Тибет в России » к началу  
Центр тибетской культуры и информации
Фонд «Сохраним Тибет»
E-mail:
Центр тибетской культуры и информации
E-mail:
Телефон: (495) 786 43 62
Главная Новости Тибет Далай-лама XIV Статьи О центре О фонде
 
Locations of visitors to this page

Молебен о долголетии Далай-ламы: таинство продления жизни

28 ноября 2007 | Версия для печати
| Еще
В начале ноября Дхарамсала, небольшой городок на севере Индии, где вот уже почти полвека находится резиденция духовного лидера тибетского буддизма Его Святейшества Далай-ламы XIV, в одночасье перешла на русский язык.

Прибытие первой группы паломников из Калмыкии стало событием заметным настолько, что владельцы популярного у россиян ресторана «Лхаса» сперва спешно перевели меню на русский язык, а затем, когда к калмыкам прибавились буддисты из Бурятии и Тувы, и вовсе заявили о своей готовности - в случае необходимости - переименовать ресторан из «Лхасы» в «Москву»…

Неблагоприятный год


Буддисты России и Монголии собрались в Дхарамсале для участия в большом молебне о долголетии Его Святейшества Далай-ламы, для которого нынешний год по вычислениям астрологов был объявлен неблагоприятным.

Будучи годом Свиньи, 2007-й совпадал по знаку с годом рождения Его Святейшества Далай-ламы, появившегося на свет в тибетской деревушке Такцер 6 июля 1935 года. Это совпадение присваивало году статус неблагоприятного, предвещая трудности, или «препятствия», если воспользоваться более естественной для буддизма терминологией. Препятствия эти, как правило, проявляются в форме болезней, не слишком удачного стечения обстоятельств и всевозможных преград, вырастающих, как грибы, на пути к намеченным целям.

Поскольку неразрывная взаимосвязь всего существующего является краеугольным камнем древней философии буддизма, то влияние звезд, планет, годичных циклов и пяти элементов на жизнь человеческого существа для его последователей - вещь вполне логичная и даже очевидная. Эта тотальная взаимозависимость, с другой стороны, предусматривает и возможность влиять на любое сколько-нибудь неблагоприятное стечение обстоятельств или расположение небесных светил. Тибетский буддизм с его многообразием сложных тантрических ритуалов и церемоний охотно предлагает свои многовековые рецепты воздействия на окружающую действительность. Они могут казаться необычными, чересчур архаичными или даже странными, но они по-прежнему применяются в тибетских буддийских монастырях, и, по-видимому, приносят ожидаемые результаты.

Среди самых нежелательных препятствий, которые могут возникнуть в неблагоприятный год, - ослабляющая жизненную силу тяжелая болезнь или преждевременная смерть. Препятствиям такого рода тибетское буддийское сообщество издревле противопоставляет ритуал, который называется «молебном о долголетии», или в английской кальке «пуджей долгой жизни».

Можно много спорить о том, в какой степени звезды способны оказывать влияние на Далай-ламу – учителя чрезвычайно высокого духовного уровня, которого к тому же считают воплощением на земле Будды Сострадания. Но, как бы то ни было, для него как духовного лидера шестимиллионного народа в изгнании, 2007-й год очевидно был непростым. Усиление репрессий в Тибете, победоносное шествие китайской компартии по странам и континентам, постоянное извращение достоверных фактов в кривом зеркале пропаганды - все это те ежедневные препятствия, с которыми Далай-ламе приходится иметь дело каждый день с раннего утра и до позднего вечера. Страдание его народа в оккупированном Китаем Тибете, народа, который любит его всем сердцем, но не имеет возможности прикоснуться к его безбрежной мудрости, заставляет его сердце сжиматься от боли.

Летом нынешнего года на ежегодном празднике в Литане тибетский кочевник-кхампа Ронгьял Адрак, поднявшись на сцену, выхватил микрофон и крикнул многотысячной толпе: «Даже маленькие жучки здесь, в Литане, ждут Далай-ламу, что говорить о нас, людях!» Ему дали восемь лет тюрьмы «за подстрекательство к действиям, направленным на раскол страны».

Примерно в то же время китайцы принимают свой знаменитый указ №5, гласящий, что отныне кандидатуры всех лам-перерожденцев должны получать одобрение Пекина. Главной целью этого беспрецедентного демарша, безусловно, является следующее воплощение Далай-ламы.

«Они понимают, что тема реинкарнации играет существенную роль в жизни тибетского сообщества, и, желая контролировать тибетцев, принимают этот закон», - прокомментирует позже Его Святейшество Далай-лама.

«В прошлом маньчжурские императоры действительно принимали участие в поиске новых воплощений некоторых высоких лам, включая Далай-ламу, - говорит он. - Но это происходило только в том случае, если среди тибетцев возникали разногласия, и тогда из-за проблем внутреннего характера они обращались за помощью к маньчжурским императорам».

«Однако маньчжурские императоры – не все, но многие из них, - были буддистами. Они были «патронами», благодетелями тибетского буддизма, и именно в таком качестве считали себя обязанными участвовать в этом процессе. Если же мы возьмем сегодняшнее положение вещей, то, во-первых, тибетцы не просят никакой помощи у китайских властей, а во-вторых, китайские чиновники сами по себе не являются верующими. Они – радикальные коммунисты, атеисты. Быть может, они собираются стать буддистами?» - улыбается он.

В России 2007 год был торжественно объявлен Годом Китая, и разговор о визите Далай-ламы в традиционные буддийские регионы был вновь благополучно отложен до лучших времен…

Спонтанная идея


Идея проведения большого молебна о долголетии Его Святейшества Далай-ламы от имени российских буддистов была предложена верховным ламой Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче. По его признанию, она родилась спонтанно во время апрельских учений духовного лидера тибетского буддизма в Сан-Франциско.

К тому времени тибетское правительство в изгнании, главы важнейших школ буддизма и последователи Далай-ламы в Индии и других странах уже либо провели, либо запланировали большие молебны в знак поддержки своего духовного наставника и для предотвращения любых нежелательных обстоятельств в его жизни. Многие монахи и миряне на этот год полностью отказались от мяса, посвятив свои духовные заслуги благополучию Далай-ламы.

По мнению Тэло Тулку Ринпоче, буддисты России и Монголии, которые являлись его последователями на протяжении многих столетий, были «обязаны присоединиться к этой реке молитв о благоденствии, здоровье и долголетии Его Святейшества Далай-ламы, дабы он мог продолжить свои труды на благо всех живых существ и мира на земле…»

Перенесенная из мира мыслеобразов в мир материальный, спонтанная идея верховного ламы Калмыкии вылилась для него в многомесячный марафон, почти без отдыха и сна. Ринпоче побывал в Бурятии, дважды посетил Монголию и Туву, желая встретиться с людьми, для которых Далай-лама является драгоценным наставником, и одно его имя заключает в себе величайшую силу благословения.

Камбы-лама Тувы Джампел Лодой назвал предложение Тэло Тулку Ринпоче «неожиданной возможностью выразить свои чувства к Далай-ламе на самом высоком уровне», а председатель Объединения Буддистов Бурятии кенсур Чойдоржи Будаев заявил, что поддерживает эту идею всем сердцем.

«Я часто повторяю, - заметил он, - что мы, буддисты, должны помнить о том, что являемся самыми счастливыми людьми на земле, ведь мы живем в эпоху Его Святейшества Далай-ламы XIV».

В целом такое трепетное отношение к Далай-ламе свойственно жителям всех буддийских республик России, хотя их возможности общения со своим духовным лидером в последние годы сведены практически к минимуму. Большинство из них видели его лишь однажды, однако семя кармической связи между Россией и Далай-ламой, посаженное в сердца их далеких предков, по сей день остается целым и невредимым и лишь ждет случая, чтобы дать благодатные всходы.

Это удивительно, если учесть, что Далай-лама не был в Бурятии и Туве пятнадцать лет, а его долгожданный визит в Калмыкию после двенадцатилетнего перерыва длился чуть более суток. За эти двенадцать – пятнадцать лет выросло целое поколение людей, никогда не встречавшихся с Далай-ламой, пусть им и посчастливилось родиться с ним в одно время и на одной планете.

«Как всем вам хорошо известно, - писал в своем обращении к буддистам России Тэло Тулку Ринпоче, - Его Святейшество Далай-лама не может приехать в Россию по причинам, которые я не хочу здесь перечислять. В этих условиях мы были вынуждены принять решение провести торжественный молебен о его долголетии в резиденции духовного лидера буддистов в Северной Индии, в городе Дхарамсала».

Можно догадаться, почему ринпоче в своем программном обращении к буддистам лишь вскользь коснулся злободневных политических реалий, выстраивающих непреодолимые преграды для российского буддизма на протяжении последних пятнадцати лет, делая каждый наступающий год неблагоприятным. Не столько потому, что это все это «нам хорошо известно», сколько потому что молебен о долголетии Далай-ламы относится к области исключительно религиозной, к запредельной сфере чистой преданности и беззаветного служения гуру…

Россия, Монголия и Тибет


Именно эти чувства чистой преданности и веры привели в Дхарамсалу свыше пятисот паломников из буддийских республик России, таких разных и удивительно трогательных, с синими монгольскими шарфами-хадаками, распространенными в Бурятии и Туве, и с белоснежными калмыцкими, с золотой каймой. Многие привезли с собой красочные национальные костюмы, на которые обратил внимание премьер-министр Тибетского правительства в изгнании Самдонг Ринпоче. «Такие же костюмы когда-то носила тибетская знать, – заметил он на церемонии открытия Фестиваля буддийской культуры России и Монголии. – Они унаследованы нами от монгольских народов и говорят о наших с вами исторических связях».

О духовных связях буддийских регионов России, Монголии и Тибета в эти дни, больше похожие на несбыточный сон, нежели на реальность, говорил и Его Святейшество Далай-лама.

«Буддизм, который начал бурно развиваться в Монголии и на территориях проживания монгольских племен в 13-м и 16-м веках, пришел из Тибета. Эти регионы дали миру многих выдающихся философов, составивших целый ряд прекрасных буддийских трактатов, - рассказал он на встрече с российской прессой. - Вплоть до моего поколения ученые-философы из Монголии и буддийских регионов России играли весьма важную роль хранителей тибетского буддизма. Поэтому у нас совершенно особые связи».

Далай-лама описывает эти связи как «отношения между учителем и учеником». Когда-то Тибет учился у Индии, перенимая многовековое философское наследие монастырского университета Наланда. Затем, освоив его, он передал знания по цепочке своим ученикам - Монголии и буддийским регионам России.

«В отношениях между Индией и Тибетом, - говорит Далай-лама, - Индия являлась нашим гуру, нашим учителем, а мы, тибетцы, были ее учениками. В отношениях же между Тибетом и Монголией, мы, тибетцы - гуру, а монголы – наши ученики. Я часто говорю своим индийским друзьям – когда ваши ученики проходят трудный период, вы как гуру обязаны оказать им помощь. Подобным образом, мы, тибетцы, несем особую ответственность за народы Монголии и буддийских регионов России, мы обязаны служить и помогать им всем, чем сможем».

На сегодняшний день эта помощь, щедро оказываемая народом в изгнании жителям свободных стран, выливается как минимум в то, что в опекаемых Далай-ламой тибетских монастырях учится около четырехсот студентов из Монголии и России. Некоторые из них, по словам Его Святейшества Далай-ламы, уже получили ученую степень геше - доктора буддийской философии.

Для монахов и монахинь из Монголии и России, отважившихся на непростое решение провести годы вдали от дома в стенах тибетских монастырей, инициированный их соотечественниками грандиозный молебен о долголетии Далай-ламы стал настоящим праздником. Они пополнили и без того плотные ряды участников ритуала, собравшихся в ноябре в горной Дхарамсале, чтобы вознести молитвы о долгой и беспрепятственной жизни духовного лидера буддистов.

Соревнование с обитателями небесных миров


«Для того, чтобы понять значение пуджи долгой жизни, нужно осознать ценность учителя. Он – наш проводник в этой жизни, в посмертном состоянии бардо и будущих рождениях, - писал один из ныне почивших тибетских учителей, геше Кончок. – Дело не в том, что, если мы попросим его жить долго, он выполнит нашу просьбу и наоборот, но в том, что эта церемония восстанавливает нарушенные духовные обеты, прежде данные нами гуру. Когда мы нарушаем обеты и походим на практикующих снаружи, но по сути поступаем прямо противоположно, вот тогда обитатели небесных миров, даки и дакини, устремляются со своими просьбами к нашему ламе, говоря ему: «Оставь этих учеников и поднимись к нам, в чистые страны!»

Духовный учитель столь высокого уровня, как Далай-лама с его невероятными познаниями, мудростью и альтруизмом - бесценная жемчужина и огромная редкость. Считается, что обитатели невидимых миров, даки и дакини, беспрестанно приглашают его в свои чистые страны. Вот почему накануне ритуала старейший тибетский монах геше Тензин Дугда назвал предстоящий в Дхарамсале молебен «соревнованием с обитателями небесных миров».

«Проводя этот ритуал, - сказал он, - мы соревнуемся с дакинями. Они призывают Далай-ламу как можно скорее уйти в нирвану, подняться в их чистые страны и передать им буддийское учение. Мы же, люди, живущие на земле, должны состязаться с ними, прося Его Святейшество оставаться с нами. Все великие ламы обладают необыкновенной духовной силой. Если мы попросим их пребывать здесь как можно дольше, то они могут продлить свою жизнь».

«Если Его Святейшество Далай-лама будет дольше оставаться с нами, то это будет очень полезно для нас, ведь мы сможем слушать его наставления, развивать в себе сострадание и приносить пользу всем окружающим», - добавил он.

Эзотерическая подоплека ритуала продления жизни хорошо известна монахам и ламам, но для обычного буддиста откуда-нибудь из Монголии или России (да, впрочем, и из Тибета) она по большей части остается за кадром. В тибетском буддийском сообществе по сей день не принято разъяснять мирянам хитросплетений исполняемых ритуальных действий. Паломники либо соглашаются с ролью смиренных наблюдателей, либо попросту выдворяются за пределы молитвенного зала, откуда доносятся низкие обертоны поющих монахов. Там, в молитвенном зале, и разворачивается таинство, чья история насчитывает несколько сотен лет.

Большинство ритуальных практик тибетского буддизма были явлены в сновидениях, прозрениях и медитативных исканиях великим ламам, установивших незримый мост между миром людей и бесчисленными мирами просветленных божеств. Порядок ритуальных действий, звучание музыкальных инструментов, мелодия и ритмический рисунок молитвенных песнопений тщательно фиксировались в особых текстах и затем становились неотъемлемой частью уклада того или иного тибетского монастыря или сообщества в целом.

Монахи и ламы, в особенности принадлежащие к тантрическим монастырям, из столетия в столетие заучивают наизусть эти ритуальные тексты – подобно тому, как актеры выучивают роли предстоящего многочасового спектакля, - чтобы однажды предстать перед публикой в немыслимо красивых коронах и золотой парче.

Публика, однако, состоит не только из монахов и буддистов-мирян, есть здесь и невидимые гости – просветленные будды и бодхисатвы, которых приглашают особо, а также защитники и духи всех мастей. Большинство из них не просто сторонние наблюдатели, но главные действующие лица ритуального представления, исход которого, при условии безукоризненного соблюдения всех предписанных процедур и безупречной концентрации мастера ритуала, может самым коренным образом изменить судьбы отдельных людей, а подчас и целых народов.

В ночь перед ритуалом в молитвенном зале монастыря Намгьял устанавливают символическую фигурку, внешне очень похожую на Далай-ламу. Именно она в день торжественной церемонии ритуально передается дакиням с просьбой довольствоваться этой заменой и удалиться в свои обители, оставив Далай-ламу в мире людей.

Сила молитвы


Молебну о долголетии Далай-ламы предшествовала серьезная подготовка и ряд крупномасштабных акций Калмыкии, Бурятии и Туве. Со стороны буддийского духовенства в ритуале приняли участие верховный лама Калмыкии Тэло Тулку Ринпоче, камбы-лама Тувы Джампел Лодой и председатель Объединения Буддистов Бурятии кенсур Чойдоржи Будаев, возглавившие подготовительную работу в своих регионах.

Помимо прочего, буддийский молебен о долголетии Его Святейшества Далай-ламы предполагал целый ряд обязательных ритуальных подношений, подробно описанных на страницах тибетских текстов. К золотому трону духовного учителя подносится символическое изображение Тела Будды – статуя божества долголетия; символ Речи Будды – многотомные тексты буддийских учений и символ Ума Будды – драгоценная ступа. Это главные подношения, к которым добавляются новые монашеские одеяния, изысканные ткани, расписные ковры, драгоценные сосуды, флаги… Для того, чтобы донести все это многообразие символических даров, подтверждающих серьезность намерения учеников в любое время, в настоящем и будущем, способствовать благоденствию учителя, понадобилось свыше двухсот человек, по пятьдесят от каждой буддийской республики, Монголии и паломников из Москвы.

В этих драгоценных дарах, поднесенных Его Святейшеству Далай-ламе в памятный день 10 ноября, была частичка благих пожеланий и искренних молитв тысяч буддистов Калмыкии, Бурятии, Тувы и многих других городов и весей огромной России; людей, перечислявших пожертвования на счет пуджи долгой жизни, возносивших молитвы у песочных мандал, построенных тибетскими монахами Гьюдмеда в Калмыкии и Туве, начитывавших миллионы мантр Будды Сострадания в селах и городах Бурятии.

Эти благопожелания, мантры и молитвы, вознесенные в далекой северной стране, явственно ощущались в тягучем воздухе Дхарамсалы, заполненном странной для тибетцев русской и монгольской речью и в доброй улыбке Далай-ламы, то и дела окидывающего взором паломников в ярких национальных одеждах, до отказа заполнивших молитвенный зал главного храма.

Счастливое мгновение



Все они в тайне надеялись получить его благословение, и Далай-лама лично благословил пятьсот с лишним паломников, заглянув в глаза каждому из них и подарив на прощание танку с изображением семнадцати индийских пандитов университета Наланда. Далай-лама в его нынешнем воплощении считает своим долгом неизменно напоминать ученикам о философском наследии ученых Наланды, составивших подробные комментарии к весьма многочисленным и разнообразным учениям Будды.

По его настоянию, новый буддийский храм Калмыкии, самый большой в Европе, окружен кольцом из семнадцати статуй выдающихся буддийских философов, среди которых такие известные имена, как Нагарджуна, Шантидева и Чандракирти. По мнению Далай-ламы, именно эти семнадцать статуй делают храм уникальным, единственным в мире. Он сетует, что пока не имел возможности увидеть его своими глазами. «Поскольку я провел церемонию освящения места будущего храма, - сказал он, обращаясь к калмыцким буддистам, - то теперь, когда вы завершили его строительство, по логике вещей, я должен приехать к вам. Остается только вопрос когда».

«Я очень хочу увидеть эти статуи, - продолжал он, - и было бы замечательно прочитать лекции по трактатам этих учителей у их скульптурных изображений. Поистине это было бы счастливое мгновенье…»

Пока же Далай-лама дает учения в своем главном храме – на этот раз впервые по просьбе буддистов России. Он разъясняет краткий текст «Три основы пути» великого тибетского учителя Ламы Цонкапы, постигшего в совершенстве философию Нагарджуны. Это текст об отречении, чистом альтруизме и мудрости, позволяющей постичь тонкую взаимосвязь всех явлений…

Дети синих гор и бескрайних степей



Несмотря на обилие материальных даров-подношений, которыми традиционно сопровождаются в буддизме любые церемонии и ритуалы, самым главным все равно остается тончайшее движение сердца. Это может быть спонтанно возникшая решимость двигаться по духовному пути и помогать учителю в осуществлении его замыслов и намерений; или волевой импульс, позволяющий хотя бы на время преодолеть леность и уныние и быть усердным в служении всем живым существам.

Это может быть красивая мелодия, подаренная от чистого сердца учителю, подобному Будде. Выступления артистов Монголии, Калмыкии, Бурятии и Тувы на площади главного храма перед духовным лидером буддистов были именно таким подношением. Они стали финальной точкой первого в истории Дхарамсалы «Фестиваля буддийской культуры России и Монголии», способствовавшего единению народов буддийской веры не только на уровне религии, но и искусства.

«Я – тувинец, сын вечных снежных гор и серебряных рек…» - пел Андрей Монгуш на неизвестном для тибетцев тувинском языке, но все пять тысяч беженцев, затаив дыхание слушавших его песню, наверняка, понимали, о чем она. Ведь и они - тоже сыновья серебреных рек, перешедшие через хребты Гималаев, чтобы быть с Далай-ламой.

Словно картинки из сновидений, сменялись образы далеких земель, связанных узами кармы с Тибетом и Далай-ламой: степи Монголии и Калмыкии, горы Бурятии и Тувы… Каждый, кто выступал перед Далай-ламой, рассказывал ему на вечном языке музыки о своей стране и людях, лелеющих надежду на встречу с ним в этой и следующих жизнях. Они даже мечтают о том, чтобы в своем следующем рождении он воплотился на их земле.

«Теоретически всё возможно, - улыбается Далай-лама, - но вы должны молиться, чтобы это случилось».

Молитва – нематериальная энергия, тонкое движение сердца – оказывается сильнее аппаратов партий и правительств, военных формирований, ухищрений служб безопасности и указов N 5, повелевающих Далай-ламе родиться где-нибудь в Пекине. Молитва, прочитанная в предрассветный час бурятской старушкой, тувинским пастухом или калмыцким монахом, может оказаться сильнее всех этих бесполезных порождений человеческого страха и алчности. А если молитвы многих людей сливаются в единый поток, то сила их умножается многократно.

«Я очень рад, - говорит Далай-лама, - что представители разных монгольских племен, проживающих в Монголии и России, а также тувинцы, объединились. Ведь все мы - последователями Будды, ученики одного учителя, близнецы-братья».

И добавляет: «Теперь на ваши плечи ложится особая ответственность - ответственность за сохранение буддийской духовности и культуры».

Безвременье Далай-ламы


Далай-лама живет во дворце на вершине утопающей в зелени высокой горы. Для туристов и гостей дворец за высоким забором и металлическими воротами, от которых начинаются убегающие вверх витиеватые дорожки, - предмет постоянных расспросов и неудовлетворенного любопытства. Для буддистов Тибета, Монголии и России – это священная мандала, чистая вселенная Будды Сострадания, чьим земным воплощением является Его Святейшество Далай-лама.

Ее охраняют приветливые индийские солдаты, в предрассветные часы греющие руки над маленькими костерками. Как и положено обитателям мандалы, у каждого здесь свое место и своя роль. Только птицы беспрепятственно носятся по дворцовому саду, лишь на мгновенье останавливаясь на краешке кормушки, установленной у лестницы, по которой Будда Сострадания поднимается в свои покои после трудного дня.

Его гости - те, кого мы можем видеть глазами – разнообразны, как разнообразен мир. В этот день, посвященный Монголии и России, помимо пятисот буддийских паломников, он принял у себя главу Республики Калмыкия Кирсана Илюмжинова, поп-звезду Филиппа Киркорова, представителя Русской православной церкви Романа Силантьева, глав делегаций Бурятии и Тувы и несколько съемочных групп.

Его отточено-острый ум способен мгновенно постичь мысли и чувства приходящего к нему человека, заглянуть ему в самое сердце и сказать слово, которое окажется для него самым важным в этот миг бесконечного потока времени.

Сам он живет в безвременье и на вопрос, существует ли момент настоящий, мгновенно отвечает категоричным «нет», но тут же добавляет, что, да, на относительном уровне и настоящее, и прошлое, и будущее, конечно же, существуют, но только если мы откажемся от их пристального анализа.

«Каждый час состоит из минут, минуты - из секунд, секунды – из миллисекунд. У каждого промежутка времени есть свое прошлое и будущее, но настоящее остается неуловимым, его невозможно выявить, невозможно поймать. А если нет настоящего, то о каком прошлом и будущем можем мы говорить?» - Далай-лама смеется, на мгновение увлеченный давно знакомой ему, но совершенно новой для нас, цепочкой логических размышлений.

Его встреча с Россией в предгорьях заснеженных Гималаев, состоявшаяся силой благих пожеланий и искренних молитв его учеников - то ли во времени настоящем, то ли вовсе вне времени - подходит к концу. Благословленные паломники в последний раз взмахивают белыми и синими шарфами-хадаками и громко скандируют «Long Life!» (Долгой жизни!»). Он оборачивается, окидывает их долгим взглядом и уходит вверх по дорожке в свой дворец на вершине горы. Он знает, что они встретятся снова…

Юлия Жиронкина

Фото: Игорь Янчеглов, Алексей Юрков, Наталья Иноземцева
www.savetibet.ru – Сохраним Тибет!

Смотрите также:



Далай-лама XIV: «Мы, тибетцы, несем ответственность за народы Монголии и буддийских регионов России…»

«...И быстро приди к высшей духовной цели...»

Тибет должен быть превращен в зону мира

Приказал нам долго жить

Вдали от родины
Просмотров: 7768  |  Тэги: Тибет в изгнании, Тибет в эмиграции

Комментарии:

Информация

Чтобы оставить комментарий к данной публикации, необходимо пройти регистрацию
«    Ноябрь 2007    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
 
Подпишитесь на нашу рассылку

Сохраним Тибет!: новости из Тибета и буддийской России

Подписаться письмом
Регистрация     |     Логин     Пароль (Забыли?)
Центр тибетской культуры и информации | Фонд «Сохраним Тибет!» | 2005-2015
О сайте   |   Наш Твиттер: @savetibetru Твиттер @savetibetru
Адрес для писем:
Сайт: http://savetibet.ru
Rambler's Top100