки клали газеты.[137] Если что-то сдвигалось, — били. Монахиня отказалась произносить стандартные фразы — что признает свои ошибки и будет работать, чтобы реформировать свое мышление. Тогда охранники решили «сыграть в футбол». Они встали по квадрату, монахиня должна была по очереди подходить к каждому, чтобы он ударом ноги сваливал ее на землю. Допросы с пристрастием продолжались полгода, затем она получила пять лет тюрьмы. Вместе с другими заключенными женщинами ее заставили несколько часов стоять босыми ногами на льду. Под конец подошла охранница в ботинках на высоком каблуке и стала топать каблуком по ноге каждой. Заключенные отрывали ноги ото льда, оставляя на нем кусок кожи.

Монах Лобсанг Дхаргья провел год до суда в тюрьме Голок.[138] На каждом допросе его избивали палками, кулаками и электрическими дубинками. По словам монаха Джампела Церинга, подвешивание людей с разведением огня внизу — обычный метод, о котором говорили прежние заключенные. Часто в огонь сыпали перец. Во время допроса часто использовали веревку, завязываемую сложным образом для подвешивания и пытки.

Обычна практика, когда после пыток людей выпускают умирать или помещают в больницу.[139] Если политзаключенный умирает, обычно это списывают на самоубийство или болезнь. Из 1900 политзаключенных в ТАР с 1987 по 2001 г. сорок один (то есть около 2%) умер в результате плохого обращения. По сведениям Тибетского центра за права человека и демократию, в 1987–2007 гг. достоверно установлена смерть 88 чел. от пыток в Тибете (данные на март 2009 г.), но сотрудники Центра допускают, что много случаев осталось неизвестными. Так как пытки запрещены китайским законом (см. выше), их массовое применение в Тибете — это беззаконие. Власти не могут не знать об этом. Можно сделать вывод, что в КНР используют незаконные методы, как при Мао Цзэдуне.

Есть сведения, что китайская полиция в ТАР подвергает арестам и пыткам не только тибетцев, но также иностранцев, в том числе русских, у которых находят «улики» об их связях с Дхарамсалой.[140] А один американец то ли сам выпрыгнул в окно, то ли был вытолкнут после долгого допроса в полицейском участке после того, как пытался разузнать на месте о проекте Всемирного банка поддержать переселение фермеров-ханьцев и хуэй на тибетские земли.[141] В результате повредил позвоночник, поломал пятки и порвал печень. Британцы и американцы, арестованные в Пекине за участие в акциях в поддержку Тибета в дни олимпиады 2008 г., заявили, что во время многочасовых допросов были прикованы к стульям и лишены сна.[142]

В феодальном Тибете было всего две тюрьмы. А вот где в Тибете держали политзаключенных в 2001 г.[143] Тюрьма ТАР (тюрьма Драпчи) в северо-восточных окрестностях Лхасы — самая крупная. Содержат тех, кто имеет самые большие сроки. В ней девять корпусов, в двух содержат политзаключенных. Исправительный центр бюро общественной безопасности (тюрьма Сангьип) — в северной части Лхасы. Городской исправительный центр бюро общественной безопасности Лхасы (тюрьма Гуца) — в 3 км восточнее Лхасы около р. Кийчу. Центр воспитания трудом ТАР (тюрьма Тисам) — в 10 км западнее Лхасы у моста Толунг. Пово Трамо — в г. Трамо в 500 км восточнее Лхасы. Тюрьма Лхасы (ранее известная как Оутриду). Тибетский военный исправительный центр — в районе Цалгунтханг примерно в 11 км восточнее Лхасы. Помещение для исправления через работу в Цетанге — в 10 км восточнее Чамдо. Тюрьма Маован в одноименной автономной волости округа Нгаба, Сычуань. Кроме того, есть исправительные центры в каждом уезде, округе и волости в тибетских автономиях Сычуани, Ганьсу и Юньнани. Политзаключенные есть и там.

Всего, по данным на 2001 г., [144] в ТАР 12 тюрем и 13 трудовых лагерей, в Цинхае — 32, в Сычуани — шесть. Точных данных об общем количестве исправительных учреждений в Большом Тибете нет. Больше половины всех политзаключенных в Тибете — духовенство. В сознании тибетцев политика и религия до сих пор взаимосвязаны, и отсутствие религиозной свободы питает политическую борьбу.
Неудивительно, что многие тибетцы хотят эмигрировать за границу. Но южная граница Тибета жестко контролируется. Более того, в ряде случаев для перемещения с места на место, даже на короткое время, тибетцам требуется официальное разрешение, а во время реальных или прогнозируемых волнений приезжих заставляют уезжать из Лхасы в родные деревни.[145]

В приграничные участки Тибета просто так не попадешь. Согласно «Правилам ТАР об управлении пограничными областями», граждане КНР старше 16 лет, живущие в этих областях, должны иметь удостоверение личности КНР и удостоверение приграничного жителя ТАР.[146] Жители ТАР, въезжающие в приграничные области, должны иметь удостоверение личности и получить удостоверение на посещение пограничных областей. Граждане КНР младше 16 лет должны получить в местных органах действительные сертификаты. «Соотечественники, живущие за рубежом», для посещения этих районов в дополнение к своему удостоверению личности должны получить удостоверение пограничных областей. В них запрещено картирование, геологоразведка, археологические исследования, фотографирование, съемка фильмов, научные исследования и т.д. без специальных разрешений. Для тибетцев даже получить разрешение на паломничество к приграничным священным местам — оз. Манасаровар и горе Кайлас — сложная бюрократическая процедура.
За границу выехать еще сложнее, но тибетцы оформляют необходимые документы и ездят. Паспорт для выезда за рубеж выдают в офисе бюро общественной безопасности в Лхасе. Процедура сложная и долгая.[147] Выехать в Индию трудно. Проще — в Непал по приглашению. Чтобы получить визу туда, надо собрать подписи на трех бумагах на уровне волости, округа и провинции. Раздача взяток ускоряет процесс. Но тибетцы легально ездят не только в Непал, но и в другие страны, в том числе в Россию и страны Европы. Тибетские эмигранты посещают ТАР, некоторые остаются на родине. По сообщению Синьхуа, за несколько лет (по данным на 1 февраля 2002 г.) более 2 тыс. тибетцев вернулись из-за границы, чтобы навестить родственников или остаться.[148] В 2002 г. власти ТАР призвали тибетских соотечественников возвращаться из-за рубежа, чтобы посетить родных и знакомых, молиться Будде, посмотреть достопримечательности. Приглашаются даже те, кто вел «сепаратистскую деятельность» в прошлом, если они «действуют в поддержку родины».

Однако поток желающих покинуть Тибет не иссякает, а власти стараются не выпускать их. Приходится уходить нелегально, через высокогорья, где непривычный человек страдает от нехватки кислорода. C 1991 по 2002 г. в среднем за год уходили 2500 тибетцев.[149] Важнейший путь лежит через Непал. В других местах перейти горы почти невозможно. Там проходят лишь единицы: подходящих перевалов мало, они перекрыты китайскими пограничниками. Большинство беженцев прибывают в Непал в течение 4 зимних месяцев. Одна из причин — ослабление пограничного контроля китайцев. Многие считают, что зимой хорошая видимость, а наличие льда на поверхности снега благоприятствует переходу там, где в другое время дорога ненадежна.[150] Другие опасности, кроме китайских патрулей, — нехватка воды, топлива для приготовления пищи, голод, обезвоживание и переутомление. При снежных бурях при температуре до –40ºС люди могут заблудиться, получить обморожения и снежную слепоту. Много беженцев приходит истощенными и обмороженными.

Многих задерживают еще в Тибете, другие гибнут от несчастных случаев или китайских пуль. Например, за 6 мес. 2001 г. сотрудники китайских служб безопасности задержали 2500 тибетцев, пытавшихся уйти.[151] 30 сентября 2006 г. расстрел группы беженцев на перевале Нангпа-ла удалось заснять на видео румынскому оператору.[152] Убийство видела большая группа иностранных альпинистов, рассказавших об этом. Примерно 70 тибетцев, в основном детей, направлялись в Непал. Обнаружив их, три — пять человек из народной вооруженной полиции КНР открыли прицельный огонь. 17-летняя монахиня была убита, мальчик 13 лет ранен и позже умер. В Непал ушло 36 чел., остальных захватили китайцы. Видеоролик об этом расстреле вывесили в Интернете. А потом появился его монтаж, сделанный так, чтобы сюжет выглядел как подделка.

В районе Шигацзе в 2003 г. открылась специальная тюрьма для тибетских беженцев, пойманных по дороге в Непал или назад. Она называется «Новый центр приема Страны снегов». По рассказам очевидцев, большинство получает сроки в 3–5 мес.[153] В других местах дают от 10 сут. в полицейском участке до 1–3 мес. в тюрьме.[154] Заключенных обычно бьют или пытают электротоком, заставляют выполнять работы на строительстве местных дорог. Широко используется «воспитание трудом». Кормят плохо. Многие платят штраф 1700–5000 юаней и вместе с родственниками дают расписку, что больше не будут пытаться бежать. Если китайцы поймают тибетского проводника, ему грозит длительное заключение и худшее обращение. Беженцы говорили, что с женщинами обращаются лучше, чем с мужчинами: первых только бьют ремнями, а ко вторым еще применяют электрические дубинки и электрические погонялки для скота.[155] В 2001 г. чиновники предупредили тибетцев о конфискации земли и заключении родственников, если они попробуют бежать за границу.[156]
В Непале беженца может арестовать уже местная полиция. В этом случае все его добро могут забрать. Но больше всего он боится, что будет выдан китайским пограничникам. Например, в 2001 г. стало известно о передаче им 15 беженцев. Но общее число, наверное, больше.

Подвергаясь давлению Пекина, непальские власти усилили контроль границы, стали разгонять демонстрации тибетцев в Катманду, закрыли там представительство тибетского правительства в эмиграции. КНР убеждает правительство Напала считать тибетских беженцев «хозяйственными мигрантами» или преступниками.[157] В этом случае они не могут иметь статуса беженца. В действительности, большинство беженцев уходят из Тибета не в поисках заработка. Например, в 2006 г. 45% беженцев были монахи и монахини, 30% — дети и студенты, желающие получить тибетское образование, 20% — крестьяне и лишь 5% — кочевники и безработные.[158] Родители отправляют своих детей в школы тибетских эмигрантов, чтобы дать полноценное, а не китаизированное образование.

В конце ХХ в. Непал охватила гражданская война, развязанная маоистскими террористами. Они использовали идейный арсенал Мао: «окружение города деревней», «фашистские атаки феодального тирана на революционный народ», «бунт против эксплуатации», «народная война», «империалистические страны, как Россия, Германия и Франция», «дискриминацонные договоры»; свои незаконные вооруженные формирования назвали «народно-освободительной армией» и т.п.[159] Маоисты убивали представителей местной власти, врывались в деревни, насиловали женщин, грабили, уводили в свои банды детей 9–15 лет,[160] оставшихся жителей облагали поборами («добровольными пожертвованиями»). Недовольных убивали. Перекрывали дороги, машины сжигали или подрывали. «Пожертвованиями» облагали и приезжих туристов. У последних, впрочем, могли просто забрать приглянувшиеся вещи.[161] Пользуясь изоляцией многих горных районов и слабостью правительства, маоисты установили там контроль. При этом, по мнению вождя маоистов Прачанды, волнения в ТАР — это «сепаратистское насилие».[162] Организуют его, разумеется, США.

В середине 2008 г. революционеры свергли монархию в Непале. Уже в июне состоялась встреча представителей компартий КНР и Непала. Непальский товарищ подчеркнул, что его партия «поддерживает политику Китая в отношении Тибета и считает Китай своим лучшим другом».[163] После непальской революции США, хотя и не вычеркнули маоистскую партию Непала из списков террористических организаций, объявили о сотрудничестве с ней для «содействия стабильности, демократии и миру».[164] На выборах маоисты получили большинство. Это неудивительно. Населению предлагали мир в обмен на голоса — как если бы человек, взявший заложников, предложил не убивать их в обмен на власть. В Непале стали уделять внимание мониторингу и реинтеграции в общество маоистских боевиков. Их обозначают термином «воюющая сторона» (combatant)[165] — то есть как партизан, а не как террористов-революционеров.

В Непале репрессии против тибетских беженцев усилились. Их задержанием занялся даже маоистский комсомол.[166] 15 августа 2009 г. в Лхасе состоялось совещание, где обсуждались предложения китайской стороны по подавлению антикитайских выступлений на непальской территории.[167] На это обсуждение направилось практически все руководство служб безопасности Непала. А уже в октябре 2009 г. министр внутренних дел Непала заявил, что беженцы не имеют права устраивать в Непале демонстрации против дружественного Китая; что есть государственный план, призванный сделать границу безопасной и свободной от проникновения преступных элементов; что кабинет министров Непала одобрил набор более 15 тыс. полицейских, в том числе 7 тыс. в вооруженную полицию (APF) и 7 тыс. в другие подразделения.[168] Похоже, мечта Пекина становится реальностью: вместе с потоком беженцев будет перекрыт канал информации об истинном положении вещей в Тибете.

КНР старается помогать непальской армии, чтобы таким путем усилить свое влияние в Непале. В процесс вовлечены как «старые» солдаты, так и «новые», из маоистских формирований. Вместе с тем, непальские маоисты, опирающиеся в основном на горные народности, пока вынуждены считаться с их традициями и даже принимать участие в их буддийских церемониях. Однако развитие контактов с КНР, китайская помощь армии, визиты в КНР непальских силовиков укрепляют позиции КНР в Непале в ущерб интересам Индии и тибетцев в этой стране.[169]

Несмотря на репрессии, борьба тибетского народа продолжается. Ее накал выше, чем на территориях других «нацменьшинств» КНР. Гораздо выше и уровень репрессий в Тибете. Приведенные данные ясно показывают, что масштабы и жестокость арестов, пыток и казней при социализме намного превзошли то, что было при феодально-теократическом строе. Но народ не теряет надежды. Мао Цзэдун справедливо говорил: «Борьба, поражение, вновь борьба, вновь поражение, вновь борьба и так вплоть до самой победы — такова логика народа».[170]


Китайская военная база, созданная для контроля перевала Нангпа,
разделяющего Тибет и Непал (Dangerous Crossing, 2006).



Новая специальная военная база в Кардзе
(2009 TibetInfoNet, with permission of the photographer).



Один из китайских военных городков под Лхасой.


Камера слежения на крыше монастыря в Лхасе.


Задержанные тибетские демонстранты в местном полицейском участке, Лхаса.


Сотрудники Бюро общественной безопасности маршируют под стенами Поталы.


Сотрудники Бюро общественной безопасности на улице Лхасы в 2008 г.


Некоторые тюрьмы Тибета, где содержатся политзаключенные (TCHRD).
Драпчи.



Пытки политзаключенных в тюрьмах Тибета (TCHRD).
Схема обвязывания веревкой при подвешивании (TCHRD).





[105] МОК отменил...
[106] Тибетский вопрос...
[107] Переговоры или раскольническая деятельность...
[108] Переговоры или раскольническая деятельность...
[109] Никольский В. Тибетское правительство...
[110] Никольский В. В Кардзе...
[111] Никольский В. В Лхасе...
[112] Никольский В. Пекинское руководство...; Никольский В. SCMP...
[113] А.С. Путешествие в мятежный Тибет...
[114] Китаев С. 28 марта — новый праздник в Тибете...
[115] В Интернете открыт первый китайский сайт...
[116] Никольский В. За фасадом...
[117] Заявление Его Святейшества Далай-ламы по случаю 50-й годовщины...
[118] А.С. Путешествие в мятежный Тибет...
[119] Woeser, 2008.
[120] Китаев С. Конфликт в Тибете...
[121] Ср.: Монгольская Народная Республика, 1952; О тибетском вопросе, 1959, с. 205–246.
[122] Гетц, Розенбах, 2009.
[123] Хольц К.А. Все эксперты...
[124] Френч, 2004.
[125]  Новый прогресс в защите прав человека..., 1998.
[126] Prisoners of Tibet, 2006.
[127] Torture in Tibet, 2000.
[128] Behind bars... Это афоризм Мао Цзэдуна: «К признавшим свою вину подходить снисходительно, а к сопротивляющимся строго». — Цит. по: Великая пролетарская культурная революция, 1970, с. 51.
[129] Torture in Tibet, 2000.
[130] Тибет: правда, 1993.
[131] Kuxing: Torture in Tibet...
[132] Kuxing: Torture in Tibet...
[133] Behind bars: prison conditions in Tibet...
[134] Тибет: правда, 1993.
[135] Behind bars: prison conditions in Tibet...
[136] Kuxing: Torture in Tibet...
[137] Пытка с «равновесием» чайника на голове известна в разных модификациях. Напр., могут еще надолго поставить лицом на солнце (Tibetan Envoy, 2003, no. 7, p.5).
[138] Tales on terror, 1999.
[139] Torture in Tibet, 2000; Tibet 2002.
[140] Комментарий от 25.03.2008...
[141] Френч, 2004.
[142] Никольский В. Активисты из Британии и США...
[143] Annual Report 2001.
[144] Tibet: a human development...; Behind bars...
[145] Тибет: правда, 1993.
[146] Tibet 2002.
[147] Annual Report 2001.
[148] Tibet 2002.
[149] Dangerous Crossing, 2003.
[150] Annual Report 2001.
[151] Annual Report 2001.
[152] Dangerous Crossing, 2006; Chinas massacre in Tibet...; Западные альпинисты...
[153] Dangerous Crossing, 2004.
[154] Annual Report 2001.
[155] Dangerous Crossing, 2006.
[156] Annual Report 2001.
[157] Dangerous Crossing, 2005.
[158] Dangerous Сrossing, 2006.
[159] Напр., Roy, 2008; http://www.cpnm.org.
[160] Подробнее см.: Маоисты в Непале...
[161] Туристы и маоисты...
[162] Prachanda defends Chinese crackdown...
[163] Китай и Непал...
[164] США объявили о внесении корректировок...
[165] См., напр., непальскую газету «The Himalayan» за апрель 2009 г.
[166] Никольский В. Комсомольцы-маоисты...
[167] Никольский В. В Катманду непальские полицейские...
[168] Никольский В. Министр внутренних дел Непала...
[169] Struggling for influence in Nepal...
[170] Мао, 1966, с. 72.


C.Л. Кузьмин «Скрытый Тибет»: вернуться к оглавлению
Просмотров: 4763  |  Тэги: Лхаса

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Март 2010    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100