Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Глава 10. Восстановление и модернизация (часть 4)

10 марта 2010 | Версия для печати
| Еще
Если на Западе о буддизме раньше знали в основном востоковеды, то с 1960-х гг. много лам приезжает в страны Европы, Америки и Азии. Это совпало с повышением интереса к буддизму. Результатом стало не только изучение прежде недоступных концепций и источников, но и возникновение множества тибетских центров, общин, храмов и монастырей. Многие европейцы, американцы и россияне принимают буддизм, некоторые становятся монахами. Большинство тибетских учителей распространяют на Западе чистое учение, в некоторых случаях стараясь адаптировать его к европейскому менталитету и социально-экономическим реалиям, но иногда имеет место «потакание» ожиданиям и вкусам публики.[246] Сейчас вне Тибета имеется более тысячи общин тибетского буддизма, есть бонские общины. Общая численность последователей буддизма в США, например, превышает 4% всего населения, а в странах Европы — 1–2% (включая мигрантов из стран Азии). На территории бывшего СССР общины и центры тибетского буддизма есть в республиках Прибалтики, Украине, «небуддийских» регионах России (Москва, С.-Петербург, Екатеринбург и др.), Грузии, Армении, Белоруссии и Казахстане.

Особая заслуга здесь принадлежит Далай-ламе ХIV. Он написал более 60 книг, многие из которых переведены на иностранные языки, в том числе на русский. Из этих книг читатели узнают о религии, традициях, истории тибетцев, получают наставления о жизни. Особо надо отметить книгу «Этика для нового тысячелетия», в которой Далай-лама проводит глобальный нравственный подход, основанный «скорее на общих, нежели на религиозных принципах».[247] Этот подход особенно важен в наше время, когда приоритет в мире все больше приобретают материальные, а не духовные ценности. Вышло много книг, так или иначе касающихся Далай-ламы и мира вокруг него, — например, широко известная книга Г. Харрера «Семь лет в Тибете», по которой снят фильм. Есть и другие фильмы («Кундун», «Tibet: Story of a Tragedy» и т.д.). Из последних можно назвать российский документальный фильм «Рассвет/Закат» (2007 г.).

Далай-лама XIV неоднократно встречался с лидерами всех мировых религий, а также иудаизма. Он встречался с римским папой Павлом VI в 1973 г., с Иоанном Павлом II в 1980, 1982, 1990, 1996 и 1999 гг.; с архиепископом Кентерберийским Р. Ранси — в 1981 г. и другими лидерами англиканской церкви. Далай-лама выступал на конгрессе мировых религий, где с его участием была проведена межконфессиональная служба. С представителями православия также имеются контакты. Далай-лама встречался и с Патриархом Пименом. В 2008 г. в Индии Далай-лама встретился с крупными деятелями ислама и заявил, что приравнивание этой религии к терроризму «абсолютно неверно».

По его мнению, все религии благотворны, каждая из них несет истину, имеет свои уникальные идеи и методы. Необходимо, чтобы было разнообразие религий в соответствии с разными предрасположенностями людей. Далай-лама выступает против миссионерства, в том числе буддийского, и считает, что лучше следовать своим традиционным религиям. Он выступает против экспансии в Монголии протестантских, католических и сектантских миссионеров, в последнее десятилетие, фактически, покупающих там все новую паству. По мнению Далай-ламы, смена веры нежелательна, и нужна, только если человек осознал ее необходимость.

Он стал одним из самых «мобильных» религиозных лидеров мира. К настоящему времени он побывал уже почти в 50 странах, встречался с рядом мировых лидеров: Дж. Бушем, Б. Клинтоном, А. Меркель, Ф. Миттераном, Дж. Неру, Ж. Шираком и др. Россию он посетил семь раз: в 1979, 1982, 1986, 1991, 1992, 1994, 1996 и 2004 гг. В 1994 г. Далай-лама даже выступал в Госдуме. Но каждый его международный визит вызывает протесты официального Пекина. Целью является изоляция первоиерарха. Однако получается наоборот: китайские чиновники своей нервозной реакцией привлекают дополнительное внимание людей во всем мире к Далай-ламе и тибетскому вопросу.

В то время, как Далай-лама XIV начал посещать Россию, российско-китайские отношения опять изменились. На смену конфронтации с КНР пришла ее некритическая поддержка. Приняв часть китайских территориальных претензий, РФ передала Китаю ряд «утраченных» им территорий. Зато наладилось экономическое сотрудничество. В Россию пошли китайские товары. Она стала важнейшим поставщиком вооружений для китайской армии, стало развиваться энергетическое сотрудничество и т.д. Затем РФ и КНР нашли общий язык в неприятии инспирируемых США «бархатных революций».[248]

Согласно ст. 4 Договора между РФ и КНР от 2001 г., обе страны обязались поддерживать друг друга в вопросах, касающихся государственного единства и территориальной целостности.[249] В последующих совместных декларациях РФ повторяет, что признает Тибет частью КНР. А почему, скажем, не Ляонин или какую-то другую провинцию или автономный район? Ведь РФ не требует каждый раз подтверждать принадлежность к ней, скажем, Смоленской области или Чукотки...

Ясно, что руководство КНР понимает спорность своих претензий на Тибет и потому требует их постоянного подтверждения. А затем, ссылаясь на эти документы, вмешивается во внутренние дела России: не разрешает принимать Далай-ламу вопреки желанию российских буддистов. А что взамен? «Китайская Сторона поддерживает все усилия Российской Стороны по защите государственного единства и борьбе с террористическими и сепаратистскими силами в Чечне».[250] Но чеченские сепаратисты никогда не использовали КНР, да это было бы невыгодно и самому Китаю. Кроме того, ситуации с Чечней и Тибетом совершенно разные.

При таких обстоятельствах Далай-ламе под надуманными предлогами стали отказывать в российской визе. Дошло до того, что МИД РФ в 2001 г. не выдал ему транзитную визу. В результате визит в Монголию состоялся на следующий год и другим авиарейсом. Последний пастырский визит в РФ (в 2004 г. в Калмыкию) был очень кратким и обставлен так, чтобы максимально ограничить общение Далай-ламы с паствой. Позже визу опять не давали. В начале 2009 г. появилась информация, что министр иностранных дел С.В. Лавров, выступая в Совете Федерации РФ, заявил о возможности визита Далай-ламы: «Мы готовы рассматривать организацию его пастырского визита в будущем. Нет никаких препятствий для его визита в Россию».[251] В апреле — мае того же года МИД в ответах на запросы депутатов Госдумы РФ конкретизировал это высказывание так. Визит Далай-ламы — не только внутреннее дело РФ, этот визит может стать раздражителем в отношениях РФ с КНР, он возможен лишь после нормализации отношений Далай-ламы с Пекином. Итак, препятствие все-таки есть. Это мнение Пекина, которое в РФ оказалось важнее мнения российских граждан.

Нечто похожее происходит в Монголии. Здесь тоже несколько раз принимали Далай-ламу, что вызывало недовольство властей КНР. Но возникла другая коллизия. Как уже указывалось, до революции 1921 г. в Монголии, как и в Тибете, была теократическая монархия. После освобождения Монголии от китайской оккупации здесь правил легитимный хан — Богдо-гэгэн VIII Джецундамба-хутухта. После его смерти в 1924 г. красные монголы, направляемые большевиками, отменили монархию и запретили искать новое перерождение святителя. Но в 1936 г. в Тибете его все-таки выявили. После китайского вторжения он ушел в Индию.

В 1999 г. Богдо-гэгэн IX приехал в Монголию из Индии как частное лицо, не претендуя на восстановление своей ханской власти.[252] Монголы встретили его с энтузиазмом. Но вышло так, что приезд состоялся перед визитом в страну китайского лидера Цзян Цзэминя. Китайцы потребовали выслать ламу обратно в течение 24 часов.[253] Монголы не пошли на это. Но сам факт такого требования показывает, что свои связи с другими странами Пекин использует для вмешательства в их дела. Тем более что значительная часть населения Монголии вовлечена в торговлю с Китаем, значительная часть монгольского потребительского рынка занята китайскими товарами, КНР ввела для монголов безвизовый режим и т.д. Это увеличивает зависимость Монголии от Китая и опасно для ее будущего.
Нельзя не согласиться с тем, что «претензии официального Пекина монопольно выносить вердикт о статусе Далай-ламы — не что иное, как вмешательство китайского государства в жизнь мировой буддийской общины, нарушение свободы вероисповедания».[254] Но это соответствует Конституции КНР (1982 г., ст. 36), где говорится: «Государство охраняет нормальное отправление религиозной деятельности. Никто не может использовать религию для нарушения общественного порядка, нанесения вреда здоровью граждан и в ущерб государственной системе образования. Религиозные организации и религиозные дела свободны от иностранного контроля». Такие формулировки не случайны. Они допускают вмешательство компартии в любую религию. С другой стороны, лидеры любой религии, исповедуемой в КНР, не могут находиться за рубежом, в том числе — лидеры тибетского буддизма.

Запрет другим странам принимать Далай-ламу и других тибетских иерархов — это распространение китайского законодательства через границы КНР. В РФ другое законодательство. Согласно ст. 19(2) Конституции РФ, «запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». Следовательно, право буддистов приглашать главу своей религии не должно ущемляться в угоду чьим бы то ни было политическим интересам.

Между тем одна из главных политических задач КНР — перенос своей стратегической границы за пределы национальной территории, в том числе в Приморье, Приамурье, Монголию и Среднюю Азию.[255] Еще Дэн Сяопин завещал преемникам вернуть «историческую справедливость», имея в виду выход КНР к Японскому морю. При Цзян Цзэмине началось подведение к российской границе китайской инфраструктуры с очень большим запасом пропускной способности — при том, что население Дальнего Востока сокращается. При негласном поощрении китайского руководства в России становится все больше китайских мигрантов, появляются поселения, не нанесенные на карты.[256] Пока, однако, миграция в малозаселенную Сибирь не составляет демографической угрозы. Опасности — в сферах региональной экологии, общественного сознания и экономики: контрабанда, налоговые и валютные нарушения, незаконное предпринимательство, разграбление природных ресурсов, хищение ценного оборудования, браконьерство, вывоз культурных ценностей, незаконная хозяйственная деятельность,[257] шпионаж.[258]

Вероятно, сейчас КНР не форсирует наплыв своих мигрантов на российский Дальний Восток. Зачем ей лишние конфликты? Жители Дальнего Востока все шире вовлекаются в приграничную торговлю, совершают безвизовые поездки, приобретают в КНР дешевую недвижимость, ездят туда на отдых, лечение и т.д. У границы растут китайские города с многомиллионным населением, развивается инфраструктура. Население приучается к зависимости от соседа.

Пока КНР не предъявляет формальных территориальных претензий к РФ. Но, если в понятийном сознании европейцев это снимает вопрос о несправедливости, то в китайском символическом сознании это не снимает вопрос «справедливых требований». Для китайцев «формальные претензии» и «справедливые требования» — разные вещи.

Детальный анализ китайских публикаций А.Д. Воскресенским[259] показал следующее. В КНР считают освоение русскими Дальнего Востока и Центральной Азии «экспансией царизма» и «аннексией исконно китайских земель». В 1970-х гг. китайские исследователи доработали концепцию «единого многонационального Китая» и детализировали ее в 1980-х гг. Внутри нее есть две тенденции: (1) государство — результат долгого процесса развития, и (2) Китай всегда был единым и многонациональным, и территории любого народа, связанного с ханьцами, — это территории Китая. С 1980-х гг. в КНР интенсивно изучают вопрос об «эволюции границ Китая», обсуждают «несправедливое» присоединение Сибири и Дальнего Востока к России. В 1978–1980-х гг. в четырех томах вышла «История агрессии царской России в Китае».[260]

Таким образом, «для внутреннего потребления» в Китае концепция «утраченных территорий» продолжает действовать. То, что КНР пока не предъявляет территориальных претензий к РФ, — это тактика, стратегически Пекин эту возможность придерживает до лучших времен.[261]

Вооружая КНР в противовес западным империалистам, не наступает ли Россия на те же грабли, что и 60 лет назад? Ведь НОАК строится в соответствии с концепцией «стратегических границ и жизненного пространства», которая обосновывает правомочность наступательных боевых действий.[262] Некоторые стороны китайской военной политики истолковываются как имеющие антироссийскую направленность. Правда, пока по своей мощи КНР уступает РФ, США и даже Индии и не имеет конкретных планов нападения на Россию.[263] Но китайский военно-промышленный потенциал быстро развивается. Военно-техническое сотрудничество КНР с Россией в последнее время сворачивается, КНР старается копировать новейшие образцы чужих вооружений; вероятно, КНР будет переориентироваться на производство вооружений на собственных предприятиях и на сотрудничество в этой области с Западом; предполагается, что руководство КНР и командование НОАК всерьез рассматривают возможность ведения в обозримом будущем наступательных боевых действий против РФ и стран Центральной Азии.[264]

Китай усиливает свои позиции на пространстве бывшего СССР и для этого укрепляет свои экономические позиции в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).[265] Он целенаправленно и последовательно проникает в Среднюю Азию, используя ШОС в качестве «зонтичной» организации, которая прикрывает его интересы.[266] КНР не поддерживает Россию там, где не имеет своей выгоды. Например, в августе 2008 г. российские войска отразили вторжение войск Грузии и обеспечили независимость Абхазии и Южной Осетии. Но на встрече ШОС Китай заблокировал предложенные Россией термины «геноцид» и «агрессия со стороны Грузии».[267] Под давлением КНР ни одна страна ШОС не поддержала Россию в признании обеих республик.

Между тем Россия играет в китайской политике куда меньшую роль, чем Китай — в российской. Для КНР гораздо важнее Запад. Доля РФ в товарообороте КНР не достигает и 2% и снижается, а доля КНР в товарообороте РФ — 6,5% и увеличивается.[268] По доле в товарообороте Китая РФ в 10 раз уступает США, в 9 раз — Японии, в 8 раз — ЕС, в 6 раз — Южной Корее.[269] В финансово-банковской сфере КНР делает ставку на сотрудничество с США, Японией и ЕС, а не с РФ. В российском экспорте в КНР доминирует сырьевая составляющая. При экономическом сотрудничестве китайское руководство строго дозирует влияние России в КНР и стремится усилить свое влияние в РФ.[270] Причем не только экономическое. Некоторые российские СМИ, политологи, аналитики, ученые, даже китайские студенты активно внедряют в общественное сознание китайскую пропаганду.

Итак, при выстраивании отношений с Китаем Россия должна демонстрировать понимание противоречащих ее интересам «китайских хитростей»: «совместного освоения ресурсов», «совершенствования инфраструктуры», «уступки за вступление России в ВТО», «мирного переноса стратегических границ КНР за пределы национальной территории» и т.д.[271] Из этой же области — китайские внешнеполитические претензии относительно Далай-ламы и Тибета, навязывание России пекинского партийного взгляда на историю и религию.

КНР — одна из немногих стран мира, где рост религиозности населения вызывает опасения правящей партии. Еще бы: все больше ханьцев следует буддизму; в китайских буддийских монастырях можно увидеть много молодежи, выполняющей ритуалы. Миллионы китайских туристов посетили Тибет, что создало бум для тибетских товаров на китайском рынке; популярными стали книги китайцев, посетивших Тибет; среди китайских интеллектуалов, бизнесменов и художников все больше и больше проявляется интерес к тибетской культуре, к тибетскому буддизму.[272] Растет число ханьцев, которых привлекает эта религия. Подпольные кружки, где изучают учения Далай-ламы, есть даже в центральном Китае.[273] Ханьцы оказывают возрастающую поддержку религии (в том числе материальную), в частности, через лам, которые путешествуют по городам Китая.[274] Некоторые китайские бизнесмены жертвуют десятки и сотни тысяч долларов на ремонт и строительство тибетских религиозных сооружений.[275] Есть случаи, когда ханьцы переезжают жить в Тибет не ради бизнеса и модернизации, а для того, чтобы жить в среде тибетской культуры. Волна интереса докатилась даже до верхов КПК.

Вместе с тем, неудачная попытка Мао Цзэдуна уничтожить религию «в лоб» заставила партруководство действовать умнее. Пока религия не «отмерла», ее решили использовать во внутриполитических целях. Для этого из нее стараются сделать подобие спектакля: сохранить внешнюю обрядность, но произвольно менять религиозную жизнь и даже доктринальные положения. Отсюда попытки управлять перерождениями лам, запрет на «зарубежные влияния», вмешательство в жизнь монастырей, «патриотическое воспитание», ограничение числа монахов и монастырей и т.п. Руководство КНР широко использует контакты подконтрольных буддийских организаций и для усиления своего международного влияния.[276]

Китайские власти не допускают восстановления религии в Тибете в том объеме, который был до Мао. Это делается вопреки желанию народа, но согласуется с целями коммунистов. В последние годы китайская политика в Тибете так ужесточилась, что тибетцы называют ее «второй Культурной революцией».[277]

В этих условиях особенно важно предложение, сделанной Далай-ламой в 2006 г. во время визита в Монголию. Он подчеркнул, что сегодня Монголия, буддийские республики России и буддийские сообщества гималайских регионов Индии должны взять на себя ответственность за дальнейшее сохранение и развитие буддизма: в настоящее время у этих регионов гораздо больше возможностей сохранить традиции, чем у коренного населения Тибета.[278]

Автономия и демография

«Любая национальность, пользующаяся правом национальной районной автономии (НРА), учреждает соответствующие управленческие органы и является хозяином на своей территории, самостоятельно решая вопросы районного управления и дела своей национальности. С учреждением в Тибете системы НРА в 1965 г. тибетцы под руководством центрального правительства Китая на правах хозяев своего района активно включились в дела по управлению государственными и местными делами, во всей полноте пользуясь правами по самоуправлению, предусмотренными Конституцией и другими законами КНР. Осуществление Тибетом НРА — неизбежный результат выбора тибетцами пути построения социализма с китайской спецификой под руководством Компартии Китая. На смену возглавляемой Далаем власти теократического феодально-крепостного местного правительства Тибета давно уже пришла демократическая власть, созданная самим тибетским народом. Тибетский народ... по закону пользуется правом управлять делами своего района и своей нации, а также пользуется особой поддержкой и защитой государства. Можно сказать, что система НРА в Тибете не только всесторонне воплотила принципы равенства, недискриминации и особой защиты малых этносов, содержащиеся в Манифесте ООН и других международных документах и касающиеся прав малочисленных контингентов в области национальной или расовой принадлежности, религии и языка, но и сполна воплотила преимущество социализма с китайской спецификой. Практика свидетельствует о том, что лишь при условии руководства КПК, следования по пути социализма с китайской спецификой и соблюдения системы НРА можно реализовать на деле и гарантировать статус тибетского народа как хозяина своей судьбы...».[279]

Действительно, с 1970-х гг. тибетцы численно преобладают в органах власти ТАР. За годы существования ТАР пост председателя Постоянного комитета СНП занимали только тибетцы. Однако по жизни в Советском Союзе мы знаем, что государственные советские органы играют декоративную роль, а все решения принимают в органах компартии. Так и в КНР. Ключевой пост первого секретаря райкома компартии ТАР всегда занимают ханьцы. Высшие тибетские чиновники не могут принимать решений без согласия «подчиненных» им китайцев.[280] В 2000-х гг. представители тибетцев и других «нацменьшинств» среди председателей и заместителей председателя ПК СНП составляют 87,5%, среди членов ПК СНП 69,2%, среди членов Постоянных комитетов и рядовых членов НПКСК — 90,4% и 89,4%; 78% в кадровом контингенте трех уровней: районном, окружном (городском) и уездном; соответственно 70% и 82,3 % среди работников народных судов и народных прокуратур указанных уровней.[281] Среди депутатов ВСНП — 19 от Тибета, в том числе 12 тибетцев. Пост заместителя председателя ВСНП занимали Далай-лама XIV, Панчен-лама Х, Нгапо Нгаванг Джигме, Папхала Гэлэг Намгьял и Рагди. В настоящее время есть представители от Тибета во Всекитайском комитете НПКСК. Но деятельность среднего звена, как и высшего, контролируется партработниками-китайцами. Жители тибетских автономий вне ТАР не участвуют в выборах руководящих органов в Лхасе.
С 1965 по конец 1990-х гг. СНП ТАР и его Постоянный комитет разработали в общей сложности 220 законодательных сводов и отдельных законоположений, содержание которых касается политики, экономики, культуры, просвещения и других сторон жизни в Тибете, например: «Положение об охране культурных памятников ТАР», «Положение об охране окружающей среды ТАР», «Положение о мерах по управлению восхождением иностранцев на горные вершины ТАР», «Положение о работе с письмами и жалобами населения ТАР», «Постановление об изучении, пользовании и развитии тибетского языка и письменности», «Постановление о поддержании единства родины, усилении национального сплочения и мерах, направленных против раскольнических действий», «Постановление о строгом пресечении незаконных и преступных действий, состоящих в денежной компенсации за человеческую жизнь» и др.[282]
Формально, если администрация ТАР сочтет директивы вышестоящих органов противоречащими «реальной обстановке», она может заявить им о своем мнении и после того, как будет получена санкция свыше, в реализацию этих директив внести изменения или вообще приостановить их. Местные административные органы неоднократно пользовались этим правом. В результате современное тибетское законодательство отличается от китайского — но лишь в тех частностях, которые не противоречат генеральной линии КПК. Например, Пекин отверг предложение Далай-ламы XIV провести плебисцит в Тибете о будущем региона, хотя плебисцит предполагался среди «хозяев своего района», которые пользуются «самоуправлением» и «сами выбрали» социализм.

В 1990-х гг. генеральный секретарь КПК Цзян Цзэминь обратил особое внимание на национальный вопрос, даже посвятил ему книгу.[283] Новым стало не только указание на особую роль межнациональных и религиозных отношений, но и на вклад всех национальностей, независимо от их возраста, численности, уровня социально-экономического развития, в китайскую государственность. Вероятно, это была реакция на рост китайского национализма в 1990-х гг. Федерализм вновь был категорически отвергнут, наилучшим вариантом объявлена автономия, в которой ключевые посты должны занимать преданные марксисты. Цзян Цзэминь отверг идею Далай-ламы о широкой автономии Большого Тибета. «Государство обеспечивает районам национальной автономии их права самоуправления, а районы национальной автономии должны всесторонне проводить в жизнь курс и политику партии и государства».[284] Именно поэтому национальные кадры, хорошо представленные в органах власти всех уровней, никогда не могли (а многие и не хотели) предотвратить разрушение традиционной культуры, наплыв ханьцев, народные волнения и китаизацию.

С этим согласуется политика поощрения ханьской миграции. Еще Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай и Дэн Сяопин говорили, что для экономического развития Тибет нуждается в притоке квалифицированных рабочих и управленцев. Цзян Цзэминь так сказал об этой политике: «Вот уже более 40 лет, как тысячи и десятки тысяч кадровых работников, рабочих, интеллигенции, бойцов и командиров НОАК — ханьцев по национальности, откликнувшись на призыв партии, направились работать и жить в районах национальных меньшинств, стали одним целым со всеми нацменьшинствами, стали им бесконечно близкими людьми. Они посвятили свою молодость и силы развитию братских национальностей, процветанию и прогрессу национальных районов, внеся в это дело огромный вклад».[285] В последнее время к ним прибавились бизнесмены.

С 1983 г. число переселенцев из Китая в Центральный Тибет быстро растет. 14 мая 1984 г. Радио Пекина сообщило: «В ТАР начали прибывать авангардные группы строительных рабочих общим числом около 60 тыс. чел.» Летом 1985 г. из Сычуани в ТАР прибыло еще 60 тыс. китайцев.[286] В 1987 г. Дэн Сяопин повторил: «Тибет не может развиваться самостоятельно. Мы вынуждены посылать большое число ханьцев в Тибет, чтобы они могли передать научные и технические ноу-хау, поделиться своим знанием научного управления и помочь Тибету подготовить научные, технические и управленческие кадры, чтобы ускорить его экономическое развитие».[287] В 1991 г. объявили, что специалисты со всего Китая прибыли работать на строительстве разных объектов, еще около 300 тыс. рабочих готовы присоединиться к ним. Сообщалось о неком секретном собрании в мае 1993 г., которое санкционировало политику поощрения миграции.[288]

Перепись 2000 г. дала следующие цифры численности тибетцев в КНР.[289] Всего — 5416021 чел., из них в ТАР 2427168 чел., в Сычуани 1269120 чел., в Цинхае 1086592 чел., в Ганьсу 443228 чел., в Юньнани 128432 чел., в других местах 61481 чел. В Сычуани тибетцев 1,5%, ханьцев 95%; в Цинхае (Кукунор, Амдо) — соответственно 22,5% и 54%; в Ганьсу (Амдо) — 1,8 и 91,2%; в Юньнани (Кам) — 0,3 и 66,6%; в ТАР — 92,8 и 6,1%. Самая высокая концентрация ханьцев — на тибетских землях, включенных в провинции Сычуань, Ганьсу и Юньнань, поощряется миграция и в Цинхай. Согласно переписи 2003 г., население ТАР с 1951 г. увеличилось с 1,1409 млн. до 2,7017 млн. чел., в том числе тибетцев — от 1,2087 млн. в 1964 г. до 2,5072 млн. чел. в 2003 г.; тибетцы составляют здесь более 92% населения.[290] Рождаемость и рост населения в ТАР уже много лет выше средних по КНР. Власти утверждают, что это рост в основном за счет тибетцев.
Но значительная часть ханьцев — сезонные мигранты, туристы и военные, которых китайская статистика не учитывает.[291] Нет и точных сведений о числе въезжающих бизнесменов. Ежедневно в Лхасу прибывают два полных поезда и несколько самолетов. Через один аэропорт «Гонкар» около Лхасы завозится более 400 тыс. человек в год. По китайским данным, число пассажиров, прилетающих в ТАР, каждый год растет на 20%.[292] С открытием в 2006 г. железной дороги до Лхасы поток ханьцев резко увеличился. С 1981 по 1987 г. число туристов в Тибете возросло с 1,5 тыс. до 43 тыс. в год;[293] с 1998 по 2000 гг. — с 95,6 тыс. до 500 тыс.,[294] а в 2007 г. приехали уже 4,03 млн.[295] Большинство — ханьцы.

2 сентября 2008 г. замсекретаря комитета КПК ТАР Чжан Ицзюн признал проблему с управлением потоком китайских «бродячих рабочих», особенно после открытия Цинхай-тибетской железной дороги.[296] Точных оценок притока китайцев по железной дороге нет. По данным Международной кампании за Тибет, примерно из 1,5 млн. чел., перевезенных по новой железной дороге в первый год, примерно 900 тыс. — не тибетцы: бизнесмены, рабочие и торговцы, намеревающиеся на какое-то время остаться в Тибете.[297] Китайская статистика дает другие цифры: с 1 июля 2006 по 31 мая 2007 г. по железной дороге въехали 659 тыс. чел., выехали 642 тыс.[298] Выходит, что за 10 мес. благодаря этой дороге население возросло лишь на 17 тыс., что гораздо меньше годового прироста тибетского населения. Однако число перевозимых пассажиров непрерывно растет. За первых два года эксплуатации дороги пассажиропоток через вокзал в Лхасе превысил 2,8 млн. чел./раз, что равняется общей численности населения ТАР.[299]

Прибывающие в ТАР китайцы получают преимущества в жилищной политике, снабжении, образовании, зарплатах и социальном обеспечении. Они получают большие доплаты в связи с тяжелыми условиями труда. По китайским данным, примерно 10% мигрантов страдают от хронической горной болезни. Стимулируя миграцию китайцев, власти жестко контролируют внутреннюю миграцию тибетцев. Города призваны обеспечить развитие промышленности, сельские районы — снабжать мигрантов зерном. Поэтому в начале 1960-х гг. введена система регистрации по месту жительства (кит.: хукоу), направленная на закрепление тибетских крестьян на селе.

По данным тибетских эмигрантов,[300] эта система включает национальную дискриминацию. Китайские рабочие в Тибете немедленно получают временную или постоянную хукоу, позволяющую им пользоваться в городах жильем, работой и пенсией. Тибетцы же получают даже временную хукоу только в случае, если уже нашли работу в городе. А найти ее трудно, потому что большинство приезжающих неграмотны и не имеют необходимых современных навыков. Согласно государственному циркуляру по мерам развития западного края от 2001 г., поощряется свободное перемещение туда «талантливых людей», они получают ряд льгот. Например, в случае возвращения обратно за ними сохраняется хукоу по прежнему месту жительства. По тому же источнику, в 1991–1992 гг. тибетцам принадлежало менее 20% бизнеса в ТАР, 75% магазинов в Лхасе принадлежало китайцам. Правительство объявило о программах обучения и создания рабочих мест для тибетцев — в частности, в 2003 г. о создании 10 тыс. мест в городах. Однако значительная часть этих мест уходит китайским рабочим.

По сведениям эмигрантов, в Тибете растет число гидов-ханьцев, тогда как тибетцы подвергаются давлению властей. Например, лишили лицензий сразу 60 гидов, получивших образование в тибетских школах в Индии.[301] В 2003 г. ТАР взял на себя обязательство ежегодно принимать на работу 100 гидов из Китая.[302] Если в 1980-х гг. из жителей ТАР единицы говорили по-английски, то теперь это не редкость. Тибетские гиды хорошо говорят по-английски. Можно найти гидов и на многих других языках. Скажем, за дополнительную плату можно нанять ханьского гида, знающего русский язык. Однако познаний в тибетской истории и культуре будет меньше. Китайцы устраиваются не только гидами. Местами в Тибете работают «фольклорные» группы, исполняющие тибетские песни и танцы, но состоящие не из тибетцев. Китайские торговцы в городах часто одеваются, как тибетцы, и продают тибетские сувениры, многие из которых тоже делают в Китае.

В Тибете не было традиции концентрировать людей в постоянных поселениях. Скорее, городами являлись крупные монастыри. Теперь китайцы создают новые города. В Цинхае (Амдо) на квадратный километр приходилось менее 3 чел., а кругом — плодородная земля, тучные пастбища, кладезь полезных ископаемых.[303] «Сюда должны прийти трудолюбивые люди, чтобы зажечь огни новой жизни, полнокровной и радостной. И едут сюда юноши и девушки из Хунани и Чжэцзяна, Гуандуна и Цзянсу. Пока их только тысячи, но будут миллионы. Это им предстоит преобразовать Цинхай и из неосвоенного, пустынного превратить этот край в цветущий, сверкающий огнями электричества, дымящий трубами заводов и фабрик, с волнующимся морем желтеющих хлебов».[304] Мечта коммунистов сбылась: теперь в Амдо тибетцев вдвое меньше, чем ханьцев. Например, пустынная местность Карму (кит.: Голмуд) с немногими кочевниками на востоке Амдо превратилась в город с населением в 200 тыс., из которых тибетцев менее 2%. Много поселений планируется построить вдоль железной дороги в Лхасу.[305] Лишь с 1996 по 2000 г. число городов в ТАР возросло со 112 до 140. В 2000 г. решено построить 100 малых городов вдоль шоссе, соединяющих Лхасу с Амдо, Камом и Непалом. Население этих городов к 2010 г. должно возрасти от 440 тыс. до 780 тыс.

По китайским данным на 1988 г., из 72 тыс. ханьцев ТАР 52,5% жили в Лхасе и окрестностях.[306] Много китайцев также в Шигацзе, Цетанге, Чамдо и других крупных городах. Тибетские земли Гьелтанга и Цетанга, по свидетельству очевидца, усиленно осваиваются китайцами, культура разрушается, процветают коррупция и расизм.[307] В Лхасе сейчас приезжих вдвое больше, чем тибетцев.[308] Сегодня столица Тибета состоит как бы из двух городов — китайского и тибетского, причем ханьцы быстро осваивают тибетскую часть города.[309] Когда Лхаса была священным центром Тибета, ее площадь составляла 3 кв. км, население — 30 тыс. чел. К 2000 г. город расширился до 53 кв. км, к 2005 г. — до 70 кв. км c населением 257400 чел.; к 2015 г. власти планируют его расширить до 272 кв. км, население будет больше 300 тыс.чел.[310] В город идут инвестиции, инфраструктура быстро развивается.

Ханьцы живут обособленно от тибетцев.[311] Это касается и постоянных жителей, и временных. Они селятся в основном в новых районах. Город быстро растет, его ландшафт все больше китаизируется. При строительстве новых домов не учитываются традиции тибетской архитектуры. С 1993 по 1998 г. в Лхасе сносили в среднем по 35 старых зданий в год.[312] В рамках выполнения решений 3-го форума (см. выше), в старой части столицы к концу 1996 г. снесли 350 из 600 памятников старины.[313] Старые здания тибетской архитектуры заменили бетонными многоэтажками, в которые поселили ханьцев. В 1998 г. был объявлен мораторий на снос старых зданий в центре Лхасы, решили отреставрировать 76 из них. Но в 2002 г. снесли старую мечеть тибетских мусульман, на ее месте построили новую из бетона.[314] В ней смешаны тибетский, китайский и центральноазиатский стили. Странный вертикальный монумент, который можно увидеть на площади перед Поталой, символизирует «мирное освобождение» Тибета. Его местоположение — напротив бывшей резиденции Далай-лам — не случайно и имеет политическую подоплеку.[315] В центре Лхасы за Джокхангом — 13-этажное здание, возвышающееся над городом. Оно построено в 2002 г. Это штаб-квартира Бюро общественной безопасности.[316] Статуя «Золотые яки» в Лхасе должна обозначать «новый Тибет». Но тибетцы вкладывают в нее другой смысл: один як смотрит на Поталу, а другой — на Норбулингку, то есть зимнюю и летнюю резиденции Далай-лам.

Недавно появилась обнадеживающая новость: в 2009–2020 гг. будет восстановлен традиционный облик исторического центра Лхасы площадью 6,47 кв. км.[317] Высота новых зданий здесь не будет превышать 15 м, а те здания, которые не соответствуют традиционному облику, снесут.

Как известно, в КНР проводится планирование семьи. Это оправданно, учитывая очень высокую численность и плотность населения, подавляющее большинство которого составляют ханьцы. Однако плановое деторождение перенесли и на «нацменьшинства». Пара супругов-ханьцев может родить и вырастить только одного ребенка, а кадровых работников ТАР, жителей городов и поселков с 1984 г. поощряют рожать двух, с определенным интервалом.[318] При планировании семьи декларируется принцип добровольности, запрещены принудительные аборты. Среди скотоводов и земледельцев (около 80% населения) ведутся разъяснительная работа о научных способах ограничения рождаемости и пропаганда оптимизации деторождения, а в пограничной зоне такая пропаганда вообще не ведется. «Тем скотоводам и крестьянам тибетской национальности, которые сами хотят проводить плановое деторождение, ведомство здравоохранения правительства ТАР предоставляет безопасные и надежные услуги». По китайским данным, в сельской местности ТАР в семье в среднем 4–5 детей, нередко 7–8. В Сычуани и Цинхае местные правила отличаются, а политика ограничения рождаемости более жесткая.[319]
Вот что сообщали тибетцы с мест. В 1980-х гг. тысячи тибеток в ТАР были стерилизованы, сотням сделаны аборты, для чего мобильные бригады по контролю за рождаемостью разъезжали по сельским районам.[320] Степень принудительности была разной, в зависимости от места, времени и рвения чиновников. В Каме и Амдо применялись жесткие меры. Например, в уезде Пари в 1983 г. стерилизовали 2415 женщин, из них 82% — тибетки. В 1987 г. в округе Кардзе были стерилизованы 764 женщины, из них 660 тибеток. В 1996 г. в Цинхае введение женщинам контрацептивов проводилось в массовом порядке. Спирали ввели 2958 тибеткам, рождаемость сразу упала с 86,13 до 85,73%[321]. По тибетским источникам,[322] в 1996 г. в течение 22 дней в одном из районов Лхасы принудительно стерилизовали 308 тибеток, которые уже имели по трое детей. Одна из них скончалась в больнице через три дня после операции. В 1997 г. в ТАР было зафиксировано 883 случая принудительных абортов и стерилизации тибеток. Хотя китайская администрация в 1984 г. объявила, что только 12% населения ТАР (жители городов) подпадает под плановое деторождение, в действительности за третьего ребенка установили штрафы в 1,5–3 тыс. юаней.[323] На «лишнего» ребенка не выдавались продовольственные карточки, а с работающих удерживалось 50% зарплаты или ее 3–6 мес. не платили.

Сведения о стерилизации тибеток поступали и позже.[324] Кое-где стерилизовали до 90% замужних женщин.[325] Если в семье рождался ребенок сверх установленных норм, некоторые семьи скрывали это, чтобы избежать штрафов и других санкций. Такого ребенка могут не отдавать в школу, он лишен государственных социальных гарантий. Штрафы могли превосходить годовой доход семьи и составлять до 5 тыс. юаней (588 долл.). В октябре 2001 г. беженцы сообщали, что в уезде Нагчу женщин заставляли делать аборты на 7-м — 8-м мес. беременности.[326] В волости Драяб (округ Чамдо) стерилизовали по 50–60 женщин в день при плане в 700. На тех, кто отказывался, налагали штраф в 1600 юаней (188 долл.). Аналогичные сведения поступали и из Цинхая. Например, в одной волости округа Голок ежегодно требовали проводить стерилизацию пяти женщин, для чего проводили лотереи между теми, кто еще не рожал (в возрасте старше 20 лет). В некоторых случаях женщин заставляли еще и платить за собственную стерилизацию и последующее медицинское обслуживание.[327]

Здесь опять возникает вопрос о преувеличениях. Однако сведения поступали в течение долгого времени, из разных местностей и от разных людей. Это говорит, по крайней мере, о массовой стерилизации женщин для контроля рождаемости. Очевидно, это дало результаты. Есть данные, что рождаемость и прирост населения в ТАР за десятилетие снизились примерно вдвое (см. таблицу).[328] И это при быстром повышении численности ханьцев.

Итак, хотя точная статистика прибытия и убытия не-тибетского населения на тибетских землях отсутствует, несомненно, что действия властей способствуют повышению числа китайцев в Тибете. Эта миграция опасна также тем, что она ведет к маргинализации тибетцев, тогда как быстро развивающиеся отрасли экономики уходят к китайцам.

1991
Число рождений 51700
Рождаемость, % 2,35
Естественный прирост населения 35400
Темп естественного прироста 1,61

1993

Число рождений 48800
Рождаемость, % 2,13
Естественный прирост населения 32000
Темп естественного прироста 1,4

1995
Число рождений 48200
Рождаемость, % 2,06
Естественный прирост населения 30500
Темп естественного прироста 1,3

1997
Число рождений 44300
Рождаемость, % 1,84
Естественный прирост населения 26200
Темп естественного прироста 1,09

1999
Число рождений 36000
Рождаемость, % 1,45
Естественный прирост населения 19900
Темп естественного прироста 0,8

Язык, образование и культура

«Всем известно, что в прошедшие несколько десятков лет после мирного освобождения Тибета и проведения демократической реформы... Китай оказал огромную человеческую, финансовую и материальную помощь в защите, спасении и распространении тибетской культуры, традиции и национального своеобразия, с использованием юридических, экономических и административных методов».[329] Напомню, что во время Культурной революции проводился курс на ликвидацию тибетского языка и культуры. Его преподавание было запрещено. В «Сборнике документов по тибетским национальностям 1965–1985 гг.», предназначенном для служебного пользования в ТАР, был сделан такой вывод: «Учителей тибетского языка и лиц, способных переводить на тибетский, осталось очень мало. В результате стало очень трудно обучать этому языку, а также составлять официальные документы на двух языках. Большое количество тибетских чиновников не может правильно читать и писать на своем языке. Не могут они проводить и политику партии в массы по этой причине».[330]

После смерти Мао в Лхасе на тибетском языке не было даже объявлений. Китайский чиновник, находившийся там с 1960 г., не смог сказать иностранцу, как по-тибетски будет «пожалуйста» и «благодарю Вас», зато знал, как будет «убирайся», «двигайся» и «быстрее».[331]

Выступая на первом собрании Китайского института тибетологии в 1988 г., Панчен-лама Х сказал: «Страна, которая, начиная с седьмого столетия, сама определяла свою судьбу в течение 1300 лет, после своего освобождения утратила свой язык. Были мы отсталыми или делали ошибки — мы сами определяли свою жизнь на самом высоком плато мира, пользуясь своим родным языком. Наш язык сохранил все, чего мы достигли в нашей культуре: буддийское учение, народные ремесла, астрономию, астрологию, поэмы, логику, юридические и политические труды. Я хотел бы знать, выживет ли тибетский язык или будет искоренен»[332]. Ситуация с тибетским языком вне ТАР была еще хуже. Например, из 6044 тибетских членов КПК и чиновников в округе Кардзе лишь 991 могли читать и писать по-тибетски.[333]
Стали исправлять положение. В 1987 и 1988 гг. в ТАР были обнародованы «Некоторые положения об изучении, использовании и развитии тибетского языка и письменности» и детальные «Правила в проведении Некоторых положений ТАР об изучении, использовании и развитии тибетского языка и письменности».[334] Эти документы сыграли важнейшую роль в их сохранении. Главным инициатором принятия «Правил» на пленуме СНП ТАР был Панчен-лама Х. «Правила» предусматривают равное хождение в ТАР тибетского и китайского языков, причем главным провозглашен тибетский. Все постановления и законоположения собраний народных представителей всех уровней ТАР, а также официальные документы, направляемые местными правительствами ТАР и их департаментами в низовые организации, всякого рода оповещения теперь публикуются на тибетском и китайском. Судопроизводство и вся процессуальная документация для тибетцев ведется на тибетском языке. Тибетский с китайским используются в надписях на казенных печатях, в анкетах, справках, на почтовых конвертах и корреспонденции, бумаге для канцелярских записей, улично-дорожных указателях учреждений, предприятий, учебных заведений, вокзалов и станций, аэропортов, магазинов, гостиниц, ресторанов, театральных помещений, туристических объектов, спортивных заведений и библиотек. На тибетском языке выходит ряд газет и книг.

По сообщениям Синьхуа,[335] все больше появляется мобильных телефонов и компьютеров с тибетской графикой, офисного программного обеспечения и браузеров на тибетском языке; создан онлайновый тибетско-китайско-английский словарь. Работа по созданию программного обеспечения на тибетском языке ведется при поддержке Министерства информатики КНР, к настоящему времени ее проекты уже завершены.

Однако, приехав в ТАР, можно увидеть и другое. Армейские части и многие предприятия имеют таблички на одном китайском, в ряде учреждений все объявления также не дублированы по-тибетски, большая часть теле- и радиопередач чисто китайская.[336] Телепередачи на тибетском, видимо, подвергаются более сильной цензуре, чем новые китайские каналы.[337] То же касается газет и журналов.

На модерновом пивном заводе в Лхасе все вывески, объявления, инструкции тоже по-китайски; хотя рабочие в основном тибетцы, тибетский язык, по мнению начальства, здесь не нужен.[338] В Интернет-кафе программное обеспечение на китайском и английском. Есть сведения, что от тибетцев основные документы принимают только на китайском. Неологизмы в основном заимствуются тоже из китайского, что способствует языковой ассимиляции.[339] Один ученый из Оксфорда изучил переключение между китайскими и тибетскими словами в зависимости от контекста.[340] Оказалось, что 30–40% словаря жителей Лхасы заимствовано из китайского. Стандарт языка падает, потому что язык на высоком уровне учат лишь немногие тибетцы.

Преподавание тибетского и китайского языков в школе обязательно. Начиная с 1985 г. на средства правительства КНР в 21 провинции и городе были созданы тибетские классы и школы. Подготовлено около 10 тыс. тибетцев с дипломами высшей школы и техникума.[341] На конец 2003 г. в ТАР было 1011 школ разных ступеней и 2020 учебных пунктов. В школах обучались 453,4 тыс. человек, 91,8% детей посещали школу, доля неграмотных снизилась до 30%. Но, по данным ООН, в 2005 г. 55% тибетцев были неграмотны, тогда как в каждой из 31 провинции КНР неграмотных было меньше 20%.[342]

По данным на 2008 г., в ТАР насчитывается 15523 педагога, ведущих уроки на двух языках; 10927 педагогов специально преподают тибетский язык. Составлены и переведены на тибетский язык 181 учебник, 122 учебных пособия и 16 учебных программ по 16 дисциплинам от начальной до средней школы.[343] Если дела с образованием в Тибете обстоят так хорошо, почему не иссякает поток детей, которых родители предпочитают нелегально отправлять в тибетские школы в Индии? Чтобы понять проблему, полезно посмотреть, так сказать, на оборотную сторону официальных данных.

В Тибете бросаются в глаза китайские флаги на высоком флагштоке в каждом школьном дворе. По наблюдениям российских журналистов, все предметы в школе преподаются по-китайски, даже если китайских учеников там меньшинство.[344] Учащиеся вынуждены оплачивать свои стулья, парты, учебники, а также все поломки в школе. Им говорят, что буддийская практика — это «отсталое поведение», а тибетская история — незначительный компонент китайской. В декабре 2008 г. было объявлено о введении в школе предмета «этническая целостность».[345] Ученики теперь смогут «осознать преимущества китайского правительства и этнической политики Коммунистической партии» и противостоять «сепаратизму» на основе «марксистского взгляда на этнический вопрос». Примечательно, что еще в начале ХХ в. известный путешественник В.К. Арсеньев отмечал, что самое опасное в деятельности китайских мигрантов в Приморье в отношении «инородцев» — это когда они строят для них школы, где учат иероглифам, китайской этике, истории и т.п., то есть китаизируют.[346]


Далай-лама XIV Тензин Гьяцо и
Панчен-лама XI Гедун Чоки Нима –
духовные лидеры тибетского народа.





[246] Аюшеева, 1986.
[247] Далай-лама, 2001.
[248] Качинс, 1987, c.61–71.
[249] Договор о добрососедстве...
[250] Совместная Декларация...
[251] Препятствий для визита Далай-ламы в Россию нет...
[252] Следующий визит состоялся в 2009 г.
[253] Политическое измерение, 2004, с. 66–68.
[254] Кузнецов, 2006, с. 303.
[255] Интерес Китайской Народной Республики, 2007.
[256] Китай — Россия, 2005.
[257] Ларин, 2005.
[258] Глазунов, 2008; Китайский военный шпионаж...; Китай наладил...
[259] Воскресенский, 1994.
[260] Воскресенский, 1994.
[261] Глазунов, 2008, с. 207; Ивашов Л.Г. Война...
[262] Храмчихин А.А. Угроза...; Шаравин А. Россия и Америка...
[263] Цянь, 2003.
[264] Храмчихин А.А. Миллионы солдат...
[265] Интерес Китайской Народной Республики, 2007.
[266] Саммит ШОС...
[267] ШОС, 2008.
[268] Данные за 2006 г.: Лукин, 2007, c. 72–92.
[269] Китайские группы влияния, 2006.
[270] Интерес Китайской Народной Республики, 2007.
[271] Китай — Россия, 2005.
[272] Мы ездили в Бурятию...
[273] Одели, 2005, с. 264–265.
[274] Fan, 2009.
[275] Мы ездили в Бурятию...
[276] Подробнее см.: Кузнецов, 2006.
[277] Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2008, p.84.
[278] Жиронкина Ю. Далай-лама возлагает надежды...
[279] Национальная районная автономия...
[280] Тибет: правда, 1993.
[281] Автономия в политическом аспекте...
[282] Автономия в политическом аспекте...
[283] См.: Москалев, 2004.
[284] Цит. по: Москалев, 2004, с. 278.
[285] Цзян Цзэминь, 2004, с. 212.
[286] China's Population, 1988.
[287] Цит. по: Тибет под властью коммунистического Китая, 2001, с. 27.
[288] Strangers, 1997.
[289] Tibet 2002.
[290] Национальная районная автономия...
[291] Strangers, 1997.
[292] Tibet 2002.
[293] Далай-лама, 1992.
[294] Тибет под властью коммунистического Китая, 2001.
[295] В прошлом году...
[296] Chinese migrants...
[297] China's Train, 2009, p.60–61.
[298] Пассажирооборот...
[299] За 2 года...
[300] Tibet: a Human Development, 2007.
[301] Tibet: a Human Development, 2007.
[302] Запрещенный Тибет: путеводитель...
[303] Tibet: a Human Development, 2007.
[304] Домогацких, 1962, с. 11.
[305] Tibet: a Human Development, 2007.
[306] Ma Rong, 1993, p.268–277.
[307] Jarrah, 2002, p.13–17.
[308] Tibetan blasts...
[309] Заезжий. Почему взбунтовались тибетцы...
[310] Tibet: a Human Development, 2007.
[311] Ma Rong, 1993, p.268–277.
[312] Blondeau, Buffetrille, 2008, p.222.
[313] Современная политика, 2000, с. 16.
[314] Tibet 2002.
[315] Запрещенный Тибет...
[316] Tibet 2002.
[317] Администрация Лхасы...
[318] Коротко о Тибете: население и народности...
[319] Yan Hao, 2000.
[320] Тибет под властью коммунистического Китая, 2001.
[321] Birth control, 1996, p.2.
[322] Strangers, 1997.
[323] Тибет под властью коммунистического Китая, 2001.
[324] Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2001; Chinese birth control, 2001, p.5.
[325] The status of Tibetan women...
[326] Human Rights Situation in Tibet: Annual Report 2001.
[327] Chinese birth control...
[328] Tibet Statistical Yearbook 2002 — цит. по: Tibet: the gap...
[329] Комментарий: Высказывание клики...
[330] Тибет: правда, 1993.
[331] Ильин, 1978.
[332] Тибет: правда, 1993.
[333] Современная политика, 2000, с. 20.
[334] Китай: Тибет — цифры и факты 2006...
[335] Развитие тибетского языка...
[336] Заезжий. Почему взбунтовались тибетцы...
[337] Shakya Ts. Tibetan questions...
[338] Меринов, 2003.
[339] Ломанов А. Будда из золотой вазы...
[340] См. Shakya Ts. Tibetan questions...
[341] Национальная районная автономия...
[342] Tibet: a Human Development, 2007.
[343] Белая книга: в системе образования Тибета...
[344] Ломанов А. Будда из золотой вазы...
[345] Китайских детей обучат...
[346] Арсеньев, 2004.


C.Л. Кузьмин «Скрытый Тибет»: вернуться к оглавлению
Просмотров: 3447  |  Тэги: Лхаса

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Март 2010    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100